INFINAN.RU

ИНСТИТУТ ФИНАНСОВОГО АНАЛИЗА



 


           стр. 3 (из 8)           След. >>

Список литературы по разделу

 
  1. Прямые потери государственного бюджета от коррупции
  Прямые потери государственного бюджета по различным оценкам составляют не менее 20 - 25 миллиардов долларов в год, что сравнимо с объемами государственного бюджета России в последние годы. Если же учесть и наличные деньги, которые проходят не по всем видам отчетности, то потери увеличиваются в 3 - 5 раз и составляют не менее 60 - 70 миллиардов долларов в год.
  Вывоз капитала из России за рубеж, в основном в оффшорные зоны и на непонятные банковские счета, не обязательно в оффшорных зонах, составляет до 1,5 миллиардов долларов в месяц и до 20 миллиардов долларов в год. По сводкам Центрального Банка РФ за период реформ с 1988 года до 1999 года из России уходило до 24 - 25 миллиардов долларов в год, в 1999 году ушло 15 миллиардов долларов.
  Общий объем вывезенного за рубеж из России капитала с 1988 года по 1999 год можно оценить примерно в 300 - 350 миллиардов долларов. Сумму в как минимум в 300 миллиардов долларов на зарубежных счетах, вывезенную из России за эти годы указывают такие международные организации, как МВФ, Мировой Банк и ФБР США.
  Только официально зарегистрировано по сводкам Центрального Банка за этот период не менее 200 миллиардов долларов. Если этим сводкам добавить сводки налоговой службы, таможенного комитета, служб валютно-экспортного контроля, то оценка вывезенного из России капитала с 1988 года по 1999 год составит не менее 400 - 500 миллиардов долларов.
  По оценкам различных специалистов государственный бюджет потерял на залоговых аукционах, в 1994-1997 годах, когда в частное владение переходили "Сибнефть", "Норильский никель" и другие крупнейшие кампании и производства, от 30 до 50 миллиардов долларов США.
  От коррупции Россия по некоторым оценкам теряет до 25% ВВП. Если ввести налоговую систему, позволяющую реально платить налоги, которые будут меньше уровня взяток, чтобы эти налоги не платить, ВВП России за несколько лет повысится на эти 25%.
  Более того, в случае снижения коррупции до уровня цивилизованных стран возможен рост ВВП и в 50%. Но если при этом не изменится система государственного управления, то может произойти не рост, а падение. Ведь если не работает механизм государственного управления, то, например, при невозможности или невыгодности давать взятки на таможнях, очень велика вероятность того, что половина товара просто не сможет пересечь границу. И такие случаи в истории посткоммунистической России уже были.
  Одним из ведущих механизмов прямых потерь, в первую очередь, следует признать зарубежные кредиты России. Даже, когда такие кредиты российское правительство получало с большим трудом и на очень жестких условиях, до экономики, до инвестиций, до реального сектора доходило не более 10% предоставленных сумм. До 90% кредитных средств распределялось на выплаты чиновникам, в том числе, и международным, зарубежным, а также другим участникам коррупционных сетей. Использовалась в частности схема, по которой кредит брался под гарантию правительства России, и когда получатели кредита не могли рассчитаться по нему, - платило государство через федеральный бюджет.
  Второй механизм потерь от коррупции в России - это неуплата или недоплата налогов. Наибольшие потери такого рода происходят вследствие неэффективного менеджмента. Стремление крупного бизнеса в таких отраслях, как экспорт нефти, газа, электроэнергии, леса и других, повысить норму прибыли может быть реализовано, в первую очередь, через снижение расходов, поскольку доходы во многом определяются мировой конъюнктурой. Снижение расходов экономическим путем, как правило, в России невозможно в силу крайне неэффективного менеджмента. И крупному бизнесу остается один путь - снижение расходов через коррупцию: недоплата налогов за экспорт, полная выплата налогов, но за не полностью учтенную нефть или газ и т.п. За все действия такого рода необходимо давать взятки.
  При всем несовершенстве российской налоговой системы суммарно российские налогоплательщики платят в виде налогов примерно 30% ВВП, столько же платят и налогоплательщики такой развитой страны, как США. При этом руководителям крупнейших российских коммерческих и финансовых структур прекрасно известны способы, которые позволяют не только не выплачивать все налоги, но еще сделать так, чтобы государство было им должно. Тем не менее, российский бизнес платит налоги, т.е. ведет себя более сознательно, чем государство, которое требует заплатить столько, что бизнес должен будет прекратиться. А вот бизнес все-таки позволяет государству сформировать бюджет и продолжать существование.
 
  2. Потери на взятки
  Потери на взятки у чиновников высокого и низкого ранга составляют по некоторым оценкам до 10% от суммы сделки. При этом можно с уверенностью утверждать о наличии таких явлений у чиновников низкого уровня, связанных с небольшими объемами бизнеса, но распространенность взяток на высоком уровне управления следует признать сравнительно низкой. В сложившейся системе государственного управления риск потерять должность и даже стать осужденным за уголовное преступление в результате взятки для чиновников высокого уровня слишком велик. Поэтому они предпочитают использовать иные способы обогащения, не менее, а чаще более эффективные, чем взятки.
  Общий объем взяток в России оценить трудно, поскольку, во-первых, взятки даются и берутся конфиденциально, а, во-вторых, потому что взятки не всегда даются и берутся деньгами, часто в качестве взяток применяются вполне легально оказываемые сторонами коррупционных отношений услуги, типа таких: одна сторона бесплатно перевозит рельсы по железной дороге, а другая сторона, например, МПС, бесплатно перевозит танки по железной дороге для Чечни.
 
  3. Политические потери от коррупции для государства
  Коррупция приносит государству очень серьезные политические издержки. Они выражаются в политической нестабильности и в постоянной угрозе демократии в России.
  Коррупция приводит к приватизации государственной власти, самого государства. А такое приватизированное государство не способно ни к какой системной работе в области государственного строительства, в экономике и в социальной сфере. Государство становится просто недееспособным. Коррупция ведет российское государство в полный тупик и политический, и экономический, и социальный. Государство в силу развитости коррупционных отношений сталкивается с противодействием структур государственной власти попыткам проведения единой государственной политики.
  Российская коррупция такова, что исполнительная власть занимается коррумпированием законодательной, когда необходимо обеспечить принятие нужных законопроектов. Эта практика ведет к разрушению государственной власти, как таковой.
  Следует признать, что государство, пораженное корруционными процессами, становится беззащитным перед внутренними и внешними угрозами для него. Это доказала война в Чечне, это доказала неспособность федеральной власти навести порядок в национальных республиках в составе России: в Калмыкии, в Башкортостане и других.
 
  4. Потеря авторитета и эффективности правоохранительных органов
  За счет коррупции государство несет не только финансовые потери.
  В правоохранительных органах происходят большие кадровые потери. Очень часто профессионалы высокого класса, которым претит работа в условиях коррупции, уходят с государственной службы. Они обладают огромным опытом, и часто, чтобы прожить, начинают помогать советами и консультациями коррупционным сетям. Это еще сильнее разрушает государственные правоохранительные органы. С другой стороны коррупционная практика деятельности подрывает авторитет правоохранительных органов, в них не идут работать профессионалы, молодые работники. Возникает цепная реакция потерь, постоянно снижающая эффективность работы правоохранительных органов.
  Коррумпированность правоохранительных органов приводит к тому, что по делам, связанным с коррупцией, уже не проходят чиновники высокого уровня, только простые исполнители еще попадаются. Чиновников высокого уровня, попавшихся на взятках или других коррупционных делах, просто увольняют, а дела закрывают.
  Кроме того, именно структуры правоохранительных органов ФСБ и МВД обычно становятся центрами коррупционных сетей в России. И именно это делает правоохранительные органы устойчивыми к любым силовым методам борьбы с коррупцией.
 
  5. Потери от коррупции для экономической системы
  Коррупция нарушает механизмы конкуренции и общего функционирования экономики. Коррупция напрямую тормозит экономический рост, повышает накладные расходы на экономическое развитие, снижает инвестиции и повышает неопределенность, риски в экономической деятельности. В результате сильно деформируется вся система поведения субъектов экономической деятельности. В экономике происходят большие потери в эффективности и в динамике развития. В этом заключается главный негативный экономический эффект.
  Следует отметить неоднозначность возможных оценок некоторых явлений в экономике. Так распределение и перераспределение крупными участниками хозяйственной деятельности собственности за взятки будет иметь негативную оценку, если собственность не используется или используется только для финансовых махинаций. Если же в результате такой практики собственность развивается и приумножается, то в этом нет ничего плохого.
 
  6. Потери населения от коррупции
  Необходимо учитывать мощный негативный социальный эффект от коррупции, который заключается в неоправданно высоком расслоении населения по уровню доходов и расходов, что в свою очередь, ведет к общему снижению уровня жизни в стране. Ведь коррупция обделяет, в первую очередь, массы простых граждан, питается за их счет.
  Рынок ГКО являлся одним из механизмов коррупционных потерь населения России. Объем таких потерь составил около 100 миллиардов рублей. Коорупционный механизм в области ГКО состоял в том, что чиновники высокого уровня имели возможность использования инсайдерской информации о предстоящих действиях Госбанка РФ и некоторых крупных игроков этого рынка при заключении собственных сделок на этом рынке. При этом и использование такой информации, и заключение чиновниками сделок на этом рынке являлись и являются незаконными. В других случаях высокопоставленные чиновники помогали инсайдерской информации о предстоящих действиях Госбанка РФ и некоторых крупных игроков этого рынка членам своих коррупционных сетей, непосредственно ведущих игру на рынке ГКО.
 
  7. Моральные потери от коррупции
  В России сложилась система управления, в которой чиновники ничего не обеспечивают, ни за что не отвечают, не обеспечивают рост и развитие производства. Чиновники высшего уровня в России только делят бюджетные потоки. В частности, за российской банковской системой должен надзирать Центральный Банк РФ. И формально все банки предоставляют ему отчетность. Но ЦБ РФ не выполняет надзорную функцию, это доказали два финансовых кризиса в России 1995 и 1998 года. При этом чиновники ЦБ РФ получили себе статус не государственных служащих, за счет чего получают огромные оклады независимо от того, работает финансовая система страны или обанкротилась.
  Общество в целом серьезно проигрывает от коррупции, поскольку российское законодательство слишком сильно регулирует отношения собственности. В итоге простому гражданину выгоднее и дешевле заплатить взятку, например, инспектору ГАИ, чем брать квитанцию и оплачивать ее в Сбербанке. Когда транзакционные издержки соблюдения закона неприемлемо высоки, коррупция становится спасением, без нее становится невозможным жить и работать. В результате происходит разложение всего общества, каждого его члена, потому что жить можно только включившись в коррупционные отношения, а жить по закону абсолютно невозможно.
  Деловое сообщество России поставлено в условия, когда оно не может не включаться в коррупционные отношения, не может не участвовать во взяточничестве, не может платить налоги по законам, а вынуждено это делать по собственным возможностям и т.п. Так выживает российский бизнес, так выживает и российское государство. Но при этом формируется и утверждается не правовая система регулирования бизнеса.
  Страшной потерей является резкое падение уровня нравственности в стране в результате роста уровня коррупции. Можно привести пример того, на что ориентированы подростки 14 - 15 лет. Если в 1991 году социологические исследования показывали, что мальчики больше всего хотели стать рэкетирами, а девочки - проститутками, то сейчас - мальчиков больше привлекает стать офицерами МВД или ФСБ, а девочек - налоговыми инспекторами или служащими таможни. Представления подростков таковы, что именно в этих структурах они ожидают получить возможности наилучшего обеспечения самих себя и своих семей.
 
  8. Что будет, если не бороться с коррупцией, и все пойдет так, как идет сейчас
  Прежде всего, следует признать, что реальной борьбы с коррупцией в России не ведется.
  По-видимому, справедливо мнение о том, что если не бороться с коррупцией и все пойдет так, как идет сейчас, Россия попадет в ситуацию стагнации экономического и политического развития. При этом многое зависит от руководителей развитых стран и международных организаций. Если международное сообщество снизит цены на российский экспорт, в первую очередь, на нефть, газ, алюминий, то российская экономика будет разрушена. Как следствие, в России придется вводить военно-мобилизационную систему.
  Возможен и оптимистический сценарий развития событий в ближайший период. Можно попытаться за счет антикоррупционных мер вернуть в Россию в течение года хотя бы 30 - 50 миллиардов долларов из 300 - 350 миллиардов долларов, вывезенных за рубеж. Примерно такой суммы хватило в свое время Мексике, да и всей Латинской Америке для выхода из кризиса. Такой суммы в виде кредита Россия от международных организаций уже не получит никогда. Но с помощью собственных действий - может получить. И в этом случае при соответствующей антикоррупционной политике инвестиции такого объема позволят России ликвидировать кризис.
 
 
 
 И.Н.Барыгин, А.И.Денисов, Ю.А.Черкасова
 
 ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ГОРОЖАН О ПРОБЛЕМАХ КОРРУПЦИИ
 В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
 
  1.Введение.
  Проблемы коррумпированности различных слоев российского общества является одной из актуальных проблем современной социально-политической жизни страны.
  В период СССР явление не имело столь опасного социального характера, как в последние десятилетия. Во всяком случае, в ежегодных рейтингах коррумпированности, публикуемых такими известными в сфере сравнительного мониторинга коррупционных процессов в мире фирмами, как, например, Transperency International (ФРГ), World Economic Forum (Швейцария), и др. Россия стала появляться в последние десять лет.
  Это отнюдь не означает, что коррупция появилась в России именно в это время. Как известно, еще процесс покупки Аляски потребовал от России более $1 млн. на взятки американским чиновникам. Просто степень вовлеченности в мировые процессы и относительно выравнивающиеся шкалы ценностей позволили ввести Россию в качестве однотипного по существу государства.
  Хотя, бесспорно, масштабы и общественная опасность этих явлений для страны в период существования СССР была несравненно меньшей, чем в настоящее время. То же касается и степени опасности коррупционных процессов в России для мирового сообщества. Только в последние годы сюжеты о коррупции в высших эшелонах власти в России стали традиционными в прессе крупнейших стран мира.
  Утверждение субъектов организованной преступности во власти, использование чиновниками государственного органа в качестве инструмента личного обогащения
  По данным немецкой частной коммерческой фирмы Transperency International за 1999 г. Из 99 государств, где проводились сравнительные исследования, усерднее, чем в России взятки берут только в Камеруне, Нигерии, Индонезии, Азербайджане, Гондурасе, Танзании, Югославии, Парагвае, Кении, Уганде, Пакистане, Киргизии, Казахстане, Грузии, Албании. Т.е. только два государства Европы и четыре государства бывшего СССР демонстрируют большую интенсивность коррупционных процессов, чем современная Россия.
  По итогам прошлого года индекс коррупционности World Economic Forum (Швейцария), составлявшийся для деятельности бизнесменов в 53 наиболее развитых странах мира поставил Россию на 47 место. Украина Индонезия, Филиппины, Вьетнам, Венесуэла, Индия, по материалам этой фирмы, являются менее комфортными для бизнеса с точки зрения взяточничества и коррупции в современном мире.
  В традиционном по преимуществу обществе, будь то современное исламское государство или царская Россия материальная благодарность чиновнику выступает в качестве естественного нормативного действия и не считается элементом девиантного поведения. Достаточно вспомнить институт кормлений, столь характерный для этих стран.
  Современная Россия, будучи обществом переходного периода с нестабильными общественно-политическими отношениями, вынуждена заимствовать элементы сложившихся и стабилизировавших веками общественные отношения элементы, среди которых коррупция играет далеко не последнюю роль.
  Санкт-Петербург, по мнению исследователей и журналистов, является одним из самых коррумпированных городов страны.
  Как в стране в целом, так и в городе существуют традиционно высоко коррумпированные сферы, например такие, как торговля, общественное питание, менеджмент в ряде сфер культуры и искусства, и др.
  В годы перестройки и постперестройки к ним добавились сферы взаимодействия криминальных структур с государством и обществом в целом (внутренняя и внешняя политика отрасли крупного частного бизнеса и др.).
  Однако, в некоторых сферах общественной жизни коррупционные отношения не получили по тем или иным причинам серьезного развития - некоторая часть сферы культуры, образования, медицинского обслуживания, и др.
 
  2.Постановка проблемы и основные гипотезы.
  Как общественное мнение города относится к проблеме коррупции? Как чиновничество относится к проблемам коррупции? Каковы существенные различия в представлении указанных проблем основными и контрольной группами?
  Гипотезы:
  1. Массовое сознание чиновников и контрольной группы по рассматриваемым проблемам достаточно противоречиво - рассматривая свое личное положение как в основном устойчивое, общую обстановку в стране и регионе респонденты представляют как близкую к катастрофе.
  2. 0тветственность за столь тяжелое положение страны они возлагают в основном на центральную власть, и в первую очередь на Президента РФ.
  З. Взяточничество рассматривается как одна из важнейших составляющих кризисного положения современного российского общества.
  4. При этом высказывается мнение, что взяточничество составляет атрибут российского общества.
  5. Не существует эффективного законодательства в стране, которое может приостановить разгул коррупции в стране.
  б. Сами респонденты участвуют в процессе активной реализации коррупционного процесса в незначительной степени, не считают себя ответственными за это в какой-либо степени.
 
  3. Характеристика выборки и контрольной группы.
  Выборка представляла собой две группы чиновников регионального и местного уровня по 100 человек в каждой, в одной - чиновники Санкт-Петербурга, во второй - чиновники других областей Северо-Запада РФ, и контрольную группу 100 человек студентов старших курсов СПбГЭТУ.
 
  4. Описание полученных результатов.
  При ответе на вопрос о периоде появления коррупции в России 98% респондентов вне зависимости от основных или контрольной - группы отметило, что она в России "была всегда". Около 1% считает, что она появилась при правлении М.С.Горбачева, около 1% - что в период правления Б.Н.Ельцина. Важно отметить, что не получили поддержки варианты ответов, предлагающие считать коррупцию "выдумкой заинтересованных политиков", и " выдумкой заинтересованных журналистов".
  При ответе на вопрос "Являются ли взяточничество и коррупция нормой современной жизни?" мнение респондентов разделились 74% чиновников в обеих группах высказалась за вариант "Является нормой жизни ряда социальных слоев, к которым я не принадлежу", 78% контрольной группы склонилось к варианту "Не является нормой жизни большинства социальных слоев в современной России", что говорит о различии жизненного опыта по данному вопросу в основных и контрольной группах.
  При ответе на вопрос о тенденциях взяточничества и коррупции по мере утверждения демократических реформ в нашей стране большинство ('57 % в основных и 61% в контрольной группе ) выбрали вариант ответа "Возрастает, около 1% выбрали вариант "Падает", 22% и 24% соответственно выбрали вариант ответа "Остается на недопустимо высоком уровне, свидетельствующем о распаде общества и государства".При ответе на вопрос "Какие элементы общества и государства современной России подверглись в настоящее время разъедающему воздействию взяточничества и коррупции ?" как в основных так и в контрольной группах, по мнению респондентов, представители церкви подверглись разъедающему влиянию коррупции в наименьшей степени (1% и 2% соответственно), для 7% и 6% соответственно "все сферы общественной жизни" коррумпированы, из конкретных элементов общества и государства для чиновников иерархия выглядит следующим образом 1. Работники торговли. 2.Чиновники региональной администрации. 3. Работники налоговых органов. Среди контрольной группы ситуация иная: 1.Государственная Дума РФ. 2. Служащие МВД РФ. З.Администрация Президента РФ.
  Эти данные показывают, что в контрольной группе представления носят преимущественно абстрактный, идеологизированный характер, во многом формируются СМИ, что в меньшей степени характерно для основных групп.
  При ответе на комплекс вопросов, связанных с непосредственным опытом по отношению к взяточничеству и коррупции, понимая всю степень условности полученной информации, тем не менее 9% чиновников имеют информацию о том, что в их окружении берут взятки в той или иной степени, 4% - дают взятки в той или иной степени, 4 % чиновников в той или иной степени были вовлечены в процессы взяточничества. В контрольной группе мы не имеем положительных ответов о получении взяток, но имеем 2% тех, кто ответил, что хотя бы раз в жизни их давал.
  Отношение к представлению проблем коррупции в России в средствах массовой информации как в основных, так и в контрольной группах распределились в основном между двумя вариантами ответов: "Не совсем удовлетворен" - 36% и 40% соответственно, и "Скорее не удовлетворен, чем удовлетворен" 27% и 26% соответственно в основных и контрольной группах, что говорит о критическом отношении респондентов к информации по данным проблемам, подаваемой в СМИ.
  При ответе на вопрос о том, "приходилось ли Вам лично попадать в ситуации, когда от Вас требовали взятку в том или ином виде 93% чиновников и 95 % членов контрольной группы ответило на данный вопрос отрицательно, что говорит о высокой, по нашему мнению степени стерильности отношений данного рода в изучаемых
  При ответе на вопрос об отношении к поговорке "Не подмажешь - не поедешь" применительно к взяточничеству и коррупции в наших группах мнения демонстрировали очень большой разброс, при этом иерархия ответов как в основной, так и в контрольной группах была приблизительно одинаковой.
  В основных группах на первое место вышел ответ "Это народная мудрость, но она не для всех" - 32%, на втором месте - "В ней выражена существенная черта современных общественных отношений" 23'Го, на третьем месте - "Эта поговорка не для меня - 18%". В контрольной группе на первое место вышел вариант "Эта поговорка не для меня" - 35%, на втором месте "Это народная мудрость, но она не для всех - 30%, на третьем месте - "В ней выражена существенная черта современных общественных отношений" 28%, что говорит о более отрицательном отношении к взяточничеству в контрольной группе, чем в основных на уровне моральных норм.
  При ответе на вопрос об отношении к финансовым скандалам, связанным с отмыванием российских денег в зарубежных банках и о причастности к этому родственников Президента РФ в основных группах 79% ответили, что "До выяснения судебных решений я не считаю возможным определять свою собственную позицию", контрольная группа продемонстрировала разброс мнений, при общей отрицательной оценки роли этого скандала в современной политической жизни России. Наиболее часто встречающийся вариант ответа "Это неподтвержденная информация, о правдивости которой мы узнаем только после смены власти в Кремле" - (39 %).
  Полученные результаты определенным образом противоречат данным о личном опыте в процессе отношений по поводу взяточничества и коррупции в стране сегодня и нуждаются в дальнейшей проверке и обосновании.
  При ответе на вопрос о состоянии современного российского законодательства в плане его эффективности в борьбе с коррупцией, как основные, так и контрольная группы проявили завидное единодушие. 96% респондентов основной группы и 97% респондентов контрольной группы назвали его неэффективным.
  В одном случае в основной группе был назван "Налоговый кодекс" в качестве эффективного законодательного инструмента по борьбе с коррупцией.
  Вопрос о причинах того, что мешает вести эффективную антикоррупционную борьбу в современной России, ответы респондентов приблизительно равно распределились как в основных, так и в контрольной группах между всеми предложенными вариантами, т.е. "Отсутствием политической воли у высшего руководства страны", "Отсутствием эффективной законодательной базы", "Неэффективной деятельностью контрольных органов власти" и "Всем вышеперечисленным.
  Аудитории было предложено также несколько вопросов по оценке общей ситуации в России. Как основные, так и контрольная группы в основном оценивают ситуацию как неудовлетворительную с тенденцией к ухудшению как по России в целом, так и непосредственно в Санкт-Петербурге и области. При этом в среде чиновников это суждение поддержали 77% опрошенных, в контрольной группе 51%. Это говорит о более оптимистичных оценках общей ситуации непрофессионалами.
  При характеристике наиболее значимых черт политических лидеров страны и региона в основной группе бесспорными лидерами как в плане ожиданий, так и в плане наличия этих черт у современных лидеров страны и лидеров региона отмечается "особая проницательность и интуиция" - 8% полных совпадений, а также черта "прагматик, крепкий хозяйственник" - 7% полных совпадений, "государственник, сторонник сильной государственной власти" - 5% полных совпадений.
  При этом следует подчеркнуть, что как отрицательные черты личности, так и характеристики типа "личное обаяние, привлекательная внешность" "материальная обеспеченность" практически отсутствовали у основных групп.
  У респондентов контрольной группы практически нет совпадений между желаемыми и реально наблюдаемыми чертами как на уровне страны, так и на уровне региона (прагматик, крепкий хозяйственник - 3%, глубокие знания, широкий кругозор - 3%).
  При этом также следует подчеркнуть, что как отрицательные черты личности, так и характеристики типа "личное обаяние, привлекательная внешность" "материальная обеспеченность" отсутствовали в выборе контрольной группы.
  При ответе на вопрос: "Выскажите Ваше отношение к государственным органам власти, ведущим общественно- политическим движениям, социальным институтам РФ как в основной, так и в контрольной группах явно отрицательное отношение высказывается к Президенту РФ, Партиям и движениям, поддерживающим политику Президента РФ 58% и 50 % опрошенных соответственно. При этом отмечено только 3% и 3% -относительно положительных суждений. Контрольная группа - 62% и 61%, 3% и 3% соответственно. Наибольшее доверие вызывает у респондентов Российская армия 57% опрошенных в основной и б4 % в контрольной группе. Наибольшая доля неопределенности продемонстрирована респондентами в отношении института Церкви.
  При ответе на вопрос "Выскажите Ваше отношение к руководителям нашей страны ХХ-го столетия" наибольший положительный рейтинг набирает Л.Брежнев, средние показатели как в основной так и в контрольной группе у Николая 11 и И.Сталин - Б.Ельцин демонстрирует самый низкий рейтинг из всего предложенного ряда восьми руководителей.
  При ответе на вопрос "Кого из региональных лидеров Вы могли бы нжвать достойным претендентом на пост Президента РФ в 2000 г.?" около половины (28 % основной и 37% контрольной группы) назвали имя Ю.Лужков~ однако 30 /о и 31% респондентов соответственно не стали отвечать на этот вопрос. В остальных случаях по одному-два раза встречаются имена всех ведуищх политиков страны.
  При ответе на вопрос "Какие события из жизни России последнего десятилетия ХХ века Вы считаете судьбоносными" все категории ответивших отметили "распад или "развал" СССР.
  При ответе на вопрос " В каких цветах Вы видите век уходящий и век грядущий" для уходящего века наиболее характерен "красно- черный спектр, для грядущего - белый цвет с дополнениями всех основных цветов радуги, что говорит о положительной динамике в планах респондентов на будущее.
  Для основных групп при ответе на вопрос "Как бы Вы определили Ваше нынешнее положение в современном Российском обществе в основных группах преобладают варианты ответов " думаю, что сумею сохранить достигнутый уровень жизни (40% первая группа~ 59% вторая группа), контрольная группа при доминировании также этого варианта ответ~ проявляет 14% поддержавших вариант "испытываю затруднения, неуверен в будущем".
 
  5. Основные выводы.
  1. Массовое сознание чиновников и контрольной группы по рассматриваемым проблемам достаточно противоречиво - рассматривая свое личное положение как в основном устойчивое, общую обстановку в стране и регионе респонденты представляют как близкую к катастрофе.
  2. Ответственность за столь тяжелое положение страны они возлагают в основном на центральную власть, и в первую очередь на Президента РФ.
  3. Взяточничество рассматривается как одна из важнейших составляющих кризисного положения современного российского общества.
  4. При этом высказывается мнение, что взяточничество составляет атрибут российского общества.
  5. Не существует эффективного законодательства в стране, которое может приостановить разгул коррупции в стране.
  б. Сами респонденты участвуют в процессе активной реализации коррупционного процесса в незначительной степени, не считают себя ответственными за это в какой-либо степени.
 7. Выводы носят предварительный характер и нуждаются в уточнении.
 
 
 КОРРУПЦИЯ ВО ВРЕМЯ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЙ.
 
 
 
 Н.Л. Жданова
 
 АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕСУРС В РАМКАХ ПРЕДВЫБОРНЫХ
 КАМПАНИЙ: НОВЫЙ ВИД КОРРУПЦИИ
  (Стенограмма выступления на семинаре
  "Предотвращение коррупции в избирательном процессе", февраль 2000г.)
 
  Моя специальность - политическая психология. В частности, я занимаюсь психолого-социологическими исследованиями по теме государства: как изменяется его восприятие в сознании наших сограждан.
  Периодически мне приходится работать в рамках избирательных кампаний, в том числе вести работу "в поле", т.е. напрямую взаимодействовать как с избирателями, так и с административными органами на местах.
  За последний, 1999 год я принимала участие в четырех предвыборных кампаниях. Две из них относились к уровню губернаторских - на их сравнении мне и хотелось бы раскрыть заявленную мной тему "Административный ресурс в рамках предвыборных кампаний: новый вид коррупции?" Очевидно, что данное название носит дискуссионный характер, и я ставлю своей задачей обратить ваше внимание на феномен, который несомненно имеет место быть в нашем обществе. Возможно, вы дадите ему свои, отличные от моих, оценки.
  Коррупция - как злоупотребление распоряжением чужими ресурсами (властными, денежными, информационными и т.п.) в личных корыстных целях и (или) в целях третьего лица. в сфере политики представляет собой преступную деятельность, заключающуюся в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных возможностей в целях личного обогащения. Наиболее типичные проявления коррупции - подкуп чиновников и общественно-политических деятелей, взяточничество за законное и незаконное предоставление благ и преимуществ, протекционизм - выдвижение работников по признакам родства, землячества.
  Наличие или отсутствие доступа к административным ресурсам в период предвыборной кампании заведомо ставит граждан государства в неравные условия. Это утверждение оказывается справедливым прежде всего по отношению к выдвигающимся кандидатам - а, следовательно, и по отношению к избирателям.
  Как показывает наш опыт, наиболее явно указанный феномен проявляется в рамках губернаторских кампаний, хотя в целом эта тенденция присуща и кампаниям другого уровня.
  Поскольку выдвижение на пост главы администрации области уже действующего губернатора типично - то к выборам приурочивается выплата и/или повышение пенсий, заработной платы и других задолженностей, что оказывает свой манипулятивный эффект, могущий быть приравненным к подкупу, на избирателя, особенно на более старшее и менее социально защищенное население. К слову сказать, на последней губернаторской кампании в Новосибирской области имело место и прямо, казалось бы, противоположное явление - невыплата должностными лицами уже полученных одним из кандидатов из Москвы денег, с целью замолчать этот факт как достижение конкретного кандидата, исказить его суть или приписать авторство другому лицу. Финансируются из бюджета поездки действующего главы администрации накануне выборов по области, встречи с администрацией района и на предприятиях, агитпробеги концертных бригад. Они представлены как плановые. При этом почти легально нарушается закон об избирательном фонде кандидата.
  В период предвыборной кампании практически все аппараты районных администраций делятся на несколько лагерей и начинают работать на победу того или иного кандидата и/или поражение другого. Одно из первых донесений с мест в штаб, как правило, содержит такую графу: "Администрация - прогустовская (промухинская и т.п.)" - то есть лояльна/нелояльна соответственно.
  Два последних примера: кампании по выборам главы администрации Ленинградской(сентябрь 1999г.) и Новосибирской(декабрь 1999г.) областей. В Ленинградской области наиболее острая борьба развернулась между бывшим главой администрации области Густовым В.А. и исполняющим обязанности главы администрации Сердюковым В.П. Администрации ( за небольшим исключением - в частности, Кингисеппского района, выходцем откуда был Густов и где поддерживался повсеместно) работали на стороне Сердюкова. В Новосибирской области эти явления были выражены еще более явно - по-видимому, за счет большей клановости периферии по сравнению с центральными районами.
  Справедливости ради надо отметить, что своей победой - а она была посчитана безоговорочной уже в первом туре - Сердюков в наибольшей степени обязан самому себе. За время исполнения им обязанностей главы администрации области, т.е. в течении 10 месяцев стабильно выплачивались пенсии и зарплаты работникам бюджетной сферы, чего в Ленинградской области не было на протяжении последних лет. На этой социальной ноте новый глава области и выиграл выборы. Кстати, подобные результаты наблюдались и на последних выборах - 6.12.98 - в Законодательное Собрание С.-Петербурга. Появился даже термин - "депутаты-бытовики", проработавшие уже со своим округом в течение четырех лет и в первом же туре набравшие более 50(до70%) процентов голосов в свою поддержку. По-видимому, данная "избирательная технология", учитывающая интересы как власти, так и избирателей, и является наиболее перспективной в рамках нынешней ментальности нашего народа.
  Что касается административного ресурса, то типичные формы проявления такой поддержки кандидата следующие:
  * возникают дополнительные сложности с регистрацией кандидатов,
  * происходит манипулирование со СМИ,
  * почтальоны привлекаются к бесплатной разноске агитационных материалов,
  * инициируется массовое досрочное голосование и т.п.
  Типичными оказываются и нарушения в день голосования на избирательных участках, поскольку участковые избирательные комиссии являются ангажированными центральной избирательной комиссией, расположенной как правило в здании администрации и состоящей из работников администрации.
  Опыт показывает, что если в день голосования мы имеем информацию о том, что более 5% избирателей воспользовались возможностью досрочного голосования или/ и столько же избирателей намерены проголосовать дома - значит, мы имеем дело с массированной фальсификацией.
  Как правило, причастность властных структур к нарушениям неочевидна - хотя очевидна та выгода, ради которой эти нарушения производятся.
  На губернаторских выборах и в Ленинградской, и в Новосибирской областях были сложности с регистрацией - вплоть до скандалов и судебных разбирательств - у кандидатов, составлявших реальную конкуренцию фаворитам кампании. В Новосибирской области такой "жертвой" оказался Стариков И.В. - уроженец Новосибирской области, в настоящее время заместитель министра экономики РФ. Даже имея такой чин, он не был допущен на трибуну областного совещания по сельскому хозяйству, которое совпало с началом предвыборной кампании; его вложения в область замалчивались областным правительством. Четыре года назад для участия в аналогичной кампании этому кандидату удалось зарегистрироваться только за неделю до дня голосования - и при этом, не успев охватить область, занять лидирующее место в городе. В Ленинградской области аналогичная ситуация при регистрации сложилась у Ковалева В.И., хотя нельзя утверждать, что такой скандал не мог быть спровоцирован командой самого кандидата в целях привлечения внимания - но это выходит за рамки нашего исследования.
  Во время выборов ситуация часто бывает достаточно жесткой. Иногда главной действующей силой на выборах со стороны власти становятся структуры МВД и даже РУБОП. В течение кампании милиционеры в форме проверяют избирателей, поставивших свои подписи в поддержку оппозиции, перечисливших деньги в избирательный фонд неугодного кандидата.
  В некоторых регионах с жесткими нравами известным членам команд бывает небезопасно оставаться. Нет ничего проще, чем засунуть человека в кутузку за уличную драку или мелкое хулиганство, спровоцированное или просто смоделировано при удобном случае. Общим фактом является и то, что на финише кампании, "воюя" на стороне оппозиции, лучше просто переходить на нелегальное положение. Чтобы не встретить итоги выборов где-нибудь на нарах... Что это, как не коррупция?
  Нам необходимо разделить следующие феномены, встречающиеся, в частности, в рамках избирательных кампаний и иногда являющиеся почти синонимами. Я имею в виду так называемые грязные технологии, собственно нарушения законодательства и, наконец, коррупцию. Грязные технологии - например, клонирование - не всегда являются нарушением действующего законодательства, они могут быть просто использованием существующих в нем противоречий.
  И нарушения законодательства не всегда носят коррупционный характер.
  Однако, коррупция по самому своему определению, всегда является нарушением законодательства и, более того, всегда является грязной технологией.
  В моей практике был такой пример с партизанской атакой по телевидению.
  На втором туре выборов, когда любая предвыборная агитация по телевидению для двух оставшихся кандидатов была запрещена вследствие исчерпания избирательного фонда - в последние два перед голосованием дня/обычный срок для обнародования компромата/ - на ТВ по три раза в день крутился следующий ролик. Якобы возмущенная неуплатой обещанных денег толпа агитаторов шумела у дверей штаба, требовала к ответу руководство и, главное, предъявления паспортов. Надо ли говорить о том, какое действие в условиях информационного дефицита эта фальшивка могла произвести на избирателей?
  Можем ли мы рассматривать вышеперечисленные примеры как факт коррупции государственных и муниципальных служащих?
  КОРРУПЦИЯ (от лат. Corruption - подкуп), прямое использование должностным лицом своего служебного положения в целях личного обогащения. Как правило, сопровождается нарушением законодательства. / БЭС С.576/
  В данном случае должностное лицо не получает денежного вознаграждения. Оказание услуги и вознаграждение разорваны во времени - кроме того, вознаграждение как таковое может и не последовать. И не оно является главным мотивом. Чем же замотивирован наш деятель?
  Как известно, к любому действию/бездействию человек мотивируется двояко: желанием приобрести или страхом потерять. Потерять свое место, а, следовательно, доступ к власти и материальным благам. Таким образом, победа того или иного кандидата в губернаторы может восприниматься как личная победа или личное поражение. Происходит идентификация персонализированной власти с тем или иным кандидатом.
  Классическое определение коррупции предполагает факт денежного вознаграждения. Причем выделяется субъект коррупции (человек, нуждающийся в услуге и готовый ее оплатить) и объект коррупции, или объект подкупа ( человек, способный такую услугу предоставить). В нашем случае в качестве субъекта подкупа выступает кандидат. Как показывает практика последних кампаний, наиболее вероятными объектами подкупа для кандидата являются:
  * администрации различного уровня,
  * избирательные комиссии,
  * другие государственные органы,
  * главы администрации и отдельные государственные и муниципальные служащие,
  * депутаты,
  * руководители и отдельные работники бюджетных организаций,
  * руководители СМИ,
  * руководители НКО.
  Многие из этих объектов имеют в своем распоряжении административный ресурс(государственный статус, подчиненных служащих, статьи бюджета, информационную базу данных, оргтехнику и т.п.) и готовы его предоставить тем или иным кандидатам на тот или иной пост.
  Зачастую представитель власти выступает как частное лицо. Хотя, прикрываясь прорехами в законодательстве, он может официально уходить в отпуск, агитация им проводится достаточно явно. Очевидно, что сам факт сбора в зале администрации работников аппарата (руководителей предприятий, школ, больниц, редакторов СМИ и т.л.), нахождение главы администрации в президиуме, его презентация доверенного лица избранного кандидата и собственное выступление воспринимаются присутствующими как руководство к действию, как приказ и как угроза.
  Хотелось бы проиллюстрировать живым примером скрытое сопротивление организации встречи на предприятии со стороны руководителя предприятия. Крупнейшим заводом г.Кингисеппа Ленинградской области является "Фосфорит". По договоренности с руководством кандидат - замминистра по налогам и сборам - прибыл на предприятие через полчаса после того, как рабочих развезли на автобусах по домам. Здесь произошел прямой срыв встречи при невозможности предварительного отказа в ней.
 
  На протяжении второго тура выборов ситуация обостряется еще больше. Так было на выборах главы администрации Новосибирской области. Только один пример: во время трансляции теледебатов по телевидению пропускается выступление только одного кандидата, к началу выступления второго отключается электричество.
  Здесь прежде всего проявляет себя все еще остающаяся патриархальной политическая система и неопределенность статуса чиновников: государственных и муниципальных служащих - кроме тех, которые являются выборными. Другими словами, смена губернатора приводит к кадровым перестановкам и риску потерять рабочее место для многих из них.
  В предотвращении злоупотреблений в рамках предвыборной кампании прежде всего заинтересованы кандидаты-конкуренты и сопровождающие их команды. Комплекс мер обычно включает в себя:
  * превентивные мероприятия,
  * оперативные мероприятия
  * и, наконец, судебные разбирательства.
  которые тоже начинают становиться своего рода избирательной технологией по возможности срыва или опротестования результатов выборов.
  Грань, которую предстоит перейти кандидатам, принимая решение об участии в войне предвыборной кампании, всегда лежит между Совестью и Законом.
  То, что сегодня называют нравственной и этической "экологизацией политических кампаний" пока недостаточно поддержано нашим законодательством о выборах.
  Превентивные меры включают в себя то, что относится к изменениям в законодательстве. В принципе изменения могут быть четырех уровней - идеологические и технологические:
  1. Изменение самой идеи выборов.
  2. Изменения, связанные с необходимостью адекватного выражения этой идеи.
  3. Изменения, связанные с необходимостью исключения неправильного толкования и применения Закона.
  4. Изменения, позволяющие исключить практику, которая не отрегулирована Законом.
  Кроме того, на сегодня представляется неоднозначным решение проблемы систематизации правовых норм. Как показывает практика, в настоящее время источники избирательного законодательства находятся в довольно разрозненном состоянии, каждый из них строится законодателем самостоятельно, не учитывая системности. В результате многие нормы оказываются либо продублированными в законодательных актах разного уровня, либо вообще не включенными ни в один правовой акт, создавая ситуацию пробела в законодательстве. Слабо разработанными в настоящее время, прежде всего на федеральном уровне, являются вопросы соотношения федерального и регионального законодательства, вопросы разграничения сфер их правового регулирования и порядок разрешения возникающих несоответствий, находящихся вне рамок прямого противоречия. Подобная ситуация создает значительные трудности прежде всего для рядовых, юридически малообразованных правоприменителей.
  Пример:
  Известно, что на 19.12.99 выпало совмещение выборов депутатов ГД и губернаторских выборов. Избирательная комиссия руководствовалась тем законом - н-р, о количестве наблюдателей на участке, или формой заполнения документов на наблюдателей, который ей был удобнее. Понятно, что наблюдатели - могут быть юридически недостаточно подкованы, кроме того, воспринимают избирком как вышестоящее начальство.
 
 
  Оперативные меры представляют собой способы быстрого реагирования "здесь и сейчас". Приглашенным специалистам-технологам целесообразно давать статус доверенных лиц кандидата. Любое нападение или провокация в отношении доверенного лица все-таки пока воспринимается большинством избирателей сочувственно. Уже в начале кампании необходимо создание квалифицированной юридической службы.
  Мы решали возникшие проблемы следующим образом: исходя из опыта трудностей, с которыми столкнулись на первом туре голосования, на второй были приглашены юристы . По одному человеку на каждый район, т.е. примерно на 45 участков( 11 - в районном центре и остальные в районе). Здесь помимо квалификации сработала и определенная "статусность" юриста как должностного лица.
  В последнее время все больше выборов выигрывается, проигрывается или срывается в судах.
  Иногда хорошая работа юристов позволяет снять основных соперников или вообще сорвать выборы.
  Фавориты кампании стремятся привлечь избирателей на участки, аутсайдеры заранее подают иски в суды, ставя под вопрос правомочность назначения, проведения и результаты выборов. Это совсем не бесполезное занятие. Классический пример: во Владивостоке, благодаря бесконечным искам в суды, выборы городской Думы благополучно срывались 15 раз на протяжении 5 лет.
  Самой основной оперативной мерой является гласность. При сформированной общественности, фактически, гражданского общества, она сама по себе не составляла бы проблемы. К сожалению, наши общественные организации, или их руководство оставляют иногда желать лучшего. Мой последний пример - взаимодействие с обществом инвалидов. На Рождество им было выделено администрацией две тысячи рублей, которые до рядовых инвалидов и не могли дойти. Мы дали им работу, хотя не нуждались в рабочей силе. На Рождество Дед Мороз и Снегурочка обошли всех по адресам с подарками и песнями. Они входят в дверь - люди начинают плакать. Да, это банальная агитация, но мне кажется НКО должны использовать ресурсы избирательных кампаний. А это общество, точнее, его руководство было на подхвате у администрации в плане бесплатного распространения агитматериалов. Таким образом, мы опять возвращаемся к теме административного ресурса.
  Я думаю, каждый из вас может привести собственные примеры и наблюдения...
  Описанный феномен является, как мне кажется, настолько обычным/привычным в нашей стране, еще не отошедшей от своего тоталитарного прошлого, что зачастую как бы не замечается. Однако, мне хотелось поделиться своими опасениями в том, что бюрократическая система, руководствуясь личными интересами своих представителей, воспроизводит не только себя, но и это тоталитарное прошлое.
  Таким образом, рассматриваемый нами феномен коррупции в рамках предвыборных кампаний носит характер использования административного ресурса в пользу того или иного кандидата на тот или иной пост.
  Наличие или отсутствие доступа к административным ресурсам в период предвыборной кампании заведомо ставит граждан государства в неравные условия. Это утверждение оказывается справедливым прежде всего по отношению к выдвигающимся кандидатам - а, следовательно, и по отношению к избирателям.
  Как правило, причастность властных структур к нарушениям неочевидна - хотя очевидна та выгода, ради которой эти нарушения производятся.
  В данном случае должностное лицо не получает денежного вознаграждения. Оказание услуги и вознаграждение разорваны во времени - кроме того, вознаграждение как таковое может и не последовать. И не оно является главным мотивом.
  Как известно, к любому действию/бездействию человек мотивируется двояко: желанием приобрести или страхом потерять. Потерять свое место, а, следовательно, доступ к власти и материальным благам. Таким образом, победа того или иного кандидата в губернаторы может восприниматься как личная победа или личное поражение. Происходит идентификация персонализированной власти с тем или иным кандидатом.
  Здесь прежде всего проявляет себя все еще остающаяся патриархальной политическая система и неопределенность статуса чиновников: государственных и муниципальных служащих - кроме тех, которые являются выборными. Другими словами, смена губернатора приводит к кадровым перестановкам и риску потерять рабочее место для многих из них.
  В целом, мы можем рассматривать вышеприведенные примеры как факты коррупции государственных и муниципальных служащих.
  И, во всяком случае, - как факты несовершенства законодательства, неразвитости правовых основ государства и, соответственно, структур гражданского общества.
 
 
 
 
 
 
 
 
 А.С.Минаков
 
 ВЫБОРЫ ГУБЕРНАТОРА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ:
 ТЕХНОЛОГИИ И КОРРУПЦИЯ
 
  19 сентября 1999 года завершился долгий выборный марафон в Ленинградской области. Убедительную победу в первом туре с большим отрывом одержал Валерий Сердюков. Автору статьи - сотруднику "Северо-западного центра социальных и избирательных технологий М.Голубева" - довелось работать в одном из районных штабов выигравшего кандидата и наблюдать многие события воочию. Настоящий обзор представляет собой попытку проанализировать предвыборные кампании основных претендентов на губернаторское кресло. В предлагаемой статье затрагиваются не только коррупционные проявления, они скорее логически вписываются в "историю" каждого отдельного кандидата. Тем не менее, материал даёт представление о некоторых нечестных с правовой и этической точек зрения методах ведения предвыборной борьбы, применявшихся ходе этих выборов. Но рассмотрим всё по порядку.
  Как известно, избирательной комиссией Ленинградской области первоначально был зарегистрирован 21 кандидат в губернаторы, большинство из которых впоследствии либо сняли свои кандидатуры, либо не вступили в активную предвыборную борьбу. Несмотря на это, лидеры предвыборной гонки составили весьма красочную палитру. С Сердюковым боролся целый ряд высокопоставленных чиновников, как действующих, так и "безработных": экс-губернатор Ленобласти и бывший вице-премьер правительства Е.Примакова В.Густов, бывший зам. министра путей сообщения В.Ковалёв, начальник Налоговой инспекции по Санкт-Петербургу и Ленинградской области В.Зубков, лесопромышленник Д.Шадаев, бывшие милицейские генералы Ю.Лоскутов и А.Пониделко.
  Поскольку проанализировать деятельность всех кандидатов представляется весьма затруднительным, обратимся лишь к тем, кто вошёл в тройку лидеров, и чьи кампании проводились на хорошем профессиональном уровне. Такими кандидатами явились В.Сердюков (30,3% голосов), В.Густов (22,7%), В.Ковалёв (17,4%).95
 
  1. В.Сердюков
  Предвыборная кампания Валерия Сердюкова, несомненно, заслуживает высокой оценки - результат голосования говорит сам за себя, хотя в её балансе наряду с большими плюсами есть и минусы. К моменту вступления Сердюкова в предвыборную борьбу (которое произошло несколько позже других кандидатов) он имел за плечами 10 месяцев работы в качестве и. о. губернатора и занимал этот пост вплоть до своего переизбрания, то есть был инкумбентом. Как показывают исследования политолога Г.Голосова96, в большинстве субъектов федерации на последних региональных выборах победили инкумбенты, т. е. лица, возглавлявшие данные регионы и ранее. По мнению многих авторов, переизбранию в таком случае способствует сам статус инкумбента, который позволяет использовать "административный ресурс", например, государственные помещения и транспорт, влияние на избирательные комиссии, правоохранительные органы и т. п. С такой точки зрения В.Сердюкова можно рассматривать как инкумбента, поэтому возможность доступа к государственным ресурсам занимает важное место в ряду факторов, обеспечивших ему победу. Однако, по моему мнению, многими чертами инкумбента обладал и его главный конкурент - В.Густов, уже хотя бы потому, что он гораздо дольше Сердюкова возглавлял область и ушёл с этого поста незадолго до досрочных выборов. В.Густов обладал сильным влиянием, у него остались связи с некоторыми районными администрациями, которые "сделали ставку" на его победу и всячески помогали ему. Но главным его козырем была высокая известность, которая напрямую обусловлена тем, что он был главой области достаточно долгий период.
  Этого нельзя сказать о Сердюкове: в его политическом багаже не было ни громкого имени, ни выдающихся заслуг. Сердюков в Ленинградской области был человеком новым и до июля 1999 г. практически никаких действий по привлечению внимания к своей персоне не предпринимал. Его рейтинг по данным нашего первого июньского опроса составлял лишь 8%, в то время как Вадима Густова поддерживали более трети (34%) избирателей. Положение осложнялось тем, что Сердюков не обладал большим политическим капиталом и производил впечатление, скорее, "грамотного помощника", нежели настоящего руководителя области.
  В такой ситуации нелёгкой задачей было определение места Сердюкова в ценностном пространстве электората, или, если использовать терминологию психолога Р.Келли, определение мировоззренческого конструкта, являющегося на данный момент доминирующим в сознании избирателей.97 Идеологам Густова в этой связи гадать особо не приходилось. Основным таким конструктом они выбрали следующий: Густов - "свой", "наш", "родной", а все остальные - "чужие", "не наши".98 Действительно, Сердюков, до его приглашения Густовым в областное правительство, не жил и не работал в регионе, а уж о Ковалёве и говорить не приходится - высокопоставленный чиновник из Москвы никак не мог быть "своим" для жителя Ленинградской области.
  Единственным, что могли эксплуатировать идеологи Сердюкова для создания подобного биполярного конструкта, был его хозяйственный капитал. Поэтому базовой ценностью, на основе которой строилась идеология нашей кампании, стали деловые качества кандидата. Отсюда доминирующий конструкт: "человек дела" versus "не человек дела". Для доказательства того, что Сердюков - "человек дела" аналитиками очень грамотно был использован недолгий период его руководства областью, из которого было "выжато" всё лучшее. Сюда же имплицитно включалась демонстрация избирателям того факта, что Густов - не "человек дела", а бесхозяйственный поверхностный словоблуд и популист. Утверждения, что Сердюков удачно исправляет результаты бездарного правления прежнего губернатора, равно как доводы о том, что и. о. губернатора за 10 месяцев сделал больше, чем Густов за несколько лет, проходившие красной нитью через всю агитацию нашего кандидата, позволяли убить двух зайцев - привлечь сторонников к нам и отобрать их часть у главного конкурента. Центральный тезис о том, что Сердюков - человек дела, отражал главный слоган кампании - "Ленинградская область - время работать".
  В аудиовизуальных материалах нашему кандидату был создан имидж, наиболее адекватный его исходным данным, прямо скажем, не впечатляющим. Негативное влияние таких факторов, как плохая дикция, монотонность голоса, неискушённость в ораторском искусстве, было редуцировано благодаря сконструированному образу "простого человека", который не привык выставлять свои достижения на показ, для которого главное - делать дело.
  Таким образом, нам удалось, во-первых, уловить доминирующую ценность в массовом сознании областного электората - умение работать, делать конкретные дела, а, во вторых, убедить наших избирателей в том, что В.Сердюков, в противовес всем другим, как раз и является носителем такой ценности. Подводя итог, можно сказать, что идеологическая концепция была разработана весьма удачно.
  На уровне журналистики и разработки концепции агитационных материалов наш кандидат, на мой взгляд, также имел преимущество. Серия листовок, сделанная по классической схеме и имевшая оригинальный стиль, судя по отзывам агитаторов, была неплохо воспринята избирателями. Интересен ещё один психологический ход - в листовках и плакатах использовался специально разработанный шрифт, подобный шрифту советских дензнаков, который сохранился в памяти большинства избирателей и должен был вызывать положительное восприятие. Агитационные спецвыпуски газет (прежде всего, "Метро") также производили хорошее впечатление. Свою роль сыграло то обстоятельство, что газетные материалы не были подведены под один шаблон и выходили под этаблированными логотипами, в то время как основные соперники почти не утруждали себя заказами спецвыпусков известных газет, а выпускали собственные "однодневки". "Газета Ленинградской области" В.Ковалёва, "Родная сторона" В.Густова и "За новый регион" Д.Шадаева, вышедшие в количестве около 10 номеров каждая, представляли собой явный избыток информации.
  Как отмечалось выше, успеху В.Сердюкова в немалой степени способствовало привлечение административного ресурса, включавшее три составляющие: а) использование ресурсов областной администрации; б) влияние на районные администрации с целью включения их ресурсов в работу на кампанию и. о. губернатора; в) привлечение к сотрудничеству отдельных депутатов законодательного собрания, использовавших свой статус и авторитет для завоевания данному кандидату новых сторонников. В.Сердюков редко делал различия между исполнением обязанностей губернатора и статусом кандидата. Использование служебного положения включало массу аспектов, начиная с привлечения сотрудников аппарата к работе предвыборного штаба и заканчивая предвыборными поездками на казённом автомобиле. Касательно второго пункта, можно согласиться с Н.Ждановой, которая утверждает, что большинство районных администраций работали на стороне Сердюкова.99 Однако, как покажет дальнейший обзор, здесь были некоторые исключения.
 
 2.В.Густов
  Вадим Густов возглавлял область c 1996 года. Именно он привёл Валерия Сердюкова в правительство в качестве своего первого заместителя. После августовского кризиса ленинградский губернатор был приглашён в новое правительство Е.Примакова. Всем памятен "каламбур", произнесённый Б.Ельциным, принимавшим новоиспечённого вице-премьера в Москве: "Такой большой Густов, и такие маленькие проблемы". По всей видимости, "маленькие проблемы" оказались "гулливеру" Густову не по плечу, и уже в феврале он был отправлен в отставку. Но к тому времени его вотчиной уже руководил Сердюков, ставший исполняющим обязанности губернатора. Поэтому перед неудавшимся "ходоком в Москву" встала перспектива новых выборов, подготовку к которым он благоразумно начал уже в марте.
  Избирательная кампания В.Густова, которая, безусловно, готовилась профессионально, смогла обеспечить ему только 23% голосов и, соответственно, второе место. Такой результат говорит о том, что экс-губернатор не только не привлёк неопределившихся избирателей на свою сторону, но и потерял часть своего потенциального электората. Фиаско, которое потерпели Густов и его команда имеет ряд причин, главной из которых, по нашему мнению, является неправильная оценка электоральных ожиданий.
  На первый взгляд, разработка идеологической концепции, которую Густов представил на суд избирателей, вполне соответствовала принципу "из имеющегося сделать желаемое". Рассмотрим сначала "имеющееся", то есть то, что представлял собой Густов до вступления в предвыборную борьбу. Его реальный портрет в глазах обывателя был примерно таков: бывший губернатор, бросивший область на произвол судьбы ради тёплого кресла вице-премьера. Политический игрок, который, потеряв солидный куш, стремится хотя бы вернуть то, что у него было. Нетрудно заметить, что Вадим Анатольевич - политик далёкий от масштабов Ивана Грозного или Шарля Де Голля, поэтому не удивительно, что его народ не спешил прибежать к нему с челобитной о возвращении, чего уж говорить о "боярах", решивших, пользуясь случаем, самим побороться за "свято место". В этом состоял первый просчёт Густова - переоценка своей популярности, которая за недолгое отсутствие успела пошатнуться, и чрезмерная уверенность в своих силах (похоже, Густов действительно не ожидал от Сердюкова такой активности). К слову сказать, если бы Густов в своё время отказался от предложений Е.Примакова, и остался в области, составить ему реальную конкуренцию было бы трудно. Однако судьба распорядилась по-иному, вследствие чего экс-вице-премьер оказался для многих своих земляков предателем, а предателей в России всегда не любили. Как будет показано позднее, имиджмейкеры Густова приложили все усилия, чтобы редуцировать такое негативное отношение и даже представить уход губернатора в правительство в выгодном свете, но, видимо, влияние этого фактора было слишком сильно.
  Ситуацию можно было бы поправить, если бы за годы губернаторства Густова в экономике региона произошли какие-либо очевидные сдвиги, которые можно было бы предъявить избирателям. Однако хозяйственная деятельность Густова оставляла желать лучшего и не могла служить прочным фактологическим фундаментом для возведения на нём небоскрёба предвыборной пропаганды. Притчей во языцех стали его нереализованные глобальные проекты вроде нефтеналивных портов и трубопроводов.
  Оценив реальное положение вещей, и осознавая, что уход бывшего губернатора в Москву является сильным отрицательным фактором, идеологи предвыборного штаба Густова должны были обернуть данное событие в свою пользу. В то же время, отсутствие "громких" успехов в период губернаторства не позволяло создать ему достойный имидж "хозяйственника". Поэтому кампания Густова была построена в основном на двух китах. Первое: Густов - свой, родной, земляк. Эту идею выражал слоган: "Любишь свою семью? Любишь свой дом? - Голосуй за своего! За Густова". Подспудно данный тезис прослеживался и в названии его основной агитгазеты - "Родная сторона", и в плакатах с лозунгом "Это наша с тобою земля" на фоне контуров области, и в общем стиле агитационных статей.
  Второй "кит" - эксплуатация фигуры Е.Примакова. Сотрудники штаба экс-губернатора приложили к этому немало рвения, даже немного перестарались, т. к. иногда возникало впечатление, что в губернаторы баллотируется не Густов, а Примаков. На улицах не было прохода от плакатов с портретом новоиспечённого тогда лидера "Отечества - всей России" и непременными дифирамбами: "Вадим Густов в правительстве работал очень хорошо, да и Ленинградскую область не забывал" и "Густов - толковый руководитель и порядочный человек" за подписью Примакова. Тут же был рождён хлёсткий лозунг: "Густов вернулся? - Не уходил!", который нашёл свою детализацию в сотнях статей, пафос которых сводился к тому, что вице-премьер изо всех сил старался использовать своё влияние в правительстве на благо Ленобласти. Данный тактический ход имел целью представить уход Густова в правительство в выгодном для него свете. Заметим, что выбор Примакова в той ситуации был оправдан - его популярность была достаточно высока (кремлёвские СМИ тогда ещё не начали травить ОВР).
  На первый взгляд, выбранная штабом Густова стратегия выглядит вполне оправданной. Результаты же показывают, что имели место грубые просчёты. Главная ошибка аналитиков Густова, по нашему мнению, состоит в неправильной оценке электоральных ожиданий, на которые должна опираться вся концепция кампании. Исход голосования показал, что люди хотели видеть на посту губернатора профессионала, человека, способного делать конкретные дела. Именно это было в сознании большинства жителей области доминирующей ценностью. Конструкция "свой - не свой" занимала в сознании избирателей маргинальное положение. Развал областного хозяйства и низкий уровень жизни, задержки пенсий и зарплат привели рационально мыслящую часть избирателей к необходимости голосовать за того, кто может это исправить. Густов же не уделил должного внимания презентации своих деловых качеств и достижений. Он не смог предъявить избирателю ничего, кроме того, что он - "свой". Довершила дело мощная контрпропаганда конкурентов, приклеившая Густову ярлык некомпетентного бесхозяйственника. В итоге за него отдали голоса те недалёкие избиратели, которые "голосуют сердцем".
  В живых контактах с людьми выяснилось, что Сердюкову отдавали предпочтение потому, что он выплачивает вовремя пенсии, обеспечил рост производства, и в силу других достижений, актуализированных в его пропаганде, а за Густова голосовали по инерции, по какой-то внутренней интуитивной убеждённости. Для электората Густова была характерна модель поведения, получившая в литературе название социально-психологической или экспрессивной.100 Согласно данной теории, выбор избирателей обусловлен их самоидентификацией с конкретной партией или лидером. Поведение сторонников Сердюкова можно интерпретировать исходя из теории рационального выбора. Они имели возможность оценить результаты деятельности обоих претендентов и решили, что больше выгод им принесёт сохранение status quo, а не возврат прежнего губернатора.
  Обращает на себя внимание общий стиль поведения Густова во время своей предвыборной кампании, выбор которого вряд ли случаен. На встречах с избирателями, где присутствовал автор, и в телевыступлениях Густов зачастую держался так, как будто он всегда был губернатором, остался им до сих пор и будет непременно избран. О том, что в здании на Суворовском, 67 давно хозяйничает В.Сердюков, он вспоминал лишь тогда, когда нужно было отвечать на вопросы о плачевном положении дел в регионе. Возможно, что Густов действительно чувствовал себя хозяином, поэтому часто говорил о том, что собирается сделать, без оговорок типа "если меня изберут". Такая стратегия поведения, возможно, не совсем корректная с этической точки зрения, безусловно, заслуживает похвалы с позиций электорального технолога, поскольку убеждённость экс-губернатора в том, что он непременно займёт этот пост снова, передавалась многим избирателям и привлекала новых сторонников.
  Как было отмечено выше, Густов не преминул воспользоваться административным ресурсом. Известно, что в случае выборов губернатора, главы районных администраций в силу своего положения не могут безучастно наблюдать за ходом кампании. Губернатор (тем более бывший) не может напрямую "приказать" им работать на себя (они тоже являются выборными!), но может заставить это делать косвенно - пообещать повышение или применить экономические рычаги. Главы районов, в свою очередь, "делают ставку" на действующего губернатора или на его главного конкурента. Характерный пример - рассматриваемые выборы. Если посмотреть на результаты голосования по районам, нетрудно заметить, что В.Густов обошёл своих конкурентов в Бокситогорском, Волховском, Кингисеппском районах, а также в самостоятельных муниципальных образованиях (МО) г. Сертолово, г. Ивангород, г. Светогорск и пос. Кузнечное.
  Не вызывает удивления, что в Кингисеппе "поставили" на Густова - он начинал свою карьеру именно в этом районе. Но поводом для сотрудничества администрации района с тем или иным кандидатом может быть не только происхождение. Так, например, администрация г. Светогорска, отделившегося от Выборгского района в отдельное территориальное образование, сделала ставку на Густова, потому что тот пообещал всестороннее развитие новому МО, расширение его границ, дальнейшую автономизацию. "Помощь" администрации выражалась в предоставлении кандидату приоритета в использовании местных СМИ, создание препятствий нормальному ходу агитации его соперников, давлении на зависимые от местной власти социальные группы и организации. Последнее является весьма эффективным механизмом, поскольку зависимость избирателей от местных элит в области несравнимо выше, чем, скажем, в Петербурге.
  Насколько можно судить по поведению Выборгской районной администрации, в ходе выборов она скорее помогала Сердюкову, так как он не был сторонником дальнейшего дробления области и усиления местного сепаратизма.101 Конечно, существовали и другие негласные договорённости между соискателями губернаторского кресла и главами районов, о которых можно только догадываться.
 
 3.В.Ковалёв
  Сейчас, трезво оценивая шансы В.Ковалёва, занятое им третье место, с учётом сложившейся предвыборной конъюнктуры, кажется закономерным. Но тогда, в августе, когда его мощная кампания начала набирать обороты, это не было так очевидно. Результат, достигнутый улыбчивым ректором ЛИИЖТа, можно было бы считать весьма неплохим, если бы не огромные финансовые средства, вложенные в его кампанию, которые предполагали работу до победного конца. Достаточно сказать, что В.Ковалёв смог пригласить для своей рекламы артистов, прямо скажем, "президентского" уровня вроде Никиты Михалкова и ансамбля "Золотое Кольцо", которые в буквальном смысле исколесили пол-области, давая выступления в его поддержку.
  Главные конкуренты Ковалёва также смогли привлечь мощные финансовые ресурсы. Излишне говорить об использовании на выборах в Ленобласти "черной наличности" практически всеми кандидатами, поскольку размеры избирательного фонда не превышают 2 млн. руб., что примерно соответствует стоимости 10 минут рекламного времени на центральных телеканалах. Присутствие же основных кандидатов в эфире исчислялось часами, у Ковалёва была даже собственная, сделанная ad hoc передача. При этом согласно данным Областного избиркома о размерах избирательных фондов на 12.09.99 все кандидаты потратили в совокупности чуть более 10 млн. руб.102 Фактические затраты составили сумму на порядок большую, что ещё раз говорит о необходимости снять лимиты с избирательных фондов.
  В выборе стратегии Ковалёву пришлось ещё труднее, чем Сердюкову и Густову. Сделавший карьеру на железной дороге, бывший замминистра, Ковалёв не имел никаких, даже сомнительных, заслуг перед областью, на которые можно было бы сделать упор в построении идеологической концепции. Роль политика ему никак не соответствовала, а хозяйствовал он исключительно в узкой сфере. Поэтому имиджмейкеры Ковалёва вполне логично остановились на образе "честного человека", попутно создав ему ореол "униженного и оскорблённого". Стоит отдать его команде должное в идеологической обработке факта отказа областного избиркома его зарегистрировать. В.Ковалёву первоначально было отказано в регистрации из-за явных нарушений, связанных с незаконной досрочной агитацией. Однако областной суд отменил решение Облизбиркома. Здесь вновь проявилось отсутствие последовательности в действиях комиссии и суда, что де-факто уже привело к созданию новой "грязной" технологии, когда кандидаты используют правосудие для создания шумихи вокруг своей персоны и повышения рейтинга известности.103 Грамотная пропаганда сделала из Ковалёва поистине святого великомученика, попутно называя виновных - бывшего и действующего губернаторов, для которых он "оказался опасным конкурентом".
  Главный лозунг его кампании - "За честные выборы!" имплицитно содержал биполярную схему: Ковалёв - честный, остальные, прежде всего Сердюков и Густов, - нечестные. Для доказательства последнего использовался поток компроматов, где оба главных противника ставились на одну планку как воры и негодяи. Весь пафос контрагитации сводился к тому, что Сердюков и Густов себя уже показали, и плачевные результаты их деятельности ленинградцы ощущают на себе, поэтому "голосовать за них - всё равно, что менять шило на мыло".
  Ковалёв, по замыслу организаторов его кампании, должен был предстать в глазах избирателей как целеустремлённый, надёжный, ответственный хозяин, "настоящий мужик". Обратил на себя внимание и новый штамп, запущенный в оборот журналистами Ковалёва - "государственник", т. е. руководитель, радеющий о благе государства и народа, а не о том, чтобы набивать свой карман. Ещё одна интересная находка - использование официального плаката избирательной комиссии (Речной ландшафт на бирюзовом фоне и надпись "Нашей земле ленинградской добрый хозяин нужен"), в который путём монтажа была вставлена фотография Ковалёва. Благодаря этому у избирателей конструировалась бессознательная связь, и, когда они приходил на участок, где, как правило, висел данный плакат (естественно, уже без портрета Ковалёва), он ассоциировался у многих именно с этим конкретным кандидатом.
  Валерий Ковалёв был также единственным, кто использовал "съёмщиков", то есть кандидатов, которые за несколько дней до выборов объявляют о снятии своей кандидатуры в пользу другого. Если снявший свою кандидатуру Ю.Лоскутов, безусловно, привёл Ковалёву один-два процента электората, то неприятный во всех отношениях Ф.Шкруднев, похоже, только оттолкнул отдельных сторонников.
  В целом, кампания Ковалёва была сделана в "американском" стиле: яркая, эпатажная, не лишённая оригинальности, но излишне популистская. Злоупотребление цветными плакатами, телеэфиром и дорогими мероприятиями на фоне низкого уровня благосостояния избирателей вызывало раздражение у части электората. Однако, по моему мнению, основной причиной неудачи В.Ковалёва была всё же его неангажированность в регионе. Мне кажется, будь он прежде заметной фигурой в Ленинградской области, шансы на успех были бы очень высокими. Провал Ковалёва подтверждает правило: посторонний, неангажированный в регионе кандидат, какими бы "чёрными" средствами он не обладал, может выиграть выборы только в том случае, если он имеет громкое имя в федеральном масштабе, как, например, А.Лебедь или А.Руцкой, которым в своё время удалось занять губернаторские кресла в регионах.
  Отдельно стоит сказать об использовании В.Ковалёвым административного ресурса, коим выступил огромный аппарат и штат работников Октябрьской железной дороги, привлекавшийся для всевозможной помощи ему в ведении агитации. Для организации предвыборного процесса зачастую использовалось имущество железной дороги (являющееся государственным). Так, например, в г. Выборге группа поддержки Ковалёва занимала помещение на одной из железнодорожных станций.
  Проведённый нами обзор показывает, что все трое серьёзно подошли к своей предвыборной "раскрутке", обнаружили неординарный и профессиональный подход к строительству своего имиджа. При этом ни один из кандидатов, набравших существенное количество голосов, не преминул воспользоваться незаконными методами ведения борьбы, главными из которых явились использование административных ресурсов и "чёрной наличности". Выборы в Ленинградской области в очередной раз обнажили тот факт, что в российском электоральном процессе честные методы конкуренции по-прежнему идут рука об руку с незаконными, и, при отказе от последних, кандидата, как правило, ждёт неудача.
 
  л и т е р а т у р а
 
  1. Голосов Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов // ПОЛИС, 1997. №4.
  2. Дубицкая В.П., Тарарухина М.И. Какого политика можно "продать"? // СОЦИС, 1998, №10.
  3. Шевченко Ю.Д. Между экспрессией и рациональностью: об изучении электорального поведения в России // ПОЛИС, 1998, №1.
  4. Электоральная политология: теория и опыт России / Под. ред. Л.Сморгунова. Изд-во СПбГУ, СПб, 1997.
  5. Жданова Н.Л. Административный ресурс в рамках предвыборных кампаний: новый вид коррупции? // Предотвращение коррупции в процессе избирательных кампаний (тезисы докладов семинара), - Центр "Стратегия", СПб., 2000.
 
 
 
 А. В. Шустов
 
 ПОНЯТИЕ "ГРЯЗНЫЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ":
 НЕЗАКОННО ИЛИ НЕЭТИЧНО?
 (Стенограмма выступления на семинаре
 "Предотвращение коррупции визбирательном процессе", февраль 2000г.)
 
  Мой доклад не содержит конкретного анализа нарушений, а касается терминологического определения действий моих коллег - политтехнологов, с точки зрения нарушения законодательства. В своем выступлении я хочу защитить новую профессию политтехнолога, политического консультанта, защитить ее от многочисленных обвинений, которые, к сожалению, последнее время на нее обрушились со стороны журналистов, политиков, представителей общественных организаций.
  Дело в том, что нарушения законодательства, в силу особенностей нашей профессии, нам не нужны и вредны. Ведь политконсультант, политтехнолог разрабатывает научно обоснованные методы ведения избирательной кампании. Эти методы позволяют ему, используя идеологию партии, на которую он работает, используя программные положения и средства общения с избирателями, добиться победы того или иного кандидата или партии. В том случае, если происходят нарушения, нарушения по линии администрации, нарушения, связанные с подлогом избирательных документов и т. д., то вся работа, построенная на развитии концептуальных положений программ кандидатов, на общении с избирателем, может пойти насмарку. Поэтому политтехнологам совершенно невыгодно, чтобы в ходе выборов происходили нарушения закона. Вместе с тем, нельзя не признать, что несовершенство законодательства, а также политическая культура, которая в нашем обществе только устанавливается, заставляют нас идти на определенные нарушения. В частности, особенности законодательства в части финансирования выборов подталкивают тех, кто занимается проведением избирательных кампаний и партий, и кандидатов, использовать так называемый "черный" нал. Но еще раз повторяю: мы всецело заинтересованы в том, чтобы у нас это происходило максимально чисто, открыто. Так, как это происходит, например, в Соединенных Штатах, где контроль над сбором и расходованием финансовых ресурсов на избирательной кампании поставлен очень четко. Все проверяется точно и скрупулезно. Еще раз повторю: если все будет открыто и честно, то побеждать будет только тот, кто предложил лучшие идеи, лучше развернул их в общении с избирателями, лучше их реализовал. А это и есть задача политконсультанта, который помогает в этом кандидату. Следовательно, если нарушений не будет, если кампания будет чистая, то политконсультанты смогут в наибольшей степени проявить себя.
  А теперь я хочу обратиться к тем вещам, которые обозначены в теме моего выступления, а именно, к понятию "грязные избирательные технологии". Дело в том, что примерно полтора года назад это понятие вошло в нашу жизнь и стало очень активно использоваться. К большому сожалению, оно оказалось связано, прежде всего, с нашим городом, а именно, с кампанией по выборам в Законодательное Собрание. Это очень жаль, потому что теперь во всей России говорят, что в Петербурге выборы грязные. На самом деле, методы, с применения которых началось использование термина "грязные политические технологии", прежде всего, - двойники, заключение договоров с избирателями, эти методы были предложены московскими политконсультантами, которые работали в одном из штабов. Должен сказать, что и я, и другие питерские консультанты предупреждали, что нельзя здесь применять такие вещи, нельзя просто в силу особенностей Петербурга. Нам отвечали: ну, как же, мы в таком-то регионе это использовали, у нас получилось, у нас и здесь получится. Мы оказались правы. И эти методы не прошли.
  Грязные технологии в Петербурге проиграли абсолютно. Об этом я говорил на одном из семинаров, который проходил год назад, в Москве, на выставке "Консалтинг, PR и выборные технологии".
  Один из участников семинара из другого региона вышел и стал с возмущением говорить, что в Петербурге, конечно же, использовались грязные технологии, что у него есть многочисленные свидетельства того, что происходил массовый вброс бюллетеней в ходе этих выборов. И из-за этого результаты выборов в Законодательное Собрание были фальсифицированы. Я тогда вынужден был на этом семинаре выступить и ответить.
  Первое: нельзя у нас в городе - в городе, где хорошо развиты политические институты, хорошо развита система наблюдателей, невозможно технологически осуществить массовый вброс. Это просто нонсенс, о чем говорил тот человек. Но человек был из другого региона. Ему рассказали. Очень обидно, что на наш город ставят это клеймо. Год назад поставили клеймо "грязные избирательные технологии", а недавно начали клеймить именем криминальной столицы. Это все обидно.
  Второй вопрос: что такое "грязные избирательные технологии"? С одной стороны, "грязными избирательными технологиями" назвали такие вещи, как двойники и договоры с избирателями. Они, конечно же, неэтичны. Но они лежали в рамках действовавшего тогда законодательства. То есть опротестовать это, фактически, было нельзя. И мы видели, что судебных процессов по этому поводу не было. С другой стороны, нам говорят, что нарушение в форме вброса бюллетеней, подлога избирательных документов - это тоже "грязные избирательные технологии". Получается, что это понятие оказалось очень широким.
  Но что такое избирательные технологии? Избирательные технологии непосредственно связаны с нашей профессией - профессией политтехнологов, политконсультантов. И автоматически в общественном мнении формируется представление, что политтехнологи реализуют "грязные технологии". А что такое грязные технологии? Это все, начиная от двойников, и заканчивая угрозами кандидатам и их командам, вбросом бюллетеней, подлогом избирательных документов. Получается, все это делаем мы.
  Нашу профессию очень хотелось бы отвести от обвинений в использовании прямых нарушений законодательства. Для того чтобы таких ситуаций не возникало, хочется предложить уйти от красивого, очень радующего слух журналиста термина "грязные избирательные технологии" к двум другим терминам, которые, как мне кажется, будут гораздо более точными и понятными. Одно понятие - незаконные избирательные технологии. Есть конкретные статьи Уголовного и Административного кодекса, по которым мы можем привлекать использующих эти методы людей к ответственности. Другое понятие - неэтичные избирательные технологии. И здесь уже критерии будут совершенно другие. Я думаю, вы согласитесь, что в области этики можно говорить о вещах абсолютно неэтичных и вещах, которые лежат явно в рамках этики. Но такой жесткой границы, как с законными и незаконными методами, здесь провести нельзя. И вот в этой самой пограничной области данный политик и политконсультант могут думать о том, применять ли этот метод. Сам политик должен для себя решать: этично это или не этично. Этично выдвигать двойника или не этично? Этично заключать договоры с избирателями или не этично? Я, например, утверждаю, что тот факт, что ряд кандидатов заключали договоры, именно в силу неэтичности этого мероприятия, привело к тому, что избиратели проголосовали против них. И, таким образом, этичность или неэтичность политтехнологии смогут оценивать и кандидаты, и политтехнологи, обсуждая на своих встречах и семинарах, и сами избиратели, голосуя за или против кандидата. Но если технолог находит какой-то ход в своей работе, какой-то новый метод, и он лежит в рамках закона, то до того момента, пока законом не запрещено использование этого метода, мы должны понимать, что этот метод допустим. И дальше, я еще раз повторяю, речь идет только об этике. Понятие "грязные избирательные технологии" не дает возможности это разграничить. А вот понятия законные - незаконные, с одной стороны, и этичные - неэтичные, с другой стороны, мне кажется, позволяют эти вещи различить.
  И последнее - по поводу профессиональной ответственности политтехнологов. Это важный вопрос, связанный с обсуждавшейся темой.
  Есть так называемые брошенные голоса избирателей. К сожалению, очень малая часть избирателей посвящает достаточное время изучению кандидатов и их программ. Они делают выбор осознанно, и никакими политтехнологиями их не проймешь. Остальные относятся к своим голосам, к сожалению, безответственно. Они принимают решение на избирательном участке или незадолго до дня голосования по каким-то поверхностным признакам. Фактически, это брошенные голоса. Политтехнолог - это человек, который умеет эти брошенные голоса собрать и принести в копилку кандидату. Поэтому моя позиция такова: политтехнолог отвечает так же, как избиратель, но в большей степени. Избиратель распоряжается одним своим голосом, но все равно отвечает за свой выбор. Мы имеем то правительство, которое выбираем. А политтехнолог имеет гораздо большую ответственность, потому что он отдает кандидату гораздо большее количество голосов, собранных им брошенных голосов безответственных избирателей. В связи с этим представители нашей профессии должны очень ответственно решать - брать тот или иной заказ или не брать. Ибо эти решения почти столь же ответственны, как решения самих политиков.
 
 
  О.В. Курносова
 
  КОРРУПЦИЯ НА ВЫБОРАХ
 
  Как все мы с вами прекрасно помним, слово коррупция происходит от латинского corruptio, что означает подкуп. Сейчас понятие коррупция несколько расширилось и включает не столько сам подкуп должностных лиц, но и действия должностных лиц с использованием служебного положения в личных целях, либо в целях лица совершающего подкуп.
  Мой доклад затрагивает лишь одну из тем - коррупцию на выборах. Наличие коррупции на выборах подрывает сами основы демократии и именно поэтому столь опасно. Я остановлюсь более подробно на двух моментах: действия администрации и действия избирательных комиссий.
 
  Действия администрации
 

           стр. 3 (из 8)           След. >>

Список литературы по разделу