INFINAN.RU

ИНСТИТУТ ФИНАНСОВОГО АНАЛИЗА



 


           стр. 5 (из 8)           След. >>

Список литературы по разделу

 "Пусть погибнет мир, но торжествуют законы, фемида", - говорили древние. Вроде бы, на первый взгляд, формализмом пахнет. Но если глубже задуматься, то можно понять, что торжество законов не ведет к гибели мира, скорее, наоборот, беззаконие грозит гибелью людей и мира в целом.
 Отрицательные стороны бюрократии устраняются законодательным путем.
 При любой государственной службе могут быть злоупотребления, деградация ее положительной сути. Поэтому законодательство
 178
 должно предусмотреть гарантии от злоупотреблений. К ним относятся:
 - четкое распределение дел между различными ведомствами;
 - порядок назначения или выборов государственных служащих;
 - снятие социальных ограничений при поступлении на государственную службу;
 - контроль сверху за каждой управленческой должностью и функцией;
 - проверка квалификации при приеме на службу и повышение квалификации в ходе ее прохождения;
 - определенные моральные требования и надлежащее политическое воспитание государственных служащих;
 - материальное обеспечение служащих должностными окладами и другими благами;
 - оптимальное соотношение гласности и секретности в государственной службе и охране государственной тайны;
 - обеспечение права граждан на службу в государственном аппарате независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, отношения к религии и местожительства;
 - деполитизированность служащих.
 Государственная служба в цивилизованных странах строится и функционирует с учетом этих гарантий от злоупотреблений.
 179
 
 Глава 6. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 1. Развитие теории государственной власти
 Как мы уже отметили, государство представляет собой организацию политической власти общества. По тому как будет функционировать эта власть как раз и люди будут судить о характере этой власти. Гражданское общество не только участвует в формировании основных (ключевых) звеньев единой политической (государственной) власти, но и определяет порядок функционирования этой власти и может эффективно контролировать деятельность власти. На этот счет современная теория государства и права выработала специальное учение о государственной власти, что, по нашему мнению, означает одно и то же, что и понятие "политическая власть".
 Государственная власть как понятие представляет собой разновидность власти вообще. Власть же в общем смысле (общесоциологическом смысле) представляет собой способность и возможность оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств. В этом смысле государственная власть стоит рядом с такими понятиями, как социальная власть, экономическая власть, родительская власть и т.д. Каждая из этих видов властей по существу направлена на оказание воздействия на поведение людей с помощью различных средств - авторитета, воли, насилия и т.д. Государственная власть также может использовать различные средства для воздействия на поведение людей. Однако отличительной чертой государственной власти, по сравнению с другими видами власти, является то, что она и только она может применять и, как правило, применяет юридические законы (систему общеобязательных велений) в качестве средства воздействия на поведение людей.
 Осмысливая понятие и сущность государственной власти, во-первых, необходимо иметь в виду, несмотря на то, что государственная власть, так же как и само государство, бывает различных типов, но она характеризуется общими признаками, отличающими ее от других видов власти в обществе. Отсюда следует, что государственная власть, когда бы в историческом плане и где бы не проявилась, она остается специфической, ей только присущими особенностями, разновидностью власти.
 Во-вторых, государственная власть конкретного государства, какие бы разграничения функций в ее рамках не осуществлялись, всегда остается единой и целостной. Это очень важный момент в усвоении сути государственной власти: государственная власть в любом обществе образует, прежде всего, целостное единство. Иначе государство просто не сможет выполнить свои задачи по обслуживанию интересов общества. Единство государственной власти основывается на том, что источником и носителем государственной власти является народ, как политическая общность, имеющим общие интересы и волю.
 Единая, целостная государственная власть характеризуется следующими чертами или свойствами:
 1. Каждая конкретная государственная власть имеет свою социальную опору, базу. Такой базой может выступать определенный класс или определенные слои общества. Такой базой могут выступать в определенных случаях и сами государственные служащие. Это наблюдается в тоталитарных государствах, где государственный аппарат раздувается, вся общественная жизнь огосударствляется и государственная власть обслуживает как бы саму себя.
 В цивилизованных демократических странах государственная власть должна опираться на общие интересы своего народа, образующего единую политическую или политико-правовую общность. Это положение объясняется тем, что источником государственного суверенитета и государственной власти всегда остается народ, формирующий государство и определяющий рамки власти.
 2. Государственная власть в обществе обладает свойством верховенства. Это означает, что другие власти в обществе по отношению к государственной власти носят подчиненный, подзаконный характер. Государственная власть в целом, а не какая-либо ее ветвь обладает верховенством в обществе.
 3. Свойством государственной власти является ее всеобщность и универсальность. Это означает, что на территории данного государства, как политико-территориальной организации, государственная власть действует повсеместно, распространяет свою волю на всех без исключения. При этом опять-таки государственная власть выступает как единое, целостное явление.
 4. Свойством государственной власти является ее иерархическое построение. Это означает, что государственная власть в общест-
 180
 181
 ве строится сверху вниз, а не .наоборот. Это объясняется тем, что воля всего народа, как политической общности, формируется в высших представительных органах власти (парламенте, конгрессе, национальном собрании и т.д.). Воля людей отдельных регионов, отдельных частей государства не может перекрывать волю государствооб-разующего народа. Если допустить такое, то оно приведет к хаосу и беспорядкам, поскольку каждая местность начнет выпячивать свои интересы. Так же как действует примат международных принципов перед национальными принципами, положенные в основу деятельности государства и закрепленные в Конституции страны превалируют (при их столкновении) перед интересами отдельных частей государства.
 Целостность государственной власти в рамках конкретного государства цементируется политической общностью народа, образующего государства, его суверенитетом. В стабильных государствах, в первую очередь, достигается политическое единство народа (хотя бы большинства), на чем и основывается целостность государственной власти.
 Понимание проблемы целостности государственной власти, в свою очередь, ставит задачу уяснения смысла разделения власти. Как же соотносятся понятия "целостность государственной власти" и принцип "разделения власти"? Что представляет из себя понятие "разделение властей".
 2. Понятие разделения власти
 Осмысливая понятие разделение власти, следует иметь в виду, что в литературе обычно пишут о разделении властей, то есть слово власть употребляют во множественном числе. Между тем речь должна идти о разделении единой (одной) власти, так как государственной власти органически присущи единство и целостность.
 Чтобы лучше разобраться в понятии разделение власти, нужно это понятие сопоставить с такими смежными понятиями, как единоначалие, разделение функций.
 В первую очередь, нужно уяснить, что термин разделение власти относится не к характеристике государственной власти в целом. Государственная власть в конкретном обществе характеризует-
 182
 ся, как уже отмечалось, единством, целостностью. Поэтому "единство власти" - это характеристика государственной власти в целом. Разделение же власти - это понятие, которое характеризует порядок функционирования государственной власти. Поэтому понятие "разделение власти" корреспондируется с понятием "единоначалие". Другими словами, если мы зададимся вопросом: каким образом функционирует государственная власть в том или ином конкретном обществе, то мы должны выйти на проблемы единоначалия и разделения власти. Отсюда можно сделать вывод, что государственная власть в конкретном обществе, в соответствии с его конституцией, может функционировать на принципах единоначалия или разделения власти. Отсюда понятие "разделение власти" нужно отличать и от понятия "разделение функций". Последнее характерно для любого порядка функционирования государственной власти, основанной на принципах разделения ли власти или единоначалия. Когда говорят о разделении функций, то речь идет о разграничении функций различных органов государственной власти, что характерно для любого государства.
 Далее. Для лучшего освоения сущности понятия "разделение власти" необходимо подойти к раскрытию его в историческом соотношении с понятием "единоначалия".
 Еще с древних времен установился двоякий подход к функционированию государственной власти. Одни считали, что государственная власть должна функционировать на принципах единоначалия. Носителем единоначалия является монарх, император, король и т.д. Этот принцип обосновывался тем, что при единоначалии обеспечивается устойчивое централизованное государственное управление обществом, устраняется сепаратизм и общество развивается лучше. Просвещенными сторонниками теории единоначалия выступали итальянец Н.Макиавелли (1469-1527 гг.), француз Жан Воден (1530-1596 гг.), англичанин Т.Гобсс (1588-1679 гг.). По мнению представителей единоначалия, воля монарха считается волей всех, его власть -выше закона, безгранична. Монарх не несет ответственности перед какой-либо человеческой инстанцией. Разделение власти, по их представлению, ведет к безначалию. В государстве с единоначалием законодательству и суду отводится роль марионеток. Теория единоначалия в свое время служила оправданием абсолютной монархии, а в
 183
 последнее время способствовали возникновению и функционированию административно-командной системы управления.
 Наряду и параллельно с теорией единоначалия возникла и с переменным успехом развивалась теория разделения власти. Возникновение этой теории также уходит в древние века. Уже древние римляне пытались разделить власть на законодательную и исполнительную. Это делалось для того, чтобы увести государственное управление обществом от деспотизма, диктатуры монархов. Но наибольшее развитие теория разделения власти получила в эпоху просвещения. Учениями англичанина Джона Локка (1632-1704 гг.), французского юриста Шарля Монтескье (1689-1755 гг.) идея разделения власти превратилась в целостную и весьма привлекательную теорию.
 Суть теории разделения власти направлена на критику теории единоначалия, которая ведет к тоталитаризму и деспотии. В соответствии с теорией разделения власти единая государственная власть должна функционировать в рамках системы сдержек и противовесов. Система сдержек и противовесов направлена на то, чтобы: во-первых, государственная власть не сосредоточивалась только в одной ветви власти, у одного лишь главы государства; во-вторых, она предполагает самостоятельную в рамках законов и взаимовлиятельную деятельность трех частей единой государственной власти: законодательной, исполнительной, судебной,, Но главная цель "изобретения" теории разделения власти заключается в том, чтобы удержать власть монарха, императора, короля и т.д. Отсюда и в современных условиях, когда вроде и нет монархов, императоров, королей и генеральных секретарей, но необходимость в разделении власти, то есть в действенности системы сдержек и противовесов остается. Система сдержек и противовесов в современных президентских республиках должна быть направлена на удержание в рамках законов исполнительной ветви власти.
 В переводе на житейский язык систему сдержек и противовесов следует понимать так, что обществом оперативно (повседневно, ежечасно) управляет исполнительная власть (Президент, Кабинет Министров). Однако исполнительная власть действует, осуществляет свою деятельность в строгом соответствии с законами, принятыми законодательной властью (Парламентом). Независимая судебная
 184
 власть существует для того, чтобы привлечь к ответственности любого, кто нарушает закон. При этом все три ветви власти независимы друг от друга, но четко и тесно связаны друг с другом законами.
 Смысл принципа разделения власти сводится к тому, что даже законодательная власть не всесильна. Она принимает законы в рамках Конституции и не имеет права произвольно вмешиваться в сферу исполнительной и судебной ветвей властей.
 Отсюда полновесность теории разделения власти сводится не просто к наличию трех ветвей власти в государстве - законодательной, исполнительной и судебной (почти в любом государстве эти ветви власти имеются и их функции в общем и в целом разграничены), а к тому, что эти три ветви власти на законодательной основе функционируют как система сдержек и противовесов по отношению друг к другу.
 Конечно, такая раскладка трех ветвей властей требует очень четкой конституционной базы их деятельности, наличия недвусмысленных механизмов влияния друг на друга в случаях нарушения конституционных требований к их функциям и т.д.
 Принцип разделения властей характерен для истинно демократических государств с четко выделенной представительной формой правления. Принцип разделения власти предполагает безусловную легитимность государственной власти. Легитимность государственной власти применительно к конкретному обществу означает, что конституция этого общества принята с участием большинства народа и выражает его волю, а формирование и деятельность всех органов государства осуществляется в строгом соответствии с предписаниями конституции, особенно это относится к порядку формирования и деятельности законодательной, исполнительной и судебной власти. Законодательная власть не властна, а ограничена в своих полномочиях конституцией. Исполнительная власть, как правило, также формируется выборным путем, а не назначается и освобождается законодательной властью. Короче говоря, государственная власть - это власть от народа и в интересах народа. Там, где государственная власть субъективно разделена между отдельными лицами или узурпирована кем-то, благодаря каким-то махинациям, власть теряет свою легитимность. Легитимная власть - это справедливая, народная, демократическая власть. Лишь при соблюдении легитимности власти можно говорить о действительном разделении власти.
 185
 3. Система сдержек и противовесов в осуществлении власти
 Принцип разделения власти в конкретном государстве обеспечивается рычагами, в совокупности образующими механизм проявления системы сдержек и противовесов в осуществлении единой государственной власти. К числу этих рычагов, как правило, относятся следующие:
 /. Конституционное закрепление принципа разделения власти с четким указанием пределов прав каждой власти и определением средств сдержек и противовесов в рамках взаимодействия трех ветвей власти. При этом важно, чтобы Конституция в конкретном государстве принималась специально созданной организацией (конституционной ассамблеей, конвентом, учредительным собранием и т.д.)- Это необходимо, чтобы законодательная власть не определяла сама объем своих прав и обязанностей. Как показывает практика, если конституцию принимает парламент, то он не всегда подходит объективно к определению своего места в структуре государства.
 2. Юридическое ограничение пределов властных полномочий ветвей власти. Принцип разделения власти не позволяет ни одной ветви власти обладать неограниченными полномочиями: они ограничиваются конституцией. Она же определяет и основную функцию законодательного органа - создание и поддержание условий, которые обеспечивают достоинства человека как личности (гражданские, политические права и свободы). Каждая ветвь власти наделяется правами воздействия, если та становится на путь нарушения конституции и законодательства.
 На практике бывает очень непросто ограничивать полномочия законодательной власти, которая нередко считает, что может принять любой закон. Между тем в соответствии с Конституциями правовых обществ четко определяется направление деятельности законодательной власти и ее полномочия также ограничиваются.
 Главное направление деятельности законодательной власти -это установление и обеспечение в обществе легитимного закона и справедливости. Поэтому сама законодательная власть:
 а) не должна принимать законы, допускающие дискриминацию отдельных лиц, групп или меньшинств по признаку расы, религии, пола и тому подобным признакам, которые дают основания для
 186
 проведения различия между людьми, группами людей или меньшинствами;
 б) не должна нарушать свободу религиозных убеждений и свободу совершения религиозных обрядов;
 в) не должна отказывать членам общества в праве иметь выборную исполнительную власть;
 г) не должна налагать ограничений на свободу слова, свободу собраний или свободу ассоциаций;
 д) должна воздерживаться от придания законам обратной силы;
 е) не должна препятствовать осуществлению основных прав и свобод личности;
 ж) должна предусмотреть процедурный механизм и гарантии, посредством которых реализуются и сохраняются вышеназванные свободы.
 От исполнительной власти требуется эффективность в ее деятельности по оперативному управлению общественной жизнью и добросовестность в соблюдении законов. Исполнительная власть должна быть наделена достаточными полномочиями, самостоятельностью в реализации своих функций, но в рамках закона.
 Главная характеристика судебной власти - это ее независимость от других ветвей власти, что позволяет ей без страха выполнять свои обязанности. Независимая судебная власть является неотъемлемым признаком свободного общества, признающего власть права. Принцип независимости судебной власти в разных странах разрешается по-разному. Многое здесь зависит от порядка назначения, перемещения и продвижения судей, материально-технического оснащения их деятельности. Важным здесь представляется и порядок смещения судей, когда такая необходимость возникает объективно. Представляется, что более подходящим для обеспечения принципа независимости судей является порядок, когда смещение судей с поста рассматривается не законодательной или исполнительной властями, а органом судебного характера (особым составом суда, специальной судебной инстанцией, корпорацией юристов и т.д.).
 3. Взаимное участие в кадровом наполнении органов власти. Этот рычаг сводится к тому, что законодательная власть участвует в формировании высших должностных лиц исполнительной вла-
 187
 сти. Так, в парламентских республиках правительство формируется парламентом из числа представителей той партии, которая одержала победу на выборах и имеет большое количество мест в парламенте. В результате, как правило, получается неплохое взаимодействие двух ветвей власти. Парламент может принимать участие в формировании правительства и в- президентских республиках, формируя правительство, Президент конституционно обязан согласовать некоторые кандидатуры с парламентом. Парламент и Президент участвует в формировании судебной власти.
 4. Вотум доверия или недоверия. Вотум доверия или недоверия - это воля, выраженная большинством голосов в органе законодательной власти по поводу одобрения или неодобрения политической линии, определенной акции или законопроекта правительства. Вопрос о вотуме может поставить само правительство, орган законодательной власти, группа депутатов. Если орган законодательной власти выразил вотум недоверия, в зависимости от конкретных условий конкретного государства, то правительство уходит в отставку или им распускается парламент и объявляются выборы.
 В результате очень большой специфичности этого рычага противовес вотум доверия или недоверия практикуется лишь в парламентских республиках с неравноправной двухпалатной системой общенационального представительного учреждения (парламента). Как правило, распускается,нижняя палата парламента, а в этот период функция законодательной власти осуществляется верхней палатой парламента. С учетом того, что вотум доверия или недоверия является очень радикальной мерой, то возможность использования этого рычага воздействия на определенную ветвь власти и, самое главное, процедура осуществления его должны быть четко предусмотрены в Конституции страны, где он применяется.
 5. Право вето. Вето - это безусловный или отлагательный запрет, налагаемый одним органом власти на постановления другого. Правом вето пользуется глава государства, а также верхняя палата, при двухпалатной системе, по отношению к постановлениям нижней палаты. В условиях развития парламентаризма глава государства (монарх, Президент) сегодня не пользуется абсолютным (безусловным) правом вето. Безусловное вето сохраняется лишь (в отдельных случаях) за верховной палатой парламента.
 Президенту, как правило, принадлежит право отлагательного ве-
 188
 то, которое парламент может преодолеть путем вторичного рассмотрения и принятия постановления квалифицированным большинством.
 Право вето при президенте имеет реальную силу в президентских республиках, где президент является и главой государства и главой правительства. Здесь право вето, при определенных случаях, может привести к вотуму доверия или недоверия и роспуску парламента.
 6. Конституционный надзор. Конституционный надзор означает наличие в государстве специального органа, призванного следить за тем, чтобы ни одна власть не нарушала требование Конституции. Функции Конституционного надзора, как правило, выполняют специально созданные органы (Конституционный суд, Конституционный Совет) или органы, на которые Конституцией возложены функции надзора за соблюдением ее требований (например, Верховный суд США). Правом обращаться к органам Конституционного надзора обладают как органы законодательной власти, так и исполнительной власти. Органы конституционного надзора могут рассмотреть конституционность актов органов государственной власти и управления и по своей инициативе.
 7. Политическая ответственность высших должностных лиц государства. Политическая ответственность - это ответственность, предусмотренная Конституцией за политическую деятельность. От уголовной, материальной, административной, дисциплинарной ответственности она отличается основанием наступления, процедурой привлечения к ответственности и мерой ответственности.
 Основанием политической ответственности являются поступки, характеризующие политическое лицо виновного, затрагивающие его политическую деятельность.
 Процедура привлечения к ответственности (политической) отличается тем, что ею занимаются не общие следственные органы и суды, а специальные, особо предусмотренные в Конституции той или иной страны органы. Ими могут быть Конституционный суд, Верховный суд в специально предусмотренных случаях, какая-то палата парламента, специальная комиссия и т.д.
 Мерами ответственности при этом выступает отставка от занимаемой должности, смещение с поста, лишение иммунитета неприкосновенности (например, депутатской, дипломатической и т.д.).
 189
 Распространенным видом политической ответственности является импичмент, представляющий собой порядок привлечения к ответственности и судебного рассмотрения дел о правонарушениях высших должностных лиц. В настоящее время импичмент применяется в двухпалатных парламентских странах, где привлечение к ответственности и предание суду осуществляет нижняя палата, а рассмотрение дела - верхняя палата парламента.
 8. Судебный контроль. Деятельность любых органов государственной власти и управления, решения которых неблагоприятным образом затрагивают правовой статус личности, честь и достоинство человека, должна подвергаться надзору судов с правом окончательного решения о конституционности их актов. То же самое, если гражданину нанесен вред в результате незаконных действий органов власти. Он должен располагать достаточными средствами защиты, иметь право возбудить судебный иск против государства и его органов.
 Таким образом, если в целом представить механизм функционирования трех ветвей власти, то центральное место в нем нужно отводить исполнительной власти, которая постоянно обеспечивает слаженное функционирование его государственного механизма. Но она работает в рамках власти закона, установленной Конституцией и деятельностью законодательной власти. Судебная власть, с другой стороны, следит за тем, чтобы она (исполнительная власть) не нарушала установленные правовые требования.
 Разделение власти и сегодня во многих странах используется как "фулпруф", что в переводе с английского означает "защиту от дураков" (т.е. от случайных ошибок какой-либо ветви власти или высокого должностного лица государства). В то же время разделение власти - важный признак сохранения демократического режима в обществе.
 4. Исторические формы легитимации государственной власти
 Для более четкого уяснения природы государственной власти большое значение имеет правильное понимание форм легитимации государственной власти. Под легитимацией государственной власти понимается признание или подтверждение законности формирования
 190
 органов власти, должностных лиц, основанных, как правило, на демократических выборах1.
 Теория юриспруденции имеет дело в основном с легитимной государственной властью. В принципе она может вырабатывать рекомендации лишь в духе должного. Конечно, она должна обобщать и сущее, выявлять недостатки в организации и деятельности государственной власти. Но главная задача теории юриспруденции - раскрывать и определить схемы деятельности именно легитимной государственной власти.
 В современной теории юриспруденции основной формой легитимации государственной власти является формирование и деятельность ее на основе демократических законов. Проблема легитимности государственной власти особое значение имеет в случаях реализации мер государственного принуждения.
 Государственное принуждение всегда должно осуществляться как на легитимной основе (например, судьями, избранными или назначенными в порядке, предусмотренном законодательством), так и в легальной форме (например, закрытые судебные заседания могут быть лишь в случаях, предусмотренных в законодательстве). Легитимация и легализация государственного принуждения всегда должна облекаться в правовую форму.
 В то же время история знает случаи, когда юридическое право не может служить единственной формой легитимации государственной деятельности. Иногда эта функция переходит к обычным социальным нормам, признаваемым международным сообществом. Так, например, в США сложившаяся социальная норма о праве народа на сопротивление угнетению в свое время позволила разорвать колониальные отношения американского общества с Англией.
 Социальные революции, акции, как правило, совершаются в разрыве от существующих правовых требований, но легитимность государственного принуждения при этом может обосновываться сложившимися к этому времени мнению большинства членов общества, требующих изменения существующего общественного и государственного строя. Таким образом, видимо, можно объяснить и события, происшедшие 3-4 октября 1993 года в г.Москве, когда суще-
 ' Большой энциклопедический словарь. М. С. 632.
 191
 ствующие правовые нормы пришли в противоречие с объективной необходимостью развития общества.
 Однако, из всех этих случаев следует различать действия различных хунт, переворотов, которые не опираются на действительные потребности общества, на мнение большинства членов государство-образующего общества, то есть являются действиями, не основанными на легитимированные социальные нормы.
 В целом, основной, цивилизованной формой легитимации деятельности государственной власти является демократический закон, то есть закон, принятый на референдуме или представительным законодательным органом государственной власти. В отдельных исторических условиях, когда таких законов нет, или не представляется возможность их разработки и принятия, то легитимация деятельности государственной власти может быть основана на социальных нормах, отвечающих требованиям общечеловеческой ценности. Другими словами, фактические действия органов государственной власти в этих случаях должны быть основаны на такие социальные нормы, которые воспринимаются мировым сообществом.
 192
 Глава 7. ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА 1. Понятие функции государства
 Функции государства можно определить как основные направления его политической деятельности, в которых выражаются сущность и социальное назначение власти.
 В имеющейся научной литературе по теории государства вся проблема относительно функции государства, как правило, сводилась к классификации функции на внутренние и внешние, на классовые и общесоциальные. В литературе последних лет, в частности, в учебнике под редакцией В.В.Лазарева "Общая теория права и государства" сделана попытка рассмотреть проблему функции государства несколько по-иному. Здесь выделяются четыре функции государства: экономическая, политическая, социальная и идеологическая.
 Думается, что и этот подход страдает немалыми недостатками: во-первых, все направления деятельности государства являются политическими, так как государство - это организация политической власти. Поэтому выделить политическую функцию с экономической и идеологической нельзя. Можно говорить об экономической политике государства, о социальной политике и т.д.; во-вторых, выделить идеологию функции государства также некорректно. Государство не может поддерживать какую-то идеологию, превращать ее в государственную. Куда может вывести такой подход мы уже знаем.
 На мой взгляд, при уяснении понятия функции государства необходимо отправляться от цели и задачи государства, то есть задаться вопросом: зачем людям необходимо государство, каково его назначение?
 Анализируя достижения мировой государственно-правовой науки, сегодня можно прийти к выводу о том, что государство нужно людям для более эффективной организации охраны их прав и интересов. Охрана прав и интересов граждан - главная забота государства и соответственно этому должны быть определены основные направления его политической деятельности и сформирована внутренняя структура государства.
 Кстати сказать, даже внешним ознакомлением со структурой создаваемой в конкретном государстве различных министерств и ве-
 193
 домств можно судить о характере государства, об основной задаче и функциях, которые данное государство ставит перед собой. Так, в Советском Союзе в одно время насчитывалось около 170 союзных министерств и ведомств. По количеству министерств и ведомств СССР явно был рекордсменом мира. Однако большое количество министерств и ведомств явно не,было сориентировано на деятельность во благо народа. В период СССР, например, Председатель КГБ, Министр обороны, Министр иностранных дел были членами Политбюро и имели значительно большую возможность для решения проблем своего ведомства, нежели министр сельского хозяйства или жилищно-коммунального хозяйства. Некоторые ведомства, например, Ведомства по правам человека, Конституционный суд, как обязательные атрибуты правового (справедливого) государства, вообще не были организованы. СССР -явно был сориентирован на установление господства в мире, а об уровне жизни своих граждан, по существу, не заботился.
 Решение всех проблем, возникающих в общественной жизни людей, на справедливой основе является одним из важнейших устоев современного общества. Поэтому обеспечение справедливости в обществе - главное социальное назначение правового государства, отсюда должны быть определены его функции.
 Развитие общественной жизни людей протекает в сложном взаимодействии различных интересов и в весьма динамичных условиях. В любом обществе -можно встретить нищету, болезни, трудности в обеспечении стабильных источников средств к существованию. Экономические подъемы и спады, обусловленные ими безработица, социальная дезориентация, преступность требуют постоянного напряжения соответствующих структур государства и безотлагательного разрешения, возникающих при этом больших и малых проблем. При этом для государства благосостояние людей всегда должно оставаться основным смыслом его политической деятельности. Только здоровые и образованные люди могут сплачивать государствообра-зуюшее общество. Поэтому государство, имея в виду обеспечение справедливости во взаимоотношениях между людьми, должно постоянно заниматься охраной прав и интересов всех своих граждан, независимо от их национальности, пола, социального положения.
 Государство, как организация политической власти общества, должно исходить из того, что в обществе люди, если они подвергаются дискриминации, несправедливо решаются их проблемы и нуж-
 194
 ды, то они не будут думать об оптимальном развитии этого общества: они будут стараться разрешить только свои проблемы, находящиеся в противоречии с проблемами других людей. Отсюда нестабильность в обществе, отсюда конфликты и разрушительные эксцессы. Лишь то общество может рассчитывать на стабильность и оптимальное развитие, где справедливость является основой деятельности государства и всех его институтов.
 Исходя из социального назначения государства должны быть определены основные направления его политической деятельности. Не имея возможности раскрыть все направления политической деятельности государства, остановимся здесь лишь на некоторых, наиболее важных.
 2. "Верховная" функция государства
 Как уже отмечалось, при определении функции государства необходимо отправляться от социального его назначения, то есть задав вопрос: зачем людям нужно государство. Если идти по этой схеме выяснения функций государства, то, мы неминуемо выйдем к тому, чтобы сказать: основная верховная - по терминологии Ш.Монтескье функция государства - это защита прав и свобод человека. Отсюда и основная проблема - правильно определиться в взаимоотношениях государства и личности. Все остальные функции государства (экономическая, экологическая и т.д.) также должны быть подчинены, соизмерены с потребностями оптимального выполнения верховной функции. Поэтому основное внимание, при определении функции государства, должно быть уделено проблеме оптимизации взаимодействия между государством и личностью.
 Понятие личности в большей мере, видимо, относится к предмету философии. Личность - это индивидуальный человек как субъект общественной жизни, общения и деятельности.
 Чтобы правильно понять проблему взаимоотношения государства и личности в современных условиях и закрепить эти взаимоотношения в законах на уровне требований правового государства необходимо всесторонне уяснить некоторые понятия, тесно связанные с категорией "личность". Среди них такие взаимосвязанные с
 195
 понятием "личность" понятия, как: "человек", "индивид", "я", "индивидуальность", "права человека", "права гражданина".
 Человек - это понятие биосоциальное. В понятии "человек" акцент делается на различие человека от других живых существ. Поэтому говорят, что человек - это высшая ступень живых организмов. Он отличаете/ от других живых организмов тем, что способен производить орудия труда и использовать их. Отсюда человек не только биологическое существо, но и субъект общественно-исторической деятельности и культуры. Короче говоря, человек - это разумное биологическое существо. Что же касается личности, то личность -это человек как субъект общественных отношений и сознательной деятельности. В понятии "личность" акцент делается на роль человека в человеческом обществе, среди людей. Личность формируется благодаря своему вкладу в развитие человеческого общества.
 Индивид - единичный представитель человеческого рода со всеми признаками и атрибутами человека.
 Индивидуальность - совокупность черт, отличающих данного индивида от всех других. В тоталитарных государствах индивидуальные черты личности нивелируются под предлогом общественных интересов. Появляется особое учение под названием "индивидуализм", которое используется для нагнетания общественного мнения против проявления индивидуальных черт личности. В противовес индивидуализму разрабатывается учение о коллективизме, то есть о совместной общественной жизни. Индивидуализм противопоставляется коллективизму, хотя коллектива без личности тоже не бывает.
 Современная юриспруденция имеет дело в основном с понятием "права гражданина", "права человека". Так, о личности в Конституции Российской Федерации сказано лишь в ст.21. Здесь говорится, что "достоинство личности охраняется государством". Но такая охрана в реальной жизни осуществляется через институты прав человека и прав гражданина. Если же вести речь о правовом статусе личности, то он складывается из: прав человека; прав гражданина; прав лиц без гражданства; прав иностранцев; прав беженцев и т.д. Однако, несмотря на такое разветвление правового статуса личности в конкретной юриспруденции, в теории юриспруденции можно и нужно говорить о соотношении личности и государства. Такое парное рассмотрение (государство и личность) позволяет лучше уяснить
 196
 роль и место как государства, так и личности, правильно акцентировать вопросы, связанные с деятельностью государства. К тому же следует сказать, что проблема соотношения государства и личности имеет многовековую историю и всегда имела важное значение для характеристики демократической природы государства.
 В историческом плане роль человека, личности в обществе осознанно стала осмысливаться в эпоху Возрождения. Именно в это время появилось учение о естественном праве людей, возвышающем роль личности. Это учение объявляло основанием взаимодействия государства и личности ролью и желанием личности. Личность - основа государственности и власти, государство создается объединением личностей для управления делами личностей. Личность свои права государству не уступает, поскольку они естественны, а лишь передает (делегирует) государству определенные полномочия по управлению делами объединенных людей. Это учение имело целью не только освободиться от божественного происхождения государства, но и способствовало совершенствованию государственности.
 Учению о естественном праве людей на создание государства не было суждено долго процветать. Реальные государства не очень-то считались с людьми и их объединениями. Как правило, государства возвышались над личностью, над интересами народов. На фоне этих реалий появилась историческая школа, которая стала все объяснять стихийным историческим развитием. По сути этой школы государство складывается в процессе общественного развития, а личность при этом не имеет никакого значения. В результате этого учения получалось, что государство - все, а личность - ничто.
 Конечно, отмеченные два представления на взаимодействие государства и личности были крайностями. Поэтому в последующие столетия общественно-политическая мысль главным образом пыталась снять противоречия между государством и личностью и примирить их интересы. В этом плане государствоведов и правоведов все больше стали интересовать проблемы, связанные с такими понятиями, как "свобода личности", "обязанности личности". Следует заметить, что понятия "свобода личности", "обязанности личности" в историческом плане как раз возникли в процессе разрешения проблемы взаимодействия государства и личности.
 Древние понимали под свободой возможность коллективного, но непосредственного осуществления верховной власти, публичного
 197
 обсуждения вопросов войны и мира, голосования законов, постановления приговоров, проверки отчетов и действий высших государственных деятелей, привлечения их к ответственности. По сути это было коллективная свобода, непосредственное участие людей, объединенных в одну общность, в отправлении властных полномочий. Несмотря на некоторую привлекательность, такая свобода не была гражданской свободой. Более того, частные гражданские действия очень жестко контролировались, власть могла вторгаться в самые что ни на есть интимные отношения людей. Поэтому по мере развития цивилизации люди начали требовать гражданской, то есть личной свободы по отношению к власти, то есть государству.
 Сегодня же само понятие "свобода" в большей мере употребляется как юридическое понятие. Известно, что юридическое понятие в основном направлено на обозначение того, как должно быть по закону. Но это отнюдь не фикция, не бумажная формальность, а юридическая реакция на действительность, на поведение людей в процессе общественной жизни. Юридические понятия формируются в результате' всестороннего осмысления мира человеческих интересов и поступков. Обыкновенно, в жизни складывающиеся человеческие интересы в юриспруденции формируются как субъективные права личности. Субъективное право личности - это мера его возможного поведения. Зная о полноте субъективных прав, человек узнает то, что он может сделать, совершить и т.д. Чем шире юридические возможности, тем шире свобода личности. Реальная свобода сегодня не мыслима кроме как через юридические права, через юридические институты. Поэтому в современных условиях проблема свободы личности возникает в плане взаимодействия государства и личности.
 Говорить о свободе личности сегодня - это значит выяснить пределы вмешательства государства в дела человека. На определенном этапе исторического развития стало считаться, что государство является посредником между человеком и его свободой. Поэтому вся история человечества может быть рассмотрена как борьба людей за свободу. Свобода личности зависит от характера государства, от режима, который устанавливает государство.
 Конечно, абсолютной свободы личности не бывает. Неограниченная свобода людей в обществе может привести лишь к хаосу,
 198
 произволу. Поэтому сегодня в оптимально демократических государствах границы свободы личности определяются легитимными законами. В юридическом смысле свобода личности представляет собой нормативно закрепленную возможность личности совершать действия, поступки по своему усмотрению, не нарушая свободы других. Юридическое ограничение свободы поступков людей в обществе - объективная необходимость.
 Государство должно определить границы своего вмешательства в сферу бытия личности. Причем эти границы определяются в интересах самих же людей, чтобы человек не пострадал от свободы другого человека. Сегодня, с точки зрения теории государственности, свобода личности сводится не столько к непосредственному участию в управлении государством, сколько к чувству самостоятельности, независимости. Поэтому личность сегодня, в первую очередь, хочет, чтобы она подчинялась только легитимным законам и никому другому, могла свободно выбирать местожительство, вид работы, распоряжаться своей собственностью, быть защищенной от любого вида произвола и насилия.
 Такой поворот в настроениях личности объясняется не только тем, что сегодня государства в основном крупные, и голос одного в решении государственных дел, по существу, остается незаметным, но и тем, что сами представления о государстве меняются. Под влиянием активизации международных связей, приобщением людей к общечеловеческим ценностям на первый план выдвигаются именно те государства, которые больше заботятся о своих гражданах, уважают и охраняют права человека. Во второй половине двадцатого века появилось мощное международное движение за права человека, которое имеет важное воспитательное значение для тех государств, которые не считаются или недостаточно считаются с интересами своих граждан.
 В проблеме государства и личности в современных условиях очень важно уяснить взаимную ответственность государства и личности. Не только личность отвечает за свои поступки, но и государство за то, что не может обеспечить безопасность личности, сохранность ее имущества. Охрана жизни, безопасности имущества людей, их свободы - важнейшая сфера деятельности государства. Поэтому в соотношении государства и личности интересы личности должны быть первичными, отправными. Государство для человека, а не наоборот. Эта аксиома цивилизованной государственности. Однако, выпячивая примат прав и свобод личности, конечно, нужно иметь в
 199
 виду, что речь идет именно об интересах личности с позиции общечеловеческих представлений о них, а не о капризах каждого. Государство, защищая не противоречащие законодательству поступки, формы деятельности людей в то же время свою политику в области свобод личности строит, исходя из общечеловеческих представлений о правах и свободах. Возможные при этом противоречия между государством и его гражданами должны решаться на основе легитимного закона, соответствующими беспристрастными судебными органами.
 Хотелось бы подчеркнуть еще один момент. Рассуждая об обязанностях человека и личности, следует иметь в виду, что человек имеет обязанности перед обществом. Это положение не всегда понимается правильно, и обязанности человека нередко истолковываются как его обязанности перед государством. Становясь на этот путь, государство начинает возобладать над человеком, а отсюда начинает возвышаться и над обществом в целом. Между тем в демократическом обществе человек имеет обязанности перед обществом, а его права и свободы могут быть ограничены исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка, то есть в интересах общего благосостояния. К тому же все ограничения прав и свобод человека в этих целях должны быть четко предусмотрены в законах. Государство обязано осуществлять контроль за соблюдением этих ограничений от имени и в интересах общества. Сюда же относится и случай, когда государство законом обязывает людей охранять природу, государственную собственность и т.д. Здесь государство, в целях обеспечения свободы человека, должно действовать иными методами, например, использовать запреты. Да и на самом деле нельзя человека вообще обязывать охранять природу, государственную собственность. Видимо поэтому эти статьи закона, как правило, остаются на практике не реализованными. Лучше в этой сфере следует использовать разумные запреты, чтобы люди не нарушали, например, экологические требования.
 3. Экономическая функция государства
 Экономическую политику современного демократического государства принято раскрывать с использованием известного уже
 200
 нам понятия гражданского общества (см. § 2 главы 3 настоящей работы). Известно, что в марксистско-ленинской литературе в качестве основного политэкономического понятия выступало понятие "общественно-экономическая формация". Соответственно этому для марксизма-ленинизма главным в обществе было деление его на противоборствующие части, то есть на эксплуататоров и эксплуатируемых. В этих условиях государство понималось как орудие, инструмент в руках экономически господствующего класса. Государство при его таком представлении оставалось институтом не всего общества, а той его части, которая являлась экономически господствующей. Такое представление роли и места государства не преодолевалось и применительно к социалистическому обществу. Гражданского общества не было и при социалистическом строе.
 Полноценное "гражданское общество" появляется там, где государство действительно превращается в организацию политической власти всего общества, когда государственная власть формируется через демократическую избирательную систему.
 Гражданское общество как раз охватывает ту часть государ-ствообразующего общества, которая создает материальные условия для жизни всего общества. В любом государствообразующем (государственно организованном) обществе выделяется как бы само государство, то есть армия чиновников, специализирующихся на управленческом поприще. Если собрать воедино всех, кто занимается только государственными делами (армия, полиция, государственные служащие, тюрьмы и т.д.), то их набирается немало и для "работающей" части общества просто даже содержать их становится весьма обременительно.
 Короче говоря, если мы представим себе, что люди, образующие гражданское общество занимаются экономикой, создают материальные условия для жизни всего общества и для того, чтобы лучше организовать общественную, в том числе и экономическую жизнь, формируют государственную власть, то тогда мы выйдем на правильную, классическую научную трактовку взаимодействия государства и экономики. Гражданское общество, которое в соответствии со своей природой специализируется на создании материальных условий жизни, учреждает государственную власть не для того, чтобы
 201
 г
 политическими мерами она задушила экономику, а для того, чтобы она способствовала лучше организовать всю палитру общественной жизни, включая экономику, как единственного двигателя общественного прогресса.
 Еще одна существенная деталь: гражданское общество, как учредитель государственной власти, не уступает ей свои права, а с помощью Конституции (основного учредительного документа, утверждаемого гражданским обществом), других законов наделяет государственную власть полномочиями по управлению общественными делами, в том числе и в сфере экономики.
 Представление взаимодействия государства и экономики через категорию "гражданское общество" позволяет правильно поставить акценты в этом взаимодействии (в первую очередь, интересы гражданского общества, а не самого государства; поэтому не о танках нужно думать, когда не хватает лекарств, детского питания, домов престарелых и т.д.), выбивает почву из-под теории всеобщего огосударствления экономики, образует научную основу организации регулирования экономических отношений.
 В этих условиях нам необходимо сегодня совершенно по-новому взглянуть на понятие "государственное регулирование экономики". В условиях советского строя, когда государство как организация политической власти и государство как собственник огромного имущества почти полностью слились, действительно трудно было разобраться в истинном смысле понятия "государственное регулирование экономики". Государство могло регулировать экономические отношения и как политический суверен и как собственник огромного имущества - основы всего народного хозяйства страны. Между тем в демократических правовых государствах, в направлении которых мы также хотим развиваться, выделяются следующие понятия: "правовое регулирование экономических отношений", "государственное обеспечение развития экономических отношений", "государственное управление экономическими отношениями".
 Не вдаваясь подробно в точности каждого из отмеченных понятий, хотелось бы сказать следующее:
 во-первых, если мы говорим о правовом регулировании экономических отношений, то нужно иметь в виду, что речь идет о по-
 пытке государства, как организации политической власти, повлиять на экономическое поведение соответствующих субъектов с помощью специальных юридических средств, включая и меры принуждения. При этом государство может осуществить такую попытку по отношению ко всем, кто вступает в связи и отношения по поводу производства и обмена материальных благ и услуг. Термин "попытка" мы здесь употребляем осознанно, чтобы подчеркнуть мысль о предназначенности ожидаемого результата от такого правового регулирования экономических отношений. Если правовое регулирование государством осуществляется на основе учета и в соответствии с экономическими законами, то в эффективности такого регулирования сомневаться не приходится. Если же государство правовым регулированием пытается создать новые экономические отношения, то эффективность такого регулирования должна себя проявить на практике.
 В принципе о правовом регулировании экономических отношений можно говорить как применительно к рыночной экономике, так и к административно-командной экономике. Однако на практике подлинное правовое регулирование экономических отношений возможно лишь применительно к рыночной экономике. При административно-командной экономике роль правового регулирования теряет свое решающее значение, оно используется лишь как основание для формального обоснования ответственности какой-то стороны при решении юрисдикционных дел, вытекающих из так называемых хозяйственных споров;
 во-вторых, любое государство как организация политической власти соответствующего общества присутствует (иначе и быть не может) в качестве гаранта обеспечения развития экономических отношений. Однако одни государства пытаются обеспечить развитие экономических отношений как бы непосредственно сами, становясь участниками производственных отношений, а другие - оставаясь лишь политической структурой участвуют в обеспечении развития экономики через законотворческую и правотворческую деятельность. В первом случае мы имеем дело с огосударствленной экономикой, а во - втором случае - с рыночной экономикой. В огосударствленной экономике политическая власть сама пытается "нащупать" экономические законы, порождает экономические отношения на основе собственных юридических законов, сама контролирует и оценивает результаты экономической деятельности. Если постоянно держать в уме отмеченную схему взаимоотношения гражданского общества и
 202
 203
 государства, о естественных назначениях гражданского общества и государства, то оптимально выглядит тот вариант поведения государства, когда оно организацию экономики оставляет предпринимателям, а само определяет лишь правила игры на рынке и строго следит за тем, чтобы никто эти правила не нарушал;
 в-третьих, в любом государстве вполне можно говорить и о государственном управлении экономическими отношениями. Однако в рамках этого понятия речь может идти лишь о прямом государственном управлении экономическими отношениями, складывающимися с участием предприятий, принадлежащих самому государству. Если даже в государстве господствует правовое регулирование рыночных отношений, то экономические отношения с участием только государственных предприятий могут определяться прямым государственным велением. В практическом плане такое прямое государственное управление экономическими отношениями выливается в реализацию полномочий собственника со стороны государства.
 Таким образом, применительно к современной российской ситуации нам необходимо более четко определиться в понятиях, если мы хотим вести речь о государственном регулировании экономики с помощью различных юридических законов.
 Для более лучшего усвоения проблемы позитивного взаимодействия государства и экономики нам необходимо разобраться и в вопросе о соотношении экономических и юридических законов.
 В качестве юридических законов мы рассматриваем все, что исходит от государства как организации политической власти. Государственное ведение отличается обязательностью независимо от конкретной формы выражения: в законе ли собственно оно выражено или в указе, постановлении правительства и т.д. Экономические же законы, как известно, складываются в процессе производственной деятельности людей как необходимые, устойчивые, повторяющиеся и причинно обусловленные связи и взаимодействия. Если мы хотим войти в цивилизованную экономику, то нельзя ни смешивать экономические и юридические законы, ни умалять значения одних перед другими.
 При естественном раскрепощении от сложившихся в той или иной реальной деятельности обстоятельств, подходе к соотношению экономических и юридических законов нетрудно прийти к выводу о первичности экономических законов и вторичности юридических.
 Отсюда должен исходить и законодатель: юридические законы, рассчитанные на регулирование экономических отношений, должны быть согласованы с экономическими законами. По большому счету общество могло бы и обойтись без юридических законов, регулирующих экономические отношения. Но в реальной жизни так не получается, потому что находятся люди, нарушающие экономические законы или игнорирующие их. Именно в целях создания оптимальных условий для проявления экономических законов, в принципе, принимаются юридические законы.
 Однако отмеченные нами соотношения экономических и юридических законов на практике часто нарушаются. Основной причиной такого нарушения, как ни странно, является несовпадение политического и экономического интересов, желание властвующих выпячивать свои интересы с использованием юридических законов. Через этот канал в некоторых государствах экономические и юридические законы меняются местами, а то и экономические законы вообще игнорируются. Так, например, было в условиях реализации марксистско-ленинской экономической теории в СССР и в других социалистических государствах.
 Экономические законы ни планами, ни другими законами отменять нельзя, они складываются объективно и действуют только в условиях естественной самостоятельности участников производственных отношений. Это положение нельзя забывать и современным сторонникам так называемого регулируемого рынка. Регулируется вовсе не рынок (иначе что это за рынок), а условия проявления и функционирования рынка.
 Конечно, переход к так называемой оптимальной рыночной экономике также порождает на практике различные формы взаимоотношений государства и экономики. Причем не все эти формы могут быть признаны оптимальными.
 История человеческого общества знает три формы взаимоотношений государства и экономики:
 1. Государство непосредственно управляет экономикой. Получается огосударствленная экономика, а о последствиях можно узнать, обратившись к истории советской экономики;
 2. Сращивание государства и бизнеса. Эта форма имеет различные разновидности:
 204
 205
 а) в форме государственного патронажа (покровительство патрона на лояльность клиента). При этой разновидности в состав государственных органов включают представителей предпринимательства (советы по предпринимательству, по малому предпринимательству при государственных органах; предприниматели в составе Президентского совета и т.д.). Эту разновидность взаимодействия государства и экономики иногда называют так: патронажно-клиентальная форма взаимоотношений государства и бизнеса;
 б) симбиотическая форма взаимоотношений государства и бизнеса. Это взаимное проникновение представителей экономической элиты во властные структуры и наоборот;
 в) олигархическая форма взаимоотношений бизнеса и государства. Это тогда, когда предпринимательские структуры укрепляются и выходят из статуса клиента государства и становятся на горизонтальный уровень с бывшим патроном. Клиент заставляет патрона считаться с собой, а иногда и опекает власть.
 3. Научная основа взаимоотношений государства и экономики.
 Она трудно пробивает дорогу к власти, но в конечном счете все альтернативы уступают этой форме взаимодействия государства и экономики. При этой форме взаимодействия государство всегда должно иметь в виду пределы своего вмешательства в экономику.
 Главная задача государства в сфере экономики - это надлежащая защита прав и интересов предприятий и предпринимателей. Организация защиты прав и интересов предприятий и предпринимателей характеризуется многоаспектностью и сложностью. В первую очередь, она предполагает законодательное закрепление гарантий прав и интересов предприятий и предпринимателей. Без такого определения правовых гарантий деятельности предприятий и предпринимателей нельзя говорить и об их нарушениях. Ведь механизм защиты призван "срабатывать" именно в случаях нарушений, предусмотренных в законодательстве прав и интересов предприятий и предпринимателей. В частности, государством должно гарантироваться: право свободно заниматься предпринимательской деятельностью; право приобретать необходимое для этой деятельности имущество; защита имущества предпринимателей от незаконного изъятия; свободный
 выбор сферы деятельности в пределах, установленных законодательством; право распоряжаться имуществом, произведенной продукцией и прибылью; защита от влияния монополистической деятельности отдельных предприятий и объединений предприятий; право решать вопросы ценообразования, форм и способов реализации продукции; право самостоятельно определять структуру и штат работников и т.д.
 Государством должно гарантироваться равное право доступа всех субъектов предпринимательской деятельности на рынок, к материальным, финансовым, трудовым, информационным и природным ресурсам, равные уровни деятельности предприятий независимо от вида собственности и их организационно-правовых форм. Всем предприятиям и предпринимателям должна гарантироваться возможность страхования предпринимательского риска страховыми обществами и фирмами. Предприятия и предприниматели должны иметь право на защиту чести, достоинства и деловой репутации.
 Государство не может не гарантировать беспрепятственное получение предприятиями и предпринимателями своих средств в банках в любой приемлемой для них форме (наличными, чеками, векселями, иными платежными средствами или по перечислению) по первому требованию и без ограничения суммы в пределах имеющихся на счетах средств.
 Предприятия и предприниматели независимо от формы собственности должны обладать правом свободного приобретения и продажи валютных средств на договорной основе во всех банках, а также на валютных биржах. Предприятия и предприниматели должны иметь право самостоятельно решать вопросы командировки за рубеж своих специалистов и приглашать на работу иностранных граждан в качестве наемного персонала.
 Вмешательство государства в предпринимательскую деятельность предприятий и частных лиц допускается только в основе законодательства и ограничивается, как правило, только следующими вопросами, относящимися к исключительной компетентности государства: соблюдение законности; оборона и безопасность общества; безопасность и здоровье граждан; налоговое, ценовое и антимонопольное регулирование; представление социальных гарантий; соблюдение экологических, санитарных и противопожарных норм.
 206
 207
 Законодательством должно быть признано недопустимым изъятие во внесудебном порядке органами государственного управления и контроля, кроме случаев, прямо предусмотренных законодательством, денежных средств со счетов предприятий и предпринимателей.
 В нашем сегодняшнем положении особое внимание следует уделить защите интересов частных предпринимателей. Это объясняется тем, что в течение многих лет частная собственность в нашей стране фактически была запрещена, а гарантии функционирования личной собственности были весьма слабее, чем меры защиты интересов государственной собственности. Сегодня частная собственность является равноправной с другими формами собственности и должна обеспечиваться аналогичной защитой от любых посягательств. Это положение должно быть учтено в деятельности правоохранительных органов, они должны принимать все меры к надежной защите частных предпринимателей от различных посягательств (от хищения, вымогательства (рэкет)), понуждения к принятию решений, не соответствующих интересам предпринимателей, зачислению по принуждению на работу лиц, которые не принимают трудового участия в деятельности частных предприятий и т.д.
 4. Экологическая функция государства
 Наряду с оптимизацией, как уже отмечалось, экономической политики государства, сегодня весьма актуальна и экологическая политика. Это объясняется тем, что в условиях все большего ухудшения состояния окружающей природной среды право граждан пить чистую воду, дышать чистым воздухом и т.д. становится одним из жизненно важных прав. Поскольку основное социальное назначение государства заключается в обеспечении прав и свобод своих граждан, то в современных условиях экологическая политика государства превращается в важнейшее направление его политической деятельности.
 В области охраны окружающей природной среды главная задача правового государства сводится к осуществлению оптимального контроля за использованием природных ресурсов в экономической сфере и обеспечением строгого соблюдения законодательства об охране природы.
 Проблема совершенствования экологического контроля остается на сегодня одной из актуальнейших. В буквальном смысле ста-
 новится нечем дышать, с каждым годом опаснее пользоваться водой, употреблять сельхозпродукты и т.д.
 Между тем о контроле за обеспечением экологической безопасности также говорится мало. Как и раньше в этой сфере остается проблема разъединения функций государственного контроля и функций управления эксплуатацией природных ресурсов. Такое совмещение сплошь и рядом наблюдается и в настоящее время. Можно вести речь и о нечетком закреплении в законодательстве цепочки: право - обязанность - ответственность должностных лиц. Немало еще в экологическом законодательстве так называемых "голых" (то есть не обеспеченных соответствующими санкциями) обязанностей, запретов и т.д.
 Но сегодня в области контроля за исполнением экологического законодательства хотелось бы обратить внимание на одно положение, которое более или менее ясно проявляется в условиях восприятия нами рыночной экономики. Суть этого положения сводится к тому, что при господстве государственной экономики, государственный контроль за исполнением экологического законодательства заранее обречен на неэффективность. Здесь как раз и создается тупиковая ситуация: государственное предприятие надо закрыть или приостановить его деятельность за нарушение экологического законодательства, но эти меры государством не применяются по известным причинам.
 По этим основным причинам нам всегда нужно иметь в виду неэффективность государственного контроля за исполнением экологического законодательства при господстве государственной экономики. Государственный контроль может быть эффективным в условиях рыночной экономики и особенно при осуществлении контроля за деятельностью негосударственных предприятий. Отсюда хотелось бы заметить, что переход на рыночные условия нужен не только для активизации экономики, снижения затрат на производство продукции, но и для отлаживания проблем экологии.
 Однако основная мысль, которую хотелось бы здесь высказать, заключается в том, что сегодня и нам по опыту цивилизованных стран необходимо значительно расширить контроль за исполнением экологического законодательства за счет подключения соответствующих экономических рычагов. Конечно, необходимо продолжить заботу об эффективности и государственного контроля, но важнее достижение того положения, когда за точным исполнением экологического законо-
 208
 209
 дательства, этого важнейшего гаранта социального благополучия людей, следили бы и сами люди. Право на здоровую окружающую природную среду граждан (ст. 42 Конституции РФ) должно быть обеспечено и мерами самозащиты людей. Люди должны активнее подключаться к защите своих имущественных прав от экологических правонарушений. Сегодня эта активность очень низка. Да и не созданы соответствующие условия для этого: во-первых, не отлажена информация населения о деятельности предприятий, предпринимателей и других лиц, влияющих на состояние экологического благополучия. Люди просто не знают о том, какие предприятия каким образом влияют на окружающую природную среду; во-вторых, остается не выясненным механизм влияния на здоровье людей различных токсинов и порядок формирования самого вреда, нанесенного здоровью от экологического правонарушения; в-третьих, не отлажен экологический мониторинг, объективно выявляющий конкретные источники экологического загрязнения, чтобы можно было бы предъявить претензии и соответствующие иски. Сегодня трудно кому-либо доказать, какое конкретное предприятие, в каком объеме загрязняет окружающую среду.
 Вместе с тем, думается, что и сегодня, при наличии даже вышеотмеченных недостатков, граждане вполне могут обращаться в соответствующие судебные инстанции. Основания для такого обращения предусмотрены: во-первых, в ст. 90 Экологического Кодекса Республики Башкортостан, где речь идет о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным воздействием окружающей природной среды. Этой статьей необходимо руководствоваться тогда, когда гражданин считает, что его здоровью причинен конкретный вред вследствие загрязнения окружающей природной среды и он в состоянии привести конкретные доказательства (врачебный диагноз, заключение соответствующих контролирующих органов, показания свидетелей и т.д.); граждане и их объединения могут обращаться в суд, во-вторых, на основании ст. 92 Экологического Кодекса Республики Башкортостан, где речь идет об исковых требованиях, направленных на прекращение экологически вредной деятельности. На основании этой статьи суд может вынести решение о прекращении деятельности предприятий, установок, цехов и т.д., наносящих необратимый вред природной среде.
 К сожалению, на сегодня таких исковых требований в судах еще нет. Конечно, мы понимаем, что не все здесь еще четко отлажено.
 210
 Однако для обращения в судебные органы юридических оснований, как отмечалось, вполне достаточно. К тому же следует отметить, что без нажима практики (в области экологии, кстати сказать, активность граждан за последнее время резко упала), без учета ее проблем правовое упорядочение возникающих вопросов также задержится. Поэтому принципиально важно, чтобы такая деятельность людей активизировалась. Область контроля за состоянием экологии сегодня должна быть дополнена активностью людей, предпринимателей.
 В то же время важно иметь в виду и то, что экологическое законодательство, в условиях развития рыночных отношений, нуждается в серьезной "экономизации", то есть воздействии экономических рычагов влияния на загрязнителей природы. Если люди сами не будут заботиться о своем здоровье и требовать возмещения вреда, причиненного их здоровью, имуществу и не будут требовать прекращения экологически вредной деятельности, то загрязнители природы и не подумают вести свою экономику в согласии с требованиями экологической безопасности. Короче говоря, сегодня нужно вести речь не только об экологизации хозяйственного законодательства, но и об экономизации экологического законодательства. Кстати на Западе каждый может потребовать любую компенсацию за загрязнение окружающей среды. Предприятия-загрязнители там боятся разорения от этих сумм, и именно эта боязнь заставляет их работать чисто. Поэтому, несмотря на большие стесненные природные условия, на Западе окружающая среда намного чище и безопаснее, чем у нас, к природе там относятся бережно.
 5. Государство и религия
 В теории государства и права до сих пор не было принято специально изучать взаимодействие государства и религии. В советское время установился порядок, в соответствии с которым церковь (мечеть) была отчужденна от государства, и религия фактически пре-следуясь формально была оставлена на усмотрение совести каждого взрослого человека. Да и не только у нас, но и во многих других странах в одно время господствовала идеология, считающая религию опиумом для народа.
 211
 Однако как бы сильно люди в отдельные периоды не были настроены атеистически, проблема взаимодействия государства и религии остается и она в историческом плане уходит в глубь человеческого общества.
 В античные времена религия еще не оформилась во влиятельную общественную силу, и государству приходилось иметь дело с языческими его проявлениями. Язычество как общественная сила не могла создавать сколь-либо серьезные проблемы для античного государства, и тогда говорить о государственной политике в отношении религии, по существу, не приходилось.
 В средневековье сильное развитие получила церковная религия, которая представляла уже большую силу, влияющую и на общественное развитие. Если в античные времена сам государь зачастую рассматривался представителем бога на земле, то в средневековье церковь превращается в царство божья, а государству отводится низшая и служебная роль военного и полицейского учреждения. Да и то, эта второстепенная роль признавалась незаконной, если государи не получали своего меча из рук церкви и не обращали его на ее защиту.
 В новое время первенство вновь отдается государству. Усилиями таких мыслителей, как Маккиавелли, Гоббс, Руссо, Воден, Гегель и др. теоретически доказывается тезис о том, что государственная власть является универсальной, всеобъемлющей, а власть церкви распространяется только на верующих. С тех пор цивилизованный мир живет представлениями о верховенстве человеческих законов, что церковь сама должна жить и действовать в рамках государственных законов.
 Правда и в наши дни остаются государства, где религиозные установления признаются и защищаются государством. Так, мусульманское право (Иран, Ирак, Пакистан и т.д.) почти полностью состоит из теологических нормативов божественных установлений, объективированных в шариате.
 Таким образом, в современном мире в целом выделяются теократические и светские государства, и в зависимости от этого строится различная государственная политика в области религии.
 Правовое государство - это светское государство. Поэтому важнейшим направлением в деятельности светского государства должна быть правильная постановка проблемы взаимоотношений публичной власти и религии.
 Религия - распространенная и важнейшая сторона духовной жизни в рамках любого государствообразующего общества. В современном мире нет ни одного государства, где бы не было верующих и где бы не было надобности в оптимальном определении этой стороны духовной жизни.
 Исходя из современных достижений науки теории государства и права, цивилизованное государство не должно ни мешать, ни способствовать становлению и развитию в обществе какой-либо идеологии. В значительной мере это зависит от того, как то или иное государство относится к сфере идеологии. Государство не должно допускать установление в обществе монополии какой-либо одной идеологии. Само же государство также должно быть деидеологизи-ровано. Оно и его служащие не могут придерживаться линии одной лишь идеологической концепции. Государство, основываясь на легитимных законах, представляет интересы всех слоев населения, независимо от их идеологических убеждений и представлений. В правовом государстве, на основе легитимных законов, обеспечивается подлинный плюрализм в духовной сфере. Причем плюрализм в духовной сфере допускается не только потому, что в правовом государстве иначе быть не может, а в значительной степени потому, что только плюрализм в духовной сфере позволяет оптимально развиваться науке, искусству, образованию, религии и т.д. Мировая общественная практика достаточно убедительно показала, что основа застоя в общественном развитии, загнивания во всех сферах жизни закладывается тогда, когда все общество начинает поклоняться одной идеологии, или когда какая-то одна идеология самим государством объявляется единственно правильной и верной на все времена. Как уже отмечалось, любое государствообразующее общество объективно плюралистично, в нем среди людей проявляется множество идеологических представлений и убеждений, поэтому правовое государство, основываясь на легитимные законы, должно не только "терпеть" различные идеологии, инакомыслие и духовную раскрепощенность, но принять меры к обеспечению цивилизованного взаимодействия различных представлений о жизни и развитии общества друг с другом. Право в правовом государстве должно формироваться с учетом объективной потребности взаимодействия людей, приверженных к различным формам общественного сознания, религии и т.д.
 212
 213
 1
 В чисто практическом плане взаимодействия государства и религиозных организаций следует заметить, что теократы, какую бы религию не представляли, своей идеологией, впрочем, также как и этнократы, в конечном счете, в обществе сеют раздор, так как объективно призывают к конфессиальной разобщенности. Их, конечно, можно понять {материальные и иные выводы для представителей религиозной концессии), но применять меры государственного воздействия при этом нельзя. Силовой разговор государства с теократами, также как и с этнократами, как свидетельствует история, ослабляет идеологию оправдания государства перед значительной частью населения.
 Лучшее лекарство от теократов - терпеливое просвещение, разъяснение необходимости правоверия, оправдание правовой необходимости всей деятельностью государства. Ведь если глубоко задуматься, то нетрудно прийти к выводу о том, что из многоверной по сути теократии, также как и из многонациональной этнократии, естественное развитие должно привести только к правоверию, к справедливости в взаимоотношениях между различными конфессиями, различными национальностями. Другого пути просто не существует, если само государство не внесет сумятицу в естественно-историческое развитие общества. Государство, основанное в своей деятельности на праве, то есть подлинное правовое государство - оно и есть средство освобождения людей от теократических, этнократических отклонений.
 6. Государство и местное самоуправление
 Государство как организация политической власти всего общества, главным образом, занимается разрешением проблем общегосударственного характера. Государство, как правило, принимает политические решения, затрагивающие интересы значительного числа населения. В то же время в любом государстообразующем обществе выделяются и местные вопросы, затрагивающие интересы определенной местности, населенного пункта и т.д. Такие вопросы в демократических государствах (независимо от того федеративные или унитарные государства) передаются на решение органами местного самоуправления. Поэтому во всех государствообразующих обществах
 так или иначе возникают проблемы соотношения государственного и местного самоуправления.
 В практическом плане всегда представляется трудным четкое разграничение государственного управления и местного самоуправления. Это особенно относится к нашей российской действительности, где до недавнего времени Советы народных депутатов, снизу доверху, образовывали единую, неразрывную систему политической власти. И трудно было в этих условиях отыскать сферу местного самоуправления. Сегодня Российская Федерация реализовывает не только идеи разделения властей (отходит от полновластия Советов), но и пытается нащупать и реализовать схему цивилизованного взаимодействия органов государственного управления и местного самоуправления. На этом пути у нас также "изобретены" чисто российского характера органы управления. Так, например, в соответствии с Конституцией Республики Башкортостан (ст. 108) выделяются два вида местной власти: местное государственное управление и местное самоуправление. Думается, что подразделение единого государственного управления на местное и централизованное хотя и может иметь какое-то значение, но речь все же необходимо вести о соотношении, взаимодействии государственного управления и местного самоуправления. Государственное управление оно и есть именно государственное управление, независимо от того, назовем ли мы его местным или централизованным.
 Мировая практика в области взаимодействия государства и местного самоуправления исходит, главным образом, из двух постулатов: во-первых, в любом государствообразующем обществе можно выделить как бы естественные, исторически сложившиеся формы организации жизни и деятельности людей. Так, например, складывались деревни и другие селения (поселки, города и т.д.). В этих селениях как бы естественно сложились формы и методы разрешения различных житейских проблем, возникающих в данной местности. Так появились сходы, собрания граждан, где люди не только решают определенные вопросы, но и избирают ответственных за те или иные сферы деятельности. В то же время государственное управление складывается как бы искусственно, по воле органов государственной власти и для удовлетворения, главным образом, интересов всего го-
 214
 215
 сударства, с особыми методами разрешения возникающих проблем и вопросов. Так естественно, складывалось и складывается местное самоуправление (общинное управление) и государственное управление (политическое управление); во-вторых, местное самоуправление всегда отличается порядком формирования органов управления и методами их деятельности. Местное самоуправление всегда базируется на инициативе и самодеятельности людей, на избрании ответственных лиц за выполнение тех или иных работ. Государственное же управление, как правило, осуществляется в порядке подчиненности по вертикали, чиновники государственного управления, как правило, назначаются. Выборность или назначаемость ответственных лиц за выполнение определенных работ - существенный признак различия между государственным управлением и местным самоуправлением.
 Конечно, практика постоянно вносит коррективы в теоретические схемы взаимодействия государства и местного самоуправления. Однако не следует пренебрегать и обобщенным опытом формирования и деятельности местного самоуправления. Фактор естественности в формировании местного самоуправления и искусственности в складывании этажей государственного управления, исключительная выборность органов местного самоуправления и преимущественная назначаемость должностных лиц органов государственного управления - это те исторически сложившиеся критерии соотношения государства и местного самоуправления.
 В Российской Федерации на сегодня еще не сформировано дееспособное местное самоуправление. Здесь не сложилось даже правильное представление о местном самоуправлении.
 В результате, если во многих странах так называемые мэры являются высшими должностными лицами городского самоуправления или же муниципалитета, и они на свои должности избираются, то только у нас они назначаются государственным органом и никак не подотчетны местному населению. В России мечта Герцена и Огарева об оптимальном мирском управлении, отмене института назначаемого чиновничества, организации управления выборными лицами до сих пор еще не реализована.
 Что же касается практики г.г. Москвы и Санкт-Петербурга, то там дошли до того, что вместо статуса муниципалитета Москва и
 216
 Санкт-Петербург имеют статус субъекта Российской Федерации. В Санкт-Петербурге мэр города вообще переименован в губернатора, и он вместо главы муниципалитета является главой субъекта Российской Федерации.
 В Российской Федерации до сих пор не сложилось муниципальное право, тогда как в других странах муниципальное право непременно присутствует как в качестве научной, так и учебной дисциплины.
 Можно с большой уверенностью сказать, что пока в Российской Федерации не сложатся дееспособные органы местного самоуправления, провозглашенные в ст.З Конституции РФ положения о народе, как источнике власти, останутся лишь благими пожеланиями. В отсутствии дееспособного местного самоуправления, с гарантированными финансами и институтами демократии, народ будет отстранен от решения каких-либо общезначимых дел, обречен и на дальнейшее деградирование.
 217
 Глава 8. ПРАВО 1. Основные подходы к пониманию права
 Подобно тому, как в историческом плане выделяется множество подходов, к пониманию государства, можно выделить и многообразие подходов к пониманию права. В первую очередь необходимо отметить, что слово право в литературе и в общественной жизни употребляется в различных смыслах. На сегодня можно выделить по крайней мере три аспекта использования термина право:
 1. Право как русское слово, употребляемое в том смысле, что кому-то что-то принадлежит. Здесь слово право употребляется в противовес таким словам, как обязанность, долг. Для дальнейшего облегчения проблемы разграничения различного смыслового содержания термина право первое его значение обозначим как право-слово;
 2. Термин право, далее, употребляется в смысле правила поведения, установленного или принятого в общественной жизни. Это значение термина можно обозначить как право - правило поведения, и поскольку оно применялось ранее и широко применяется в настоящее время, остановимся на нем подробно. В праве - правиле поведения выделяются следующие разновидности:
 Общее право. Этим понятием в литературе обозначают правила поведения наиболее общего характера, которые выступают как система обобщенных установлений человеческого общества. Оно показывает достижения человеческой цивилизации в регулировании общественных отношений, включая отношения между различными государствами, выступает мерой оценки национальных традиций и обычаев, а также юридических законов. Во второй половине XX в. основные положения общего права сформулировались как права человека и объективировались в различных документах международного права. Общее право имеет свою систему (общая система права), которая включает в себя положения естественного, канонического, позитивного права. На основе представлений об общем праве сложилась наука об общей теории права .
 1 См., например: Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общей ред. B.C. Нерсесянца. М., 1999.
 218
 Естественное право - понятие общественно-политической мысли, которое означает, что живая жизнь на земле регулируется совокупностью принципов и норм, вытекающих из природы человека. Римские правоведы понимали его не только как принадлежность человеческого рода, но и всего живого, которое рождалось на земле, на небе и в море. С эпохи Просвещения оно рассматривается как предписание здравого смысла. В наше время многие нормы естественного права (право на жизнь, на имя и т.д.) вошли в совокупность норм, образующих права человека.
 Каноническое (церковное) право - совокупность норм, определяющих церковные и некоторые другие общественные отношения (семейно-брачные, имущественные) и сосредоточенные в церковном законодательстве. В настоящее время канонами (нормой, правилами) принято называть те церковные законы, которые находятся в Каноническом кодексе Православной церкви и Римско-Католической церкви. Каноническое право по происхождению - церковное право. Однако его содержание значительно шире. Оно включает в свой состав нормы как естественного, так и божественного права, а также и некоторые другие нормы, исходящие от светского права, государства. В теократических государствах (например, Ватикан) каноническому праву придается юридическое значение.
 Мусульманское право - совокупность норм, содержащихся в Шариате (свод божественных установлений, направляющих в надлежащий путь) и обязательных для верующих исламской религии. В широком смысле мусульманское право содержит нормы, определяющие основы веры и отправления религиозных обязанностей. В теократических же мусульманских государствах Шариату полностью или частично придается юридическое значение, и он поддерживается государственным принуждением.
 Так же, как и о мусульманском праве, можно говорить об индусском праве, которое, представляя собой религиозное начало в установлении правил общения, до сих пор используется как право общины в Индии, Пакистане, Бирме, Сингапуре и других странах, где живут люди, исповедующие индуизм.
 Международное право - это совокупность правил поведения, разработанных и принятых государствами или международными орга-
 219
 низациями. Нормы международного права охраняются специальными международными юрисдикционными органами, они обладают приоритетом перед национально-государственными нормами и в демократических государствах входят в национальную правовую систему.
 Корпоративное право - совокупность правил поведения, складывающихся внутри организаций, объединяемых на основе профессиональных, национальных, политических и иных интересов. Эти правила поведения объективируются в уставах, решениях и других документах, принимаемых коллективами данных организаций.
 Теневое право. Этим понятием принято обобщать правила, используемые в том или ином обществе для фактического регулирования общественных отношений вопреки установленным государством порядкам. Государство борется с теневым правом, но последнее находит в законодательстве массу пробелов и лазеек для выживания. Теневое право особенно сильно развивается там, где государство излишне вмешивается в экономическую жизнь, ограничивает ее.
 3. В отличие от отмеченных (вполне возможно, что не всех) разновидностей использования понятия право юридическое право обычно представляет собой творение конкретного государства. Отсюда термин право употребляется и как право-юридическое, или юридическое право. Юриспруденция главным образом имеет дело как раз с юридическим правом. Именно оно является предметом деятельности юристов-профессионалов, а теория юриспруденции, как уже отмечалось, является фундаментальной научной и учебной дисциплиной по специальности "Юриспруденция".
 Однако и история юриспруденции знает различные названия того, что нынче мы называем юридическим правом. К их числу можно отнести:
 рациональное право - правила поведения, исходящие из человеческого разума, а не навязанные кем бы то ни было, включая и само государство;
 нормальное право - желаемое право, которое должно служить образцом для положительного права, играющего второстепенную роль;
 позитивное право - правила поведения, установленные властью и навязанные всем, живущим и творящим в государствооргани-зованном обществе.
 220
 Соответственно этому подразделяются и школы, проповедующие эти представления о праве: историческая школа права; школа естественного права; школа юридического позитивизма и т.д.
 Такое обилие представлений о праве связано и сложностью феномена "право" и различностью интересов, проявляемых к нему. Ведь юриспруденция, впрочем, так же, как и политическая экономия, социология и т.д. является объектом научных интересов многих наук. Особое же влияние на юриспруденцию оказывало и продолжает оказывать самая древняя из наук - философия. Именно усилиями философов создавалась такая научная дисциплина как философия права, предмет которой до сих пор остается дискуссионным1. Иначе и быть не может, потому что юристы понимают под понятием "право" одно, а философы другое. Как отмечал русский правовед
 Г.Ф.Шершеневич: "юристы изучали право в его фактическом состоянии, не задаваясь мыслью о том, каким оно может и должно быть, а философы создавали идеальное право, не зная, что такое право в действительной жизни, и как применяются его нормы"2.
 По нашему мнению, и сегодня многие юристы, философы, экономисты не различают юридическое право от социальных норм вообще. Так, например, когда говорят, что право и закон нужно различать, то многие под понятием "право" имеют в виду право вообще, а не юридическое право. О соотношении права и закона мы еще будем вести речь в дальнейшем, а здесь хотелось бы подчеркнуть лишь то, что нам юристам (да и представителям остальных наук) необходимо четко различать юридическое право от права вообще. Лишь юридическое право является предметом повседневной работы юристов.
 Определяясь в подходах к пониманию юридического права, следует иметь в виду то, что и юридическое право - это продукт общества. Трудно верится в то, что это право настолько естественно, что предшествует обществу. Если право - это продукт общества, то кто и как формулирует эти правила поведения, называемые юридическим правом?
 Подробнее см.: Тихонравов Ю.В.. Основы философии права. М., 1997. С. 47-270. 2 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1911. С. 15-16.
 221
 
 Если рассуждать в таком ключе, то никто не имеет права лишать политическую власть (государство) устанавливать определенные правила поведения для контроля над поведением субъектов различных общественных отношений. Политическая власть пользуется своим правом устанавливать определенные правила поведения, и этих правил поведения набирается довольно много. Появляется потребность в их систематизации и отраслевой дифференциации. Появляется, так называемая, система права, то есть множество взаимоувязанных и взаимосогласованных правил поведения, установленных политической властью. Когда-то, кто-то назвал все это позитивным правом в отличие от естественного права. Можно даже согласиться с таким названием. Но возникает вопрос: являются ли правила поведения, созданные государством или санкционированные им, правом? Каковыми бы они не были по содержанию, ответ здесь может быть только один: они также образуют в совокупности определенную систему правил поведения. Эту систему правил поведения как раз и следует называть юридическим правом.
 В историческом плане необходимо различать естественные права, юридические права и права человека. Первоначально понятие "право" в основном и сводилось к естественным правам человека и по существу означало требование человека по отношению к действующей власти. По мере развития общества и государства появились специальные службы, рассчитанные на удовлетворение требований человека по отношению к государству, другим людям. Одновременно появилась и потребность в регулировании деятельности этих служб (органов юстиции, судов и т.д.), а также в определении их взаимоотношений с подданными (гражданами) государства. Такое регулирование потребовало принятия законов и иных нормативных правовых актов, определяющих как статус государственных служб (органов, должностных лиц, чиновников), так и самих граждан. Таким образом появляется юридическое право в виде установленных или санкционированных государством правил поведения. На этом фоне значение естественных прав человека утрачивает свое первоначальное значение, они даже в определенной мере вытесняются нормами юридического права.
 Однако, в своем развитии юридическое право также претерпевает различные отклонения от первоначальных намерений, то есть удовлетворения потребностей обладателей естественных прав. Мно-
 222
 гие нормы юридического права начинают выдвигать интересы государственных служб и государства в целом, отходить от принципа первичности естественных прав человека. В этих условиях вновь возникает потребность в напоминании государству о первичности естественных прав человека, о необходимости их защиты в первую очередь. В новейшее время эти естественные права человека трансформируются в права человека вообще, превращаются в требования, исходящие от международного сообщества и адресованные для учета их в национальном законодательстве. Так появляется институт прав человека в составе международного права.
 Если так четко провести различие между естественными правами, юридическими правами и правами человека, то ни естественные права, ни права человека (как институт международного права) не входят в состав юридических прав, установленных национальным государством. Те отдельные естественные права или нормы института прав человека, которые входят в состав юридических прав, перестают быть естественными правами или правами человека по отношению к конкретному государству. Они превращаются в нормы права внутригосударственного права. Те же естественные права, которые нашли выражение в источниках международного права, остаются нормами международного права. Отсюда социальное назначение института прав человека сводится к тому, чтобы быть инструментом контроля от имени международного сообщества над национальной юриспруденцией. Нормы института прав человека, не опосредованные нормативно-правовыми актами (статусным законодательством) конкретного государства или же не санкционированные1 им, не входят в состав системы права этого государства.
 В свете сказанного, п.4. ст. 15 Конституции Российской Федерации, где закреплено, что "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы", нужно понимать так, что в Российской Федерации (как и в некоторых дру-
 
 Под санкционированием со стороны государства мы понимаем акт придания юридической силы тем социальным правилам поведения, которые установлены не самим государством, но им признается и гарантируется в исполнении.
 223
 гих странах) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации непосредственно входят в состав юридического права Российской Федерации. В то же время следует заметить, что в Российской Федерации санкционирование норм института прав человека осуществлено лишь по отношению к общепризнанным принципам и нормам. Так называемые необщепризнанные принципы и нормы международного права (в том числе и нормы института прав человека) не входят в состав юридического права Российской Федерации.
 Из сказанного следует, что не все требования, включенные в состав института "права человека" и объективированные в различных международных документах в настоящее время входят в состав правовой системы Российской Федерации. Отсюда можно перейти к понятию "законность". Если законность есть строгое и неукоснительное соблюдение и исполнение законов и иных нормативно-правовых актов, то о законности можно вести речь лишь применительно к соблюдению и исполнению правил поведения, входящих в состав юридического права. "Соблюдение и исполнение норм естественного права, норм института прав человека вообще не имеют отношения к формированию института законности в пределах конкретного государство-образующего общества.
 Таким образом, всесторонне осмысливая понятие "право", необходимо всегда иметь в виду различные его аспекты и конкретно определиться в каждом из этих аспектов.
 Однако в российской юридической науке необходимость такого четкого различения трех разных смыслов, вкладываемых в понятие "право", не всегда признают. Более того, смешивая в одно все разновидности оттенков, связанные со словом "право", нередко выводят некую дисциплину под названием "общая теория права" и предлагают ее в качестве учебника для подготовки специалистов-юристов. Думается, что "Общую теорию права" можно рекомендовать в качестве учебника по специальности "Юриспруденция", но только не взамен и не вместо учебной дисциплины "Теория юриспруденции". Когда юриспруденция полностью поглощается общей теорией права и государства, то специалисты - юристы не только не получают необходимые юридические знания, но и неправильно ори-
 224
 ентируются в понятиях юридического права. Короче говоря, "Общая теория права" не может заменить "Теорию юриспруденции" при подготовке юристов.
 Конечно, в познавательных целях имеет большее значение и знание "легизма", "юснатурализма", "либертаризма" и возможно многих других "измов", но в первую очередь юристов необходимо готовить к знаниям по юридическому праву, то есть знаниям законов, принимаемых и действующих в конкретных государствах.
 Очень много о юридизме, юридическом позитивизме написано в современной литературе, в основном с позиции критики. Читая некоторые из них создается впечатление, что понятие "юридический позитивизм" им придумано для того, чтобы противопоставить юридические законы с миром должного и представлениями справедливого. Вот один из них пишет: "Чем точнее и строже юрист требует соблюдать недемократический, несправедливый закон, тем больший ущерб наносит он праву, подрывая основы нормального общественного правосознания"1. В другом месте он же пишет: "Деспот, которого политические волны подняли к власти, может вертеть законом в фантастических масштабах, теряющих всякую определенность формы"2.
 Ну, скажем, прочитал практикующий юрист этого философа от права и начал рассуждать: что же это получается - можно оказывается и не стараться относительно строгости соблюдения закона, а лучше объявить его несправедливым, недемократическим. Но вот к чему мы придем с таким рассуждением? Ведь законы конкретного государства от того, что мы о них думаем не перестают быть законами и соблюдать их все равно придется. Да и деспоту от того, что мы считаем правом не его законы, а некую справедливость нисколько не хуже: суда справедливости нет и никто еще точно не знает, что справедливо, а что нет.

           стр. 5 (из 8)           След. >>

Список литературы по разделу