INFINAN.RU

ИНСТИТУТ ФИНАНСОВОГО АНАЛИЗА



 


           стр. 1 (из 14)           След. >>

Список литературы по разделу

  Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М.: ИКД "Зерцало-М", 2002.
 
 
  Рекомендовано Советом по правоведению Учебно-методического объединения университетов РФ в качестве учебника для юридических вузов
 
  Коллектив авторов
 
  Голоднюк М.Н., кандидат юридических наук, доцент - гл. 3;
  Зубкова В.И., кандидат юридических наук, доцент - _ 1, 2 главы 2;
  Комиссаров В.С., доктор юридических наук, профессор - глава 4;
  Крылова Н.Е., кандидат юридических наук, доцент - глава 7 (в соавторстве с А.В.Серебренниковой);
  Кузнецова Н.Ф., доктор юридических наук, профессор - глава 6;
  Леонтьев Б.М., доктор юридических наук, профессор - _ 3 главы 2;
  Серебренникова А.В., кандидат юридических наук, ассистент - глава 7 (в соавторстве с Н.Е.Крыловой);
  Ткачевский Ю.М., доктор юридических наук, профессор - глава 1 (в соавторстве с Тяжковой И.М.), глава 5;
  Тяжкова И.М., кандидат юридических наук, доцент - глава 1 (в соавторстве с Ткачевским Ю.М.), _ 4 гл. 2.
 
  Рецензенты:
 
  кафедра уголовного права и криминологии Московского института МВД РФ;
  доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой уголовного права и криминологии юридического факультета Красноярского государственного университета А.С.Горелик
 
  Учебник выполнен в соответствии с утвержденной уголовно-правовой секцией Учебно-методического объединения университетов РФ по правоведению программой по дисциплине "Уголовное право". В нем содержится научно-практическое исследование Уголовного кодекса РФ 1996 г. с использованием практики его применения. Вместе с тем в учебнике излагается краткая история отечественного уголовного законодательства XX в.
 
  Интернационализация уголовно-правовых отношений и интеграция системы противостояния международной преступности обусловили более обстоятельный сравнительный анализ российского и зарубежного уголовного права
 
  Учебник состоит из пяти томов. Первые два тома посвящены Общей части уголовного права. В первом исследуются уголовный закон и преступление. Во втором - наказание, освобождение от него, иные меры уголовно-правового характера. Третий, четвертый и пятый тома посвящены Особенной части
 
  Предназначается для студентов, слушателей спецотделений и курсов по повышению квалификации работников правоохранительных органов, аспирантов, адъюнктов, преподавателей юридических вузов
 
 
 Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть.
 
  Глава I. Преступления против основ конституционного строя
  и безопасности государства
  _ 1. Понятие и система норм преступлений против государственной
  власти
  _ 2. Понятие и виды преступлений против основ конституционного строя
  и безопасности государства
  _ 3. История развития законодательства об ответственности
  за государственные преступления
  _ 4. Преступления, посягающие на внешнюю безопасность России
  _ 5. Преступления, посягающие на лиц, осуществляющих государственную
  или общественную деятельность
  _ 6. Преступления, посягающие на внутреннюю безопасность
  или политическую систему России
  _ 7. Преступления, посягающие на экономическую безопасность
  и обороноспособность России
  _ 8. Преступления, посягающие на провозглашенный Конституцией РФ
  принцип равенства граждан независимо от расы, национальности
  и вероисповедания
  Глава II. Преступления против государственной власти, интересов
  государственной службы и службы в органах местного
  самоуправления
  _ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений
  против государственной власти, интересов государственной
  службы и службы в органах местного самоуправления
  _ 2. История развития законодательства об ответственности
  за преступления против государственной власти, интересов
  государственной службы и службы в органах местного
  самоуправления
  _ 3. Ответственность за общие виды преступлений
  против государственной власти, интересов государственной службы
  и службы в органах местного самоуправления
  _ 4. Ответственность за конкретные виды преступлений
  против государственной власти и интересов государственной службы
  и службы в органах самоуправления
  Глава III. Преступления против правосудия
  _ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений
  против правосудия
  _ 2. История развития законодательства об ответственности
  за преступления против правосудия
  _ 3. Преступления против правосудия, посягающие на жизнь, здоровье,
  честь и достоинство лиц, осуществляющих правосудие
  _ 4. Преступления, препятствующие исполнению работниками
  правоохранительных органов их обязанностей по осуществлению
  целей и задач правосудия
  _ 5. Преступления, совершаемые в процессе отправления правосудия
  должностными лицами - работниками правоохранительных органов
  _ 6. Преступления, препятствующие исполнению наказания или возмещению
  причиненного вреда
  Глава IV. Преступления против порядка управления
  _ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против порядка
  управления
  _ 2. История развития законодательства об уголовной ответственности
  за преступления против порядка управления
  _ 3. Преступления, связанные с противодействием субъектам
  управленческой деятельности по осуществлению их функций
  _ 4. Преступления, посягающие на режим Государственной границы
  Российской Федерации и символы государственности
  _ 5. Преступления, посягающие на установленный порядок ведения
  официальных документов и документальное оформление фактов,
  имеющих юридическое значение
  _ 6. Преступления, связанные с посягательствами на установленный
  порядок реализации прав и обязанностей граждан
  Глава V. Преступления против военной службы
  _ 1. Понятие и виды преступлений против военной службы
  _ 2. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных
  взаимоотношений
  _ 3. Преступления против порядка пребывания на военной службе
  _ 4. Преступления против порядка несения специальных служб
  _ 5. Преступления против порядка использования и сбережения военного
  имущества
  _ 6. Преступления против порядка эксплуатации военно-технических
  средств
  Глава VI. Преступления против мира и безопасности человечества
  _ 1. Понятие и общая характеристика преступлений против мира
  и безопасности человечества
  _ 2. Преступления против мира
  _ 3. Военные преступления
  _ 4. Преступления против человечества
  Глава VII. Особенная часть уголовного права зарубежных государств
  (Англии, США, Франции и ФРГ)
  _ 1. Понятие и общая характеристика Особенной части уголовного права
  зарубежных государств
  _ 2. Преступления против жизни и здоровья
  _ 3. Преступления против собственности
  _ 4. Преступления против интересов государства
  _ 5. Должностные преступления по уголовному праву США, Франции и ФРГ
 
 Глава I. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства
 
 _ 1. Понятие и система норм преступлений против государственной власти
 
  Одной из новелл действующего Уголовного кодекса РФ, как уже отмечалось, является объединение ряда глав по признаку родового объекта в разделы. Раздел Х "Преступления против государственной власти" содержит 4 главы. Это: гл. 29 "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства", гл. 30 "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления", гл. 31 "Преступления против правосудия" и гл. 32 "Преступления против порядка управления".
  Аналогичные главы имелись и в Уголовном кодексе 1960 г. Однако в действующем Кодексе они подверглись значительным изменениям, дополнениям и уточнениям.
  Прежде всего изменилось расположение глав в системе особенной части, что обусловлено развитием демократических начал уголовного права и переоценкой в связи с этим приоритетов - на первое место уголовно-правовой охраны были поставлены интересы личности, а не государства, как это имело место в Кодексе 1960 г.
  Кроме того, изменились заголовки некоторых глав, входящих в данный раздел. Они сформулированы с учетом видового объекта: "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства" (гл. 29) вместо "Государственные преступления"; "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления" (гл. 30) вместо "Должностные преступления".
  Некоторые преступления в Уголовном кодексе 1996 г. декриминализированы. Например, террористический акт против представителя иностранного государства (ст. 67 УК 1960 г.); вредительство (ст. 174.1 УК РСФСР); злостное неповиновение администрации исправительно-трудового учреждения (ст. 1883 УК 1960 г.); недонесение о преступлениях (ст. 190 УК 1960 г.); оскорбление работника милиции или народного дружинника (ст. 1921 УК 1960 г.); неоказание помощи при столкновении судов или несообщение названия судна (ст. 204 УК 1960 г.).
  Вместе с тем Кодекс 1996 г. криминализировал такие опасные деяния, как вооруженный мятеж (ст. 279); отказ в предоставлении информации Федеральному собранию Российской Федерации или Счетной палате РФ (ст. 287); провокация взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304); противоправное изменение Государственной границы Российской Федерации (ст. 323) и др.
  Большинство известных Кодексу 1960 г. статей об ответственности за преступления против государственной власти были изменены, уточнены и дополнены*(1).
  Эти изменения явились результатом значительной работы, проделанной учеными и практическими работниками в плане совершенствования уголовного законодательства, несмотря на те экономические, финансовые, социальные и прочие трудности, с которыми наша страна столкнулась на современном этапе.
  Указанные выше главы (29-32) объединены в единый раздел X по признаку родового объекта. Им являются общественные отношения, обеспечивающие охрану интересов, и нормальное, в соответствии с законом, функционирование государственной власти*(2). В ст. 10 Конституции говорится: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны". Вместе с тем, учитывая то, что в разд. X УК содержатся 4 главы, различающиеся по видовому объекту, целесообразно определить и составные части этого родового объекта. К ним относятся: 1) основы конституционного строя и безопасности государства; 2) правильное функционирование органов государственной власти, государственной службы и органов местного самоуправления; 3) независимость и правильное функционирование судебных, а равно и иных правоприменительных органов, в том числе и органов, исполняющих наказания; 4) правильное функционирование органов исполнительной власти в сфере управленческой деятельности.
  Каждая из составных частей представляет собой видовой объект группы преступлений, предусмотренных соответственно гл. 29, 30, 31, 32 УК.
  Наиболее опасными среди этих групп преступлений являются преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, так как ставят под угрозу не только деятельность органов государственной власти, но и государство в целом.
  Учитывая изложенное, преступления против государственной власти можно определить как общественно опасные деяния, посягающие на закрепленные в гл. 1 Конституции РФ основы конституционного строя и на нормальное функционирование государственной власти в лице ее законодательных, исполнительных и судебных органов.
  Нормы о преступлениях против государственной власти законодатель классифицировал в зависимости от видового объекта посягательства, выделяя в разд. X Кодекса четыре главы:
  Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (ст. 275-284).
  Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. 285-293).
  Преступления против правосудия (ст. 294-316).
  Преступления против порядка управления (ст. 317-330).
  В рамках каждой из глав в зависимости от непосредственного объекта посягательства может быть проведена дополнительная классификация. О классификации в доктрине уголовного права высказываются разные точки зрения. Говоря о преступлениях, посягающих на основы конституционного строя, одни ученые выделяют пять групп, другие - три, третьи - две. Данную проблему целесообразно рассмотреть в следующей главе.
  В статистических сборниках "Преступность и правонарушения" данные о преступлениях, ответственность за которые предусмотрена в четырех главах X раздела Кодекса, излагаются крайне скупо и лишь в отношении отдельных преступлений. Так, в сборнике о преступлениях, совершенных в 1998 г., приведены сведения о числе зарегистрированных фактов взяточничества в России, дана характеристика лиц, совершивших эти преступления, названо число осужденных за взяточничество*(3). В аналогичном сборнике за 1999 г. данные о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления составляют всего 10,7%. Возможно, что отдельные преступления против государственной власти вошли в рубрику "прочие" (15%)*(4).
 
 _ 2. Понятие и виды преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства
 
  К преступлениям против основ конституционного строя и безопасности государства законодатель отнес в основном те преступления, ответственность за совершение которых предусматривалась в Уголовном кодексе 1960 г. в главе "Государственные преступления". Этой главой начиналась особенная часть Кодекса*(5).
  Как уже отмечалось, данная группа преступлений выделена в разд. X "Преступления против государственной власти" по признаку видового объекта, каковым являются основы конституционного строя и безопасность государства.
  Основы конституционного строя - это совокупность общественных отношений, присущих нашему обществу и закрепленных в разделе первом Конституции Российской Федерации, провозглашающем исходные принципы конституционного строя, правовой статус личности, основы экономических отношений и политической системы Российской Федерации.
  Основы безопасности государства - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренней и внешней опасности. Жизненно важными интересами признается совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивают существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства*(6).
  Основы безопасности государства предполагают защищенность не только конституционного строя, но и суверенитета, территориальной неприкосновенности, обороноспособности и других жизненно важных интересов от возможных посягательств на них.
  Суверенитет государства означает его независимость во внешних и верховенство во внутренних делах. Уважение суверенитета является основным принципом международных отношений, закрепленным в Уставе ООН и других международных актах. Во внутренних делах суверенитет означает верховенство Конституции РФ и принятых во исполнение ее федеральных законов.
  Неприкосновенность территории предполагает сохранение в целостности территории, находящейся под суверенитетом России, в пределах государственной границы Российской Федерации. Государственной является граница, закрепленная действующими международными договорами и законодательными актами бывшего Союза ССР, а также договорами Российской Федерации с сопредельными государствами*(7).
  Обороноспособность - совокупность экономических, военных, технических, научных, идеологических возможностей государства и его вооруженных сил по обеспечению защиты от нападения извне, его суверенитета и территориальной неприкосновенности*(8).
  Видовым объектом преступлений против государственной власти, обусловившим объединение рассматриваемых деяний в самостоятельную классификационную группу, как уже отмечалось, являются основы конституционного строя и безопасности государства.
  Непосредственными объектами этих преступлений в зависимости от характера действий выступают внешняя или экономическая безопасность государства, обороноспособность, суверенитет, территориальная неприкосновенность и пр.
  Объективная сторона преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства заключается в совершении активных действий. Исключение составляет такое преступление, как утрата документов, содержащих государственную тайну, которая возможна путем как действия, так и бездействия (ст. 284 УК). Подавляющее большинство преступлений данной группы признаются законодателем оконченными с момента совершения описанного в статье действия (безотносительно к факту наступления последствий). Такая конструкция составов является показателем повышенной степени опасности рассматриваемых преступлений.
  С субъективной стороны преступления данной группы предполагают наличие только умышленной вины (исключение составляет упоминавшаяся выше ст. 284). В некоторых случаях обязательным признаком субъективной стороны является цель. Так, диверсия осуществляется в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации (ст. 281 УК).
  Субъектом этих преступлений являются достигшие 16 лет граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства. В виде исключения субъектом государственной измены (ст. 275 УК) может быть лишь гражданин России, а шпионажа (ст. 276 УК) - только иностранные граждане и лица без гражданства. Отдельные преступления совершаются только специальным субъектом. Так, субъектом разглашения государственной тайны (ст. 283 УК) выступает только то лицо, которому сведения, составляющие государственную тайну, были доверены или стали известны по службе.
  Лица, не достигшие 16-летнего возраста, к ответственности за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства не привлекаются. Если же в их действиях содержится состав другого преступления, за которое установлена ответственность с 14 лет, они отвечают за это преступление. Так, при посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля лица, достигшие 14 лет, могут привлекаться к ответственности по ст. 105 (умышленное убийство или покушение на него), ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и пр.
  Несмотря на изменение местоположения рассматриваемых составов в системе Особенной части Кодекса (с первого на четвертое место) степень опасности этих преступлений остается высокой, о чем свидетельствует отнесение законодателем более половины составов к числу особо тяжких преступлений.
  Исходя из непосредственного объекта посягательства преступления против основ конституционного строя и безопасности государства можно подразделить на преступления, посягающие на:
  1) внешнюю безопасность (государственная измена - ст. 275, шпионаж - ст. 276);
  2) лиц, осуществляющих государственную или общественную деятельность (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля - ст. 277);
  3) внутреннюю безопасность или политическую систему России (насильственный захват власти или насильственное удержание власти - ст. 278; вооруженный мятеж - ст. 279; публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации - ст. 280);
  4) экономическую безопасность и обороноспособность (диверсия - ст. 281, разглашение государственной тайны - ст. 283, утрата документов, содержащих государственную тайну - ст. 284);
  5) провозглашенный Конституцией принцип равенства граждан независимо от расы, национальности и вероисповедания (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды - ст. 282).
  Примерно такая же классификация предлагается и некоторыми другими учеными*(9).
  В литературе в отношении приведенной классификации высказывались следующие замечания: 1) не просматривается единое основание классификации; 2) неточным является отнесение разглашения государственной тайны (ст. 283) и утраты документов, содержащих государственную тайну (ст. 284), к преступлениям, посягающим на экономическую безопасность и обороноспособность, так как государственная тайна имеет место не только в экономике и обороноспособности*(10).
  Однако представляется, что в основу предлагаемой классификации положен один критерий - непосредственный объект. Отнесение преступлений, предусмотренных ст. 283 и 284 УК к числу преступлений, посягающих на внешнюю безопасность, как предлагают эти авторы, также весьма условно, поскольку эти преступления могут посягать и на внутреннюю безопасность.
  В доктрине уголовного права имеются и иные классификации рассматриваемых преступлений. Некоторые авторы выделяют преступления, создающие угрозу:
  внешней безопасности (государственная измена, шпионаж, разглашение государственной тайны и утрата документов, содержащих государственную тайну) и внутренней безопасности (все остальные)*(11).
  Предлагается эти две группы преступлений дополнить третей группой - преступлениями, посягающими на экономическую безопасность, включив в нее одно преступление - диверсию*(12).
  Ученые в основном единодушны по поводу того, какие преступления являются посягательствами на внешнюю безопасность. Таковыми признаются государственная измена и шпионаж.
  Некоторые различия имеются в содержании классификационных групп (при пятичленной классификации), что объясняется спецификой непосредственных объектов*(13).
  Как видно из перечня объектов посягательства, законодатель отнес к преступлениям против основ конституционного строя и безопасности государства значительно меньшее число преступлений, чем было в Кодексе 1960 г. Это только такие преступления, которые действительно представляют реальную угрозу как основам конституционного строя, так и безопасности государства в целом.
  В уголовном законодательстве зарубежных стран также предусмотрена ответственность за рассматриваемые деяния. Например, в Уголовном кодексе Франции в книге 4 "Преступления и проступки против нации, государства и общественного спокойствия" раздел первый озаглавлен "Посягательства на основополагающие интересы нации". В этом разделе содержатся главы: "Об измене и шпионаже", "Об иных посягательствах на республиканские государственные институты или целостность национальной территории", "Об иных посягательствах на национальную защиту" и др.
  Раздел первый, с которого начинается особенная часть Уголовного кодекса ФРГ, озаглавлен: "Измена миру, государственная измена и создание угрозы демократическому правовому государству". Во второй главе этого раздела - "Государственная измена" содержатся: _ 81 (Государственная измена Федерации), предусматривающий ответственность за нарушение целостности ФРГ или изменение основанного на конституции конституционного порядка с применением или попыткой применения насилия; _ 82 "Государственная измена земле", в котором говорится о присоединении или отделении Земли либо изменении основанного на основном законе Земли конституционного порядка также путем насилия или угрозы; _ 83, устанавливающий ответственность за приготовление к государственной измене; _ 83, излагающий признаки деятельного раскаяния.
  Второе место в системе особенной части Уголовного кодекса Польши занимает гл. XVII "Преступления против Республики Польша" (13 статей).
  В разд. XII УК Белоруссии "Преступления против государства и порядка осуществления власти и управления" выделена гл. 32 "Преступления против государства".
  В Уголовном кодексе Швейцарии к числу преступлений против государства отнесены: государственная измена (ст. 265), посягательство на независимость Конфедерации (ст. 266), действия и устремления иностранных государств, направленные против безопасности государства (ст. 266 bis), и др.
  В гл. 18 "О преступлениях, связанных с оскорблением монарха", и 19 "О преступлениях против безопасности королевства" Уголовного кодекса Швеции содержатся такие составы преступлений, как призыв к мятежу, вооруженная угроза законному порядку, государственная измена, предательство в переговорах с иностранной державой, шпионаж и др.
  Первое место в Особенной части Уголовного кодекса КНР занимает глава "Преступления против государственной безопасности", содержащая 12 статей. Наиболее опасными законодатель считает причинение вреда суверенитету страны, ее территориальной целостности и безопасности, совершенные в сговоре с иностранным государством (ст. 102); организацию, планирование и практическое участие в вооруженном мятеже или вооруженном бунте (ст. 104); совершение измены и переход на сторону врага (ст. 108) и др. В случае причинения особо серьезного вреда государству и народу в результате совершения таких преступлений в ст. 113 предусмотрена возможность применения смертной казни.
 
 _ 3. История развития законодательства об ответственности за государственные преступления
 
  Ко времени принятия Уголовного уложения 1903 г. в уголовном законодательстве России существовала довольно развернутая система норм об ответственности за посягательства на "царствующего императора, императрицу или наследника престола", а равно на верховную власть. Предусматривалась ответственность и за государственную измену в разных ее вариантах (военная измена, дипломатическая измена и пр.).
  Уголовное уложение содержало жесточайшие наказания за политические преступления. Так, смертная казнь предусматривалась за приготовление и покушение на государя Императора и членов Императорского дома. Даже оскорбление памяти усопших царственных особ наказывалось заключением в крепость.
  Однако Уголовное уложение полностью в силу не вступило. По закону от 7 июня 1904 г. (дополненному законом от 16 июня 1905 г.) в действие были введены: гл. III "О бунте против Верховной власти и о преступных деяниях против священной особы Императора и членов Императорского дома" (ст. 99-107), гл. IV "О государственной измене" (ст. 108-119) и значительное число статей гл. V "О смуте" (ст. 120-137).
  По сравнению с уложением о наказаниях 1845 г. эти главы, как отмечали в то время ученые-правоведы, "представляют значительный прогресс. Более точно определен состав отдельных преступлений, разграничение отдельных степеней виновности, устранение риторических украшений в обрисовке отдельных статей, устранение различных образов и выражений, напоминавших китайских и японских драконов и т.д. Но, по существу, по основным принципам, в них выраженным, эти постановления были, так сказать, жизненно устаревшими к эпохе введения в действие этих глав"*(14).
  Особенно им отличалась гл. V "О смуте". Как крайне реакционные оценивались эти положения советскими и российскими учеными. Так, в этой главе предусматривалось заключение в крепости или в тюрьме за участие в скопище, собравшемся для выражения неуважения к верховной власти, порицания образа правления, сочувствия бунту или бунтовщикам. В ссылку отправлялись за произнесение речи, составление, хранение, правку сочинений, возбуждающих к неповиновению власти (ст. 129, 132).
  Буржуазное временное правительство, пришедшее к власти в феврале 1917 г., сохранило в силе прежнее уголовное законодательство. Поэтому до ноября 1917 г. продолжали действовать Уложение о наказаниях 1845 г. и Уголовное уложение 1903 г. в части вступивших в силу глав. В этот период была несколько усилена ответственность за политические преступления, изданы постановление о привлечении к уголовной ответственности участников крестьянских волнений и закон о наказуемости публичных призывов к совершению преступлений, согласно которому призыв военнослужащих к неисполнению законов и распоряжений военных властей признавались государственной изменой.
  После Октябрьской революции местные народные суды фактически не приняли дореволюционное уголовное законодательство. Однако в связи с необходимостью подавления сопротивления свергнутых классов появляется понятие "контрреволюционное преступление" - деяние, направленное против завоеваний революции. Так, одной из наиболее опасных форм контрреволюционной деятельности считался саботаж, т.е. злостное, преднамеренное расстройство или срыв работы при соблюдении видимости ее выполнения.
  К концу 1918 г. 32 революционных трибунала рассмотрели 324 дела о саботаже (6% всех рассмотренных дел). Подавляющее число осужденных были приговорены к тюремному заключению и принудительным общественным работам. В этот же период создаются и организационные формы для борьбы с контрреволюцией. Решением Совнаркома учреждается Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). За контрреволюционные преступления в первое полугодие существования ВЧК расстреляла 222 человека, а во второй половине 1918 г. число расстрелянных за контрреволюционную деятельность составило 2% от общего числа осужденных за контрреволюционные преступления*(15).
  После принятия 5 сентября 1918 г. постановления СНК "О красном терроре" число расстрелянных увеличилось, но не превысило 600 человек.
  Первым кодифицированным уголовным законом, предусмотревшим ответственность за контрреволюционные преступления, был Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., который в ст. 57 отнес к контрреволюционным "всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских Советов и существующего на основе Конституции РСФСР рабоче-крестьянского правительства, а также действия в направлении той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности и стремятся к ее свержению путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования прессы и т.п.
  Контрреволюционным признается также такое действие, которое, не будучи непосредственно направленным на достижение вышеуказанных целей, тем не менее, заведомо для совершившего деяние содержит в себе покушение на основные политические или хозяйственные завоевания пролетарской революции"*(16).
  Таким образом, согласно Кодексу 1922 г. контрреволюционными признавались не только преступления, направленные к свержению, подрыву и ослаблению существующей в тот период власти, но и деяния, ставящие под угрозу причинения вреда как политические, так и хозяйственные интересы страны.
  В этом Кодексе было уточнено понятие "контрреволюционное преступление" с учетом образования СССР (ст. 58) указанием о защите в силу международной солидарности интересов всех трудящихся, хотя бы и не входящих в Союз ССР.
  В качестве самостоятельной главы в Кодекс вошло Положение о преступлениях государственных, изданное вслед за Кодексом.
  Характеризуя позднее этот период, в тезисах ЦК КПСС отмечалось, что "Курс на строительство социализма партия, рабочий класс отстояли и провели в жизнь в ожесточенной классовой борьбе с остатками свергнутых эксплуататорских классов, с капиталистическими элементами в городе и деревне, с "левыми" и правыми оппортунистами"*(17).
  Значительную опасность представляли действия внешних и внутренних врагов Советской власти, направленные на выяснение экономического положения образовавшегося Советского Союза с тем, чтобы при помощи вредительских действий и саботажа попытаться реставрировать капитализм. Поэтому уже в 1925 г. было решено включить в Кодекс статью об экономическом шпионаже, а в 1933 г. ЦИК СССР принимает постановление "Об ответственности служащих государственных учреждений и предприятий за вредительские акты".*(18)
  В период действия Уголовного кодекса 1926 г. издается большое число постановлений ЦИК и СНК СССР, ВЦИК и СНК, СНК СССР, СНК РСФСР, направленных на борьбу с лицами, препятствующими проведению в жизнь мероприятий партии и правительства. Так, в 1932 г. в Кодекс была включена ст. 731, устанавливающая уголовную ответственность за насилие в отношении активистов.
  В дальнейшем, в 30-х гг., расширяются репрессивные методы борьбы с контрреволюционными преступлениями, существенно дополняется и изменяется законодательство об ответственности за такие преступления. Постановлением ЦИК СССР от 8 июня 1934 г. было изменено понятие и усилена ответственность за измену Родине, каковой признавались нарушение присяги, переход на сторону врага, нанесение ущерба военной мощи государства, шпионаж. В закон об измене Родине была включена оговорка относительно совершеннолетних членов семьи изменника, совместно с ним проживающих или находящихся на его иждивении. Эти лица подлежали даже при отсутствии какой либо вины лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные районы Сибири на пять лет (ч. 2. ст. 581В). Данное положение появилось в результате ошибочных теоретических положений, согласно которым меры социальной защиты (наказание) могут применяться к лицам, невиновным в совершении конкретного общественно опасного деяния. Так, А.А.Пионтковский, обосновывая такую позицию, писал, что в некоторых случаях возникает необходимость "применить принудительные меры к лицам, которые не совершили какого-либо преступления, но которые являются по тем или иным основаниям (по своей прошлой деятельности, по своим связям с преступной средой и пр.) общественно опасными"*(19). В дальнейшем это положение из уголовного законодательства исключили.
  В 1958 г. Верховный Совет СССР принял ряд законов, имеющих большое значение. В их числе - Закон об уголовной ответственности за государственные преступления, полностью вошедший в Кодекс 1960 г. в качестве первой главы Особенной части.
  Законодатель при этом декриминализировал ряд деяний, исключив статьи об ответственности за саботаж, вооруженное восстание, активную борьбу против рабочего класса и революционного движения, недонесение об особо опасном государственном преступлении. Одновременно были криминализированы такие деяния, как пропаганда войны (ст. 71); террористический акт против представителя иностранного государства (ст. 67); особо опасные государственные преступления, совершенные против другого государства трудящихся (ст. 73).
  Глава "Государственные преступления" состояла из двух разделов: "Особо опасные государственные преступления" (ст. 64-73) и "иные государственные преступления" (ст. 74-88). Позднее в эту главу были внесены изменения и дополнения. В 1962 г. была введена смертная казнь за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 87) и за нарушение правил о валютных операциях (ст. 88); установлена ответственность за действия, резорганизующие работу исправительно-трудовых учреждений (ст. 77.1), недонесение о государственных преступлениях (ст. 88.1) и их укрывательство (ст. 88.2). Позднее была включена ст. 76.1, предусматривающая ответственность за передачу иностранным организациям сведений, составляющих служебную тайну (1984 г.); ст. 70.1 - призывы к совершению преступлений против государства (1989 г.) и некоторые другие. Отдельные статьи подверглись существенным изменениям. Так, ст. 70, предусматривающая ответственность за антисоветскую агитацию и пропаганду, была изменена в 1989 г. коренным образом, и ответственность по этой статье была введена за призывы к насильственному изменению конституционного строя.
  В Уголовном кодексе 1996 г. глава об особо опасных государственных преступлениях переименована в преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, сохранено большинство прежних статей, внесены определенные изменения и дополнения в конкретные статьи. Преступления же, входящие в Кодекс 1960 г. в раздел "Иные государственные преступления", законодатель обоснованно отнес к числу посягательств не на интересы государства, а на иные объекты, предусмотрев ответственность за них в других главах, например, гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности", гл. 32 "Преступления против порядка управления" и др. Исключение составили три состава преступления - нарушение национального и расового равноправия, разглашение государственной тайны и утрата документов, содержащих государственную тайну.
  Сложившаяся в Кодексе 1996 г. система преступлений против конституционного строя и безопасности государства - результат значительной работы, проделанной учеными и практическими работниками. При работе над проектами Кодексов 1994 и 1995 гг. менялось название и содержание данной главы, формулировки отдельных составов преступлений и пр.
  Так, в проекте Кодекса 1995 г. отсутствовали статьи о вооруженном мятеже, о посягательстве на государственного или общественного деятеля (ст. 277), но была статья "Террористический акт". После обсуждения были изменены формулировки статей, предусматривающих ответственность за посягательство на государственного или общественного деятеля (ст. 277), за утрату документов, содержащих государственную тайну (ст. 279), и др.
 
 _ 4. Преступления, посягающие на внешнюю безопасность России
 
  К числу преступлений, посягающих на внешнюю безопасность России, относятся государственная измена (ст. 275 УК) и шпионаж (ст. 276 УК). Отдельные ученые относят к данной группе также разглашение государственной тайны (ст. 283 УК) и утрату документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК)*(20).
  Посягательства на внешнюю безопасность характеризуются повышенной степенью опасности, что и обусловило отнесение их к числу особо тяжких преступлений с возможностью определения наказания вплоть до 20 лет лишения свободы.
  Непосредственным объектом государственной измены и шпионажа является внешняя безопасность, которая слагается из суверенитета, обороноспособности и территориальной неприкосновенности*(21). Государственная измена и шпионаж могут посягать одновременно на суверенитет, обороноспособность и территориальную неприкосновенность России и на отдельные слагаемые (компоненты) внешней безопасности, например, только на обороноспособность.
  Государственная измена (ст. 275 УК). В отличие от ст. 64 УК 1960 г. в ст. 275 УК 1996 г. объект посягательства определен более четко - внешняя*(22) безопасность. В прежнем Кодексе государственная безопасность была перечислена наряду с составляющими ее - суверенитетом, территориальной неприкосновенностью и обороноспособностью.
  Государственная измена признается законодателем одним из наиболее опасных преступлений против внешней безопасности России и относится в соответствии с классификацией (ст. 15 УК) к группе особо тяжких преступлений. Суть государственной измены заключается в том, что субъект оказывает помощь иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб России.
  Под иностранным понимается любое государство за пределами суверенной территории России. Иностранные организации могут быть государственными (разведка, армия, спецслужбы и пр.) и негосударственными (например, частные фирмы, концерны, общества). Представителем иностранного государства или иностранной организации может быть как официальное, так и неофициальное лицо, уполномоченное иностранным государством или организацией на совершение определенных действий.
  В ст. 275 УК предусмотрена ответственность за следующие виды государственной измены: а) шпионаж; б) выдача государственной тайны; в) иное оказание помощи в проведении против России враждебной деятельности.
  В Кодексе 1960 г. помимо этих видов измены были перечислены также переход на сторону врага, бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы и заговор с целью захвата власти. Отказ законодателя предусмотреть ответственность за такие действия, как виды государственной измены, обусловлен следующими причинами.
  Переход на сторону врага предполагал совершение этого деяния только в период войны или вооруженного конфликта. Кодекс 1996 г. вообще не упоминает военное время и вооруженные конфликты как признаки составов преступлений против военной службы. В ч. 3 ст. 331 УК отмечается, что ответственность за преступления, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством военного времени.
  Что касается бегства за границу и отказа возвратиться из-за границы как видов измены, то наличие в уголовном законодательстве такого положения противоречило Декларации прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации и Конституции РФ 1993 г.*(23) Это обстоятельство было подтверждено Конституционным Судом РФ в его постановлении от 20 декабря 1995 г.*(24) Такого рода действия подпадали ранее под признаки ст. 83 УК 1960 г., а сейчас - ст. 322 УК 1996 г., при условии, что пересечение границы является незаконным.
  Заговор с целью захвата власти исключен из видов государственной измены, так как при осуществлении такой деятельности совместно с иностранным государством или его представителями содеянное является государственной изменой в виде оказания помощи иностранному государству в проведении враждебной деятельности против России. В тех же случаях, когда такая связь отсутствует, деяние подпадает под признаки ст. 278 УК (вооруженный мятеж).
  Первым видом государственной измены законодатель называет шпионаж.
  Понятие "шпионаж" дано в ст. 276 УК. Он может совершаться путем: а) передачи, б) собирания, в) похищения или г) хранения сведений, содержащих государственную тайну.
  Кроме того, шпионаж может заключаться в собирании и передаче иных сведений при определенных условиях.
  Передача сведений предполагает сообщение иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну. Способ сообщения таких сведений может быть любым (устным, письменным, по телефону, телетайпу и пр.).
  Собирание - получение сведений любым (кроме похищения) способом (наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, фотографирование и пр.).
  Похищение сведений заключается в противоправном, безвозмездном изъятии документов, чертежей, схем, отчетов и любых других носителей секретной информации.
  Хранение*(25) сведений означает совершение действий, связанных с нахождением этих сведений в фактическом владении виновного, и может осуществляться в любых местах - в помещении и вне его, в оборудованных тайниках и пр. Если собирание и похищение предполагают и хранение сведений (хотя бы на непродолжительное время), то хранение возможно без собирания и похищения (например, когда лицо выступает в качестве посредника, когда сведения оказались у него случайно).
  Во всех перечисленных случаях речь идет только о сведениях, содержащих государственную тайну. Это защищаемые государством сведения в области его военной, экономической, внешнеполитической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб внешней безопасности России. Понятие "государственная тайна" дано в Законе РФ от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне" в ред. Федерального закона от 6 октября 1997 г.*(26) Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержден Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. N 1203 (в ред. от 24 января 1998 г. N 61)*(27).
  Так, Л., будучи майором западногерманской группы войск, в марте 1991 г. дал согласие (подписку) на шпионаж для западногерманской разведки и регулярно передавал сведения составляющие государственную тайну, отнесенные согласно перечню к секретным и особо секретным. Л. получил за эти сведения 16 000 западногерманских марок. Л. был осужден Военной коллегией Верховного суда к 10 годам лишения свободы и лишен воинского звания и наград*(28).
  Шпионажем являются также передача или собирание иных сведений, в том числе не составляющих государственную тайну. Ответственность за их собирание и передачу наступает при наличии двух условий: 1) эти действия должны совершаться по заданию иностранной разведки; 2) они предназначены для использования в ущерб внешней безопасности России.
  Под иными понимаются любые сведения, например, данные о промышленных объектах, научных исследованиях, аэродромах. Они могут быть почерпнуты из периодической печати и других публикаций. Бывший начальник германской разведки Н. писал: "Германская разведка гораздо менее рассчитывает на сведения, исходящие из одного, даже надежного источника, или на единую информацию, чем на терпеливое, методическое почти научное изучение мелких подробностей, отобранных из всей массы сведений, проходящих сквозь ее фильтры: Мелкие подробности, отдельные частности, факты, кажущиеся незначительными, проверенные и сравненные с другими дают более достоверные данные"*(29).
  С какого момента шпионаж является оконченным, зависит от характера их действий, которыми он осуществляется. Так, при передаче сведений шпионаж окончен с момента вручения их представителю иностранного государства. Похищение сведений, составляющих государственную тайну, окончено с момента завладения материалами, их содержащими, а собирание - с момента ознакомления с такими сведениями при условии, что ознакомление не было случайным. При хранении сведений шпионаж окончен с момента, когда у виновного оказались сведения, содержащие государственную тайну, которые он не собирал, не похищал, не располагал ими по роду своей работы.
  Другим видом государственной измены является выдача государственной тайны, которая заключается в передаче или сообщении соответствующих сведений иностранному государству, иностранной организации или их представителям. По характеру действий выдача сведений, содержащих государственную тайну, ничем не отличается от их передачи при шпионаже*(30). Обычно эти два вида измены различаются по субъекту. При выдаче виновный не собирает и не похищает сведения, составляющие государственную тайну, а располагает ими по службе или работе*(31). Представляется, что выдача и передача сведений, составляющих государственную тайну, понятия тождественные. Целесообразность выделения такого вида измены, как выдача государственной тайны, при наличии шпионажа вызывает сомнения. При шпионаже передача сведений не ограничена их предварительным собиранием или похищением.
  Так, сотрудник КГБ Василий М., работая в архиве КГБ, копировал секретные документы, переписывал их от руки, выносил из здания в Ясеневе, спрятав в носках, потом перепечатывал на пишущей машинке и прятал в подполе на даче. Поехав в Ригу, он попросил убежище в английском посольстве, предоставив им эти документы*(32). В данном случае, с одной стороны, имела место передача сведений, но, с другой - передавал сведения человек, которому они стали известны по службе. Если следовать даваемым в литературе рекомендациям, то в действиях Василия М. имеется два вида государственной измены. Вряд ли теоретически и практически оправданно подобное разделение.
  Такое мнение ранее высказывалось в доктрине уголовного права*(33).
  Помимо шпионажа и выдачи государственной тайны в ст. 275 УК говорится об ином оказании помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям, которое заключается в совершении различных деяний, направленных на содействие в проведении разведывательной деятельности, вербовку агентов, укрывательство иностранных, шпионов или террористов, снабжение их фальшивыми документами, провал агентуры и т.п. Не имеет значения, совершены ли такие действия по заданию иностранной организации или их представителя либо по собственной инициативе.
  Понятие "враждебная деятельность" предполагает осуществление любой деятельности в ущерб внешней безопасности России. Следовательно, при наличии предварительной договоренности с российским гражданином об оказании помощи иностранному агенту в совершении последним, например, диверсионного акта, нет необходимости ссылаться на статью, регламентирующую институт соучастия, поскольку такие действия уже являются оказанием помощи в проведении враждебной деятельности.
  Рассматриваемый вид государственной измены считается оконченным с момента совершения конкретного действия по оказанию реальной помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб России.
  Если российский гражданин по заданию иностранной разведки совершит преступление против основ конституционного строя или безопасности государства, например, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, диверсию или иное преступление, то его действия должны квалифицироваться по совокупности преступлений - по ст. 275 УК как измена в виде оказания помощи в проведении враждебной деятельности и ст. 277 или 281 УК. Тем самым конкретизируется та помощь, которая оказывается иностранному государству в проведении враждебной деятельности против России.
  Последствия (реальный ущерб, нанесенный внешней безопасности России) не включены законодателем в число обязательных признаков состава государственной измены. Поэтому их ненаступление по причинам, не зависящим от изменника (например, в связи с его намеренной дезинформацией со стороны служб безопасности), не влияет на квалификацию его действий.
  Субъективная сторона государственной измены характеризуется умышленной виной, причем умысел может быть только прямым*(34). Виновный в государственной измене всегда сознает опасность своих действий и возможность причинения ущерба внешней безопасности России и желает совершить такие действия.
  Мотивы преступления на квалификацию не влияют. Так, упоминавшийся ранее бывший работник КГБ Василий М. объяснял мотивы измены несогласием с проводимой в стране политикой. Зачастую изменники действуют по корыстным мотивам либо из боязни быть уличенными в неблаговидных поступках, совершенных во время командировок за границу, и пр.
  Так, Николай Ч., работник одного из военных учреждений, находясь в командировке в США, пьянствовал, принимал участие в кутежах и пр. Все это было зафиксировано американской спецслужбой. Опасаясь, что показанные ему фотографии повлекут неблагоприятные для него последствия в России, Ч. согласился на вербовку. С ним был проведен инструктаж, его снабдили приспособлениями для тайнописи, шифром. Во время следующей командировки в США Ч. передал спецслужбам 35 фотокопий с секретными и особо секретными материалами, составляющими государственную тайну*(35).
  При шпионаже собирание, похищение и хранение сведений, содержащих государственную тайну, должно преследовать цель передачи таких сведений иностранному государству, иностранной организации или их представителям.
  В остальных случаях в отношении цели государственной измены высказываются разные мнения. Одни авторы полагают, что цель не включена законодателем в число обязательных признаков состава измены*(36); другие, что "ряд форм государственной измены могут быть совершены только с целью подрыва и ослабления государства (оказание помощи иностранному государству или иностранной организации в проведении враждебной деятельности)"*(37); третьи ничего не говорят о цели, но отрицают влияние мотивов измены на квалификацию*(38). Как нам представляется, ограничивать состав измены (даже одного ее вида) наличием цели подрыва и ослабления власти ни теоретически, ни практически необосновано, так как в понятие умысла при измене включается осознание того, что изменником совершаются действия в ущерб внешней безопасности России. Поэтому более правильно утверждение: "Подлежит установлению направленность умысла - нанести ущерб внешней безопасности. При этом мотивы и цели могут быть самыми разнообразными"*(39).
  Субъектом государственной измены может быть только достигший 16 лет гражданин России. Виновные в шпионаже иностранные граждане и лица без гражданства привлекаются к ответственности по ст. 276 УК. В отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, являющихся соучастниками (организаторами, подстрекателями и пособниками) гражданина России, совершившего государственную измену, высказываются различные мнения. Одни ученые полагают, что такие лица могут быть соучастниками (кроме исполнителя) лица, совершающего государственную измену*(40), другие, - не могут*(41). Столь однозначно решить данный вопрос нельзя. Государственная измена всегда предполагает наличие той или иной связи с иностранными гражданами, так как она осуществляется путем оказания помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в отношении России. Кроме того, иногда действия иностранцев - организаторов, подстрекателей и пособников подпадают под признаки ст. 276 УК и дополнительной квалификации по ст. 275 УК (со ссылкой на ст. 33) не влекут. В оставшихся случаях теоретически можно представить соучастие иностранца в государственной измене. Например, приехавший в Россию под видом туриста передает свои документы изменнику, чтобы обеспечить его беспрепятственный выезд из страны. Эти действия иностранца можно расценить как пособничество в государственной измене.
  В примечании к ст. 275 УК сформулировано, как и в прежнем Кодексе, специальное основание освобождения от уголовной ответственности лица, виновного в государственной измене, при условии, если: а) оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам России; б) в его действиях не содержится иного состава преступления. Данное примечание конкретизирует ч. 2 ст. 75 УК, предусматривающую освобождение от уголовной ответственности при наличии деятельного раскаяния. Речь идет об уже совершенном преступлении. И именно поэтому в примечании говорится о способствовании предотвращению дальнейшего ущерба, ибо причинение какого-то ущерба в этих случаях презюмируется.
  Согласно примечанию к ст. 275 УК дальнейший ущерб может быть предотвращен путем добровольного и своевременного сообщения органам власти или иным образом. Добровольно - означает, что сообщение сделано по свободному решению виновного при сознании возможности не прибегать к деятельному раскаянию. То обстоятельство, что ему стало известно о производстве следственных или оперативных действий, связанных с его деянием, не исключает его действия как добровольные при наличии признака своевременности.
  Под своевременностью понимается сообщение об изменнических действиях до того, как они стали систематическими и причинили значительный и невосполнимый ущерб внешней безопасности России.
  При наличии указанных в примечании условий освобождение является окончательным и безусловным. При нарушении какого-либо из условий виновный от уголовной ответственности не освобождается, но его поведение может быть оценено как обстоятельство, смягчающее наказание.
  Примечание к ст. 275 УК представляет собой поощрительную норму, призванную сыграть профилактическую роль в отношении такого опасного преступления, как государственная измена и некоторых других (ст. 276 и 278 УК).
  В зарубежном уголовном законодательстве даются различные определения государственной измены, не всегда совпадающие терминологически, но по существу выражающие одно и то же.
  Государственная измена, согласно Уголовному кодексу ФРГ, - это посягательство на территориальную и конституционную неприкосновенность. Деятельное же раскаяние предполагает, что исполнитель добровольно отказывается от дальнейшего выполнения деяния и предотвращает известную ему опасность продолжения другим лицом выполнения данного деяния или существенно ее уменьшает, или если он добровольно препятствует доведению этого преступления до конца. При наличии перечисленных условий суд может либо смягчить наказание, либо освободить от него.
  В ст. 472 УК Испании (разд. XXI о преступлениях против конституции) предусмотрена ответственность за восстание, которое осуществляется для достижения целей: отменить, приостановить или изменить полностью или частично конституцию; отстранить или лишить всех или части прерогатив и полномочий Короля или Регента, или членов Регентства, либо заставить их совершить какое-либо действие против их воли; объявить независимость части национальной территории; вывести подразделение Вооруженных Сил из подчинения правительству и др. (всего в этой статье 7 пунктов). При всем несходстве этого определения с определением государственной измены по Уголовному кодексу РФ понимание измены в целом одинаково и приблизительно в одном и том же объеме.
  По законодательству Швеции государственную измену совершает тот, кто имеет намерение поставить Королевство или его часть путем насилия или другими незаконными средствами или с иностранной помощью под иностранное господство (ст. 1 гл. 19 УК).
  Наиболее схожи с определением государственной измены с УК РФ кодексы Белоруссии, Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и др.
  В Белоруссии предусмотрена ответственность и за квалифицированный вид измены государству (ст. 356 УК). Квалифицирующим это деяние признаком законодатель называет совершение при измене убийства.
  Уголовный кодекс Казахстана включает в качестве обязательного признака государственной измены цель подрыва или ослабления внешней безопасности и суверенитета Республики (ст. 165).
  Шпионаж (ст. 276 УК). Понятие шпионажа по сравнению с Кодексом 1960 г. не претерпело существенных изменений: в число признаков шпионажа добавлено наряду с похищением, собиранием и передачей сведений хранение с целью передачи, а равно исключено указание на военную тайну, поскольку сведения, составляющие военную тайну, - неотъемлемая часть сведений, составляющих государственную тайну.
  Как и государственная измена шпионаж представляет собой посягательство на внешнюю безопасность государства*(42). Однако, если при государственной измене деяние осуществляется как бы изнутри - гражданином России, то шпионаж, предусмотренный ст. 276 УК, совершают только иностранные граждане и несколько реже - лица без гражданства.
  Предметом шпионажа являются те же сведения, что и при государственной измене - это: 1) сведения, содержащие государственную тайну и 2) иные сведения при определенных, указанных в ст. 276 УК обстоятельствах.
  Сведения, составляющие государственную тайну, характеризуются следующими признаками: имеют важное значение для безопасности России; содержатся в определенных носителях; подлежат засекречиванию; перечень их устанавливается правовыми актами; могут содержаться в строго определенных законом областях*(43).
  С объективной стороны шпионаж (так же, как и шпионаж при государственной измене) совершается путем передачи, а равно собирания, похищения и хранения с целью передачи указанных в ст. 276 УК сведений.
  Передача - это сообщение любым способом сведений адресанту; собирание - действия, направленные на получение интересующей субъекта информации; похищение - незаконное изъятие документов или предметов, содержащих или являющихся носителями интересующей субъекта информации; хранение - временное обладание указанными выше документами или предметами. Чаще всего хранение осуществляется лицом, собирающим или похищающим сведения, содержащие государственную тайну. В отдельных случаях хранение может осуществляться лицом, не собиравшим и не похищавшим эти сведения
  Из всех способов совершения шпионажа наибольшую опасность представляет передача сведений иностранному государству, иностранной организации либо их представителям для использования в ущерб внешней безопасности России. Собирание, похищение и хранение сведений по существу являются подготовительной деятельностью к передаче. Однако, учитывая повышенную степень опасности рассматриваемого деяния, законодатель счел их оконченным преступлением*(44).
  Так, в 1999 г. был задержан высокопоставленный сотрудник Главного разведывательного управления (ГРУ) генерального штаба турецкой армии Махмет Бешик, который, помимо подрывной деятельности, занимался военно-техническим шпионажем. В Петропавловске-Камчатском задержали американского бизнесмена Ричарда Оппфельта, собиравшего через местных жителей сведения военного характера*(45). 10 марта 1986 г. задержали Майкла Селлере (второго секретаря посольства США в Москве) во время встречи с агентом по кличке Коул (майор Сергей В. - сотрудник управления КГБ по Москве и Московской области). Коул информировал Селлерса относительно того, как российские органы безопасности ведут наблюдение за американскими разведчиками*(46).
  Если речь идет об иных сведениях, а не о сведениях, содержащих государственную тайну, объективная сторона предполагает только их собирание и передачу. Это могут быть любые сведения, однако их собирание и передача рассматриваются как шпионаж при условии, что они собираются и (или) передаются, во-первых, по заданию иностранной разведки, и, во-вторых, для использования в ущерб внешней безопасности России. Отсутствие одного из этих признаков исключает возможность рассматривать такое деяние как шпионаж. Собирание и передача таких сведений чаще совершаются российскими гражданами нежели иностранцами и рассматриваются тогда при наличии указанных условий как государственная измена в форме шпионажа.
  С субъективной стороны шпионаж может быть совершен только с прямым умыслом. Субъект сознает характер собираемых, похищаемых, хранимых с целью передачи сведений, особенности адресата передачи и желает передать эти сведения данному адресату. При собирании, похищении и хранении сведений, содержащих государственную тайну, обязательным признаком состава шпионажа должна быть цель передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям. Поэтому вряд ли можно согласиться с утверждением, что цель шпионажа не является обязательным его признаком*(47).
  В отношении второго вида шпионажа (собирание и передача иных сведений) высказывалось мнение о наличии специальной цели - использование собираемых или передаваемых сведений в ущерб внешней безопасности России*(48). Более правильным представляется мнение, согласно которому достаточно осознания предназначения сведений для использования в ущерб внешней безопасности России*(49).
  При шпионаже второго вида осознанность того, что сбор и передача иных сведений осуществляются по заданию иностранной разведки и для использования их в ущерб внешней безопасности России, должна включаться, по нашему мнению, в понятие прямого умысла как осознанность опасности и характера действия. Признавать же этот вид шпионажа только при наличии специальной цели использования в ущерб внешней безопасности России - означает значительное ограничение рассматриваемого состава преступления.
  На квалификацию шпионажа не влияют мотивы преступления. Они могут быть личными, корыстными, политическими, националистическими и др.
  Субъект шпионажа, предусмотренного ст. 276 УК, - только иностранный гражданин или лицо без гражданства. Совершение таких действий гражданином России, как уже отмечалось, влечет квалификацию по ст. 275 УК за государственную измену.
  В последние годы увеличивается число граждан России, обладающих двойным гражданством. В случаях совершения таким гражданином шпионажа вопрос о квалификации его действий по ст. 275 или ст. 276 УК решается в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела, того, гражданином какого государства он считает себя в первую очередь, где живет большее время года, где работает, где проживает семья и т.д.*(50)
  Представляется неправильной рекомендация авторов, предлагающих квалифицировать случай совершения шпионажа лицом с двойным гражданством (одно из них - гражданство России) одновременно по совокупности ст. 275 и ст. 276 УК*(51). Такая рекомендация противоречит принципу справедливости: "Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление" (ст. 6 УК).
  По совокупности преступлений должны нести ответственность, например, шпионы, нелегально заброшенные через государственную границу (приготовление к шпионажу и незаконное пересечение государственной границы), за убийство или причинение вреда здоровью лицам, задерживающим шпиона, шпионы, осуществляющие помимо сбора сведений и диверсионные акты, и т.п.
  Согласно примечанию к ст. 275 УК лица, совершившие преступление, предусмотренное ст. 276 УК, освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовали предотвращению дальнейшего ущерба интересам России и если в их действиях не содержится иного состава преступления*(52).
  В законодательстве зарубежных стран ответственность за шпионаж не всегда дифференцирована в зависимости от гражданства субъекта.
  Весьма подробно регламентирована ответственность за шпионаж в Уголовном кодексе Швейцарии. В нем содержатся статьи о дипломатическом шпионаже (ст. 267), об экономической разведывательной деятельности (ст. 273), о военной разведывательной деятельности (274). Деяния в этих случаях выходят за рамки шпионажа, как он сформулирован в Кодексе РФ. Например, дипломатический шпионаж заключается не только в разглашении определенных сведений, но и в фальсификации, уничтожении определенных документов, а также в умышленном проведении сношений с иностранным правительством в ущерб Конфедерации. Допускается совершение таких действий и по неосторожности (ст. 267).
  В Швеции к ответственности за шпионаж может быть привлечено лицо, которое с целью оказания помощи иностранной державе без законных полномочий получает, передает, предоставляет или иным образом выдает информацию, касающуюся оборонных сооружений, вооружения, снабжения, импорта, экспорта, производственных технологий и пр., если раскрытие этой информации может причинить вред безопасности Королевства (ст. 5 гл. 19 УК).
  В Уголовном кодексе ФРГ помимо 7 параграфов о выдаче государственной тайны содержатся и такие, как шпионская агентурная деятельность по заданию секретных агентурных служб (_ 99). Однако в этих случаях субъектом является гражданин Германии.
  В ст. 411-1 УК Франции четко определено, что действия, предусмотренные ст. 411-2 (о сдаче иностранному государству, иностранной организации всей или части национальной территории) и ст. 211-11 (о подстрекательстве к совершению какого либо преступления, указанного в гл. 1 "Об измене и шпионаже"), совершенные французским гражданином, образуют измену, а любым другим лицом - шпионаж. Как видим, здесь состав шпионажа не ограничен передачей (а также собиранием, похищением и пр.) определенных сведений.
  В Уголовном кодексе Испании в гл. I "Об измене" (разд. XXIII) дается довольно развернутая система норм об ответственности испанцев*(53), а в ст. 586 говорится, что "Иностранцу, находящемуся в Испании, который совершит любое преступление, описанное в этой главе, наказание назначается на ступень ниже".
  В законодательстве Узбекистана, Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана, Белоруссии понятие "шпионаж" в его основных признаках совпадает с понятием, даваемым в Кодексе РФ. Однако в некоторых кодексах этих государств примечание относительно освобождения от уголовной ответственности дано в статье о шпионаже и касается только одного этого состава преступления, например, в ст. 160 УК Узбекистана, в ст. 358 УК Белоруссии.
 
 _ 5. Преступления, посягающие на лиц, осуществляющих государственную или общественную деятельность*(54)
 
  Опасность таких преступлений определяется тем, что посягательства на лиц, осуществляющих государственную или общественную деятельность, могут привести к дестабилизации политической обстановки в стране, обострить противоречия в политической сфере, негативно отразиться на международном положении страны и пр.
  К лицам, осуществляющим государственную деятельность, относятся лица, наделенные законодательными, исполнительными, судебными или иными властными функциями в государственном аппарате, проводящие в жизнь политику государства. Это представители высшего руководства, члены правительства, руководители различных ведомств, депутаты и др. как федерального уровня, так и субъектов Федерации*(55). Их принято называть государственными деятелями.
  К числу лиц, осуществляющих общественную деятельность (общественные деятели), относятся руководители различных общественных организаций (например, профессиональных, религиозных), политических партий, массовых движений и иных общественных объединений. Представляется, что к таким лицам можно отнести и наиболее активных участников таких организаций и объединений. Сомнение вызывает предложение относить к таким лицам по функциональному признаку представителей средств массовой информации, культуры, науки, образования*(56). Как нам кажется, специально выделять лиц этих категорий вряд ли целесообразно, так как они могут подпадать под понятие "государственный деятель" либо "общественный деятель" в зависимости от осуществляемых функций в государственных органах либо общественных органах и объединениях.
  В Уголовном кодексе 1960 г. предусматривалась ответственность за посягательство не только на государственного или общественного деятеля, но и на представителя власти (ст. 66), а также представителя иностранного государства (ст. 67).
  Кодекс 1996 г. вполне обоснованно исключил указание на представителя власти, поскольку посягательства на таких лиц в зависимости от осуществляемых ими функций в системе государственной власти подпадают либо под признаки ст. 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), либо ст. 295 (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), либо ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа).
  Что же касается посягательства на представителя иностранного государства с целью провокации войны или международных осложнений (ст. 67 УК 1960 г.), то такие действия подпадают под признаки ст. 360 (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой), в которой в качестве обязательного признака состава преступления предусмотрена цель - провокация войны или осложнение международных отношений.
  Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК) осуществляется с целью прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (террористический акт).
  Объектом рассматриваемого преступления является прежде всего*(57) установленная конституцией РФ политическая система России. Однако это преступление посягает и на второй дополнительный, но обязательный объект - на жизнь государственного или общественного деятеля.
  Потерпевшим в этих случаях является государственный или общественный деятель. Члены его семьи потерпевшими не признаются. посягательство на их жизнь, даже если оно связано с деятельностью указанных выше лиц, квалифицируются не по ст. 277 УК, а по иным статьям в зависимости от характера действия, последствий и других обстоятельств дела.


           стр. 1 (из 14)           След. >>

Список литературы по разделу