INFINAN.RU

ИНСТИТУТ ФИНАНСОВОГО АНАЛИЗА



 


           стр. 1 (из 5)           След. >>

Список литературы по разделу

 КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
 АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
 ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
 
 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
  КРИМИНАЛИСТИКИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
 Краснодар, 2002
 Материалы всероссийской научно-практической конференции, г. Краснодар 23-24 мая 2002 г.
 
 
 ББК 67.99 УДК 343.98
 Редакционная коллегия:
 Зеленский В.Д, доктор юридических наук, профессор; Комиссаров В.И. доктор юридических наук, профессор: Мерегуков Г'.М. доктор юридических наук, профессор; Подшибякин А.С. доктор юридических наук, профессор; Степанов В.В. кандидат юридических наук, профессор.
 Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе.
 Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар, 23-24 мая 2002г.
 I8ВN 5-88295-066-Х
  Сборник представляет собой тезисы выступлений участников конференции по различным проблемным вопросам криминалистики; обшей теории, криминалистической техники, криминалистической тактики и методики расследования.
  Сборник предназначен для научных и практических работников, преподавателей, студентов юридических вузов.
 ББК 67.99 УДК 343.98
 5-88295-066-Х
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  Современный этап развития нашего государства характеризуется значительным ростом преступности. В этих условиях важно совершенствование имеющихся средств и методов борьбы с преступностью, разработка новых теоретических положений, формирование научно-практических рекомендаций для органов расследования.
  Судебно-правовая реформа в значительной степени направлена на совершенствование уголовного судопроизводства. Она как по целям, так и по содержанию предполагает не только его улучшение, но и формирование качественно новой системы содержательной стороны расследования. И дело не только в принятии нового уголовно-процессуального кодекса (отметим сразу, далеко не совершенного). Не менее важное значение имеют и изменения содержательной стороны деятельности по расследованию преступлений. Необходим совершенный, четко отлаженный механизм реализации положений нового УПК. Речь идет в первую очередь об организационной структуре органов расследования, прежде всего следствия, оперативно-розыскной деятельности и их технико-криминалистического обеспечения. Не менее важна диалектическая связь этой деятельности с прокурорским надзором и судебным разбирательством. И, наконец, совершенствование содержательной стороны расследования, как специфического вида социальной деятельности, повышение ее значения в выполнении целей и задач уголовного судопроизводства в целом.
  Сложность настоящей ситуации в том, что в нашей стране довольно высокий уровень преступности и криминализации общества. В связи с этим структура органов расследования, характеристика кадров следователей и оперативных работников, организация их деятельности и качество расследования должны соответствовать сложности решаемых ими задач. Годы социально-экономических преобразований усложнили условия деятельности по расследованию преступлений. С учетом этого фактора перед криминалистикой возникли новые задачи. Растущей преступности надо противопоставить и сбалансированную систему органов, ведущих борьбу с ней, и оптимальный уровень их работы.
  Недопустимо, когда органы расследования порой теряют контроль над криминальной ситуацией, не раскрывают значительное число организованных преступлений.
  В этих условиях особое значение приобретают научные исследования. Важны фундаментальные разработки теоретических основ криминалистики. Наряду с этим, особое значение приобретают конкретные научно-практические рекомендации по тактике производства следственных действий, методике расследования отдельных видов преступлений.
  Настоящий сборник содержит тезисы выступлений участников всероссийской научно-методической конференции, состоявшейся 23-24 мая 2002г в гор. Краснодаре. На конференции были рассмотрены проблемные вопросы криминалистики и практики расследования. Мнения участников отличаются разнообразием. Важно стремление ученых совершенствовать теорию и практику расследования. Рекомендации конференции должны способствовать повышению качества расследования.
  В.Д. Зеленский
  Председатель оргкомитета конференции
  2
  В.Е. Корноухов
  доктор юридических наук, профессор
  О структуре и содержании общей теории криминалистики.
  1. Общеизвестно, что теории любой науки отражают закономерности предмета, а предметом, в свою очередь, являются свойства объекта. Криминалистика изучает познавательную сторону деятельности следователя в связи с процессом отражения в обстановке совершения преступления.
  2. Большинство криминалистов едины в суждениях по выделению закономерностей отражения, к которым относят: закономерности формирования выбора и реализации способов подготовки, совершения и сокрытия преступления; закономерностей возникновения и развития связей между элементами механизма совершения преступления; закономерности в вариационности возникновения следов преступления, специфичных для определенной категории преступлений1. Однако, в отражении этих закономерностей через систему частно-научных теорий среди ученых нет единства. Так, Р.С. Белкин в их число включал: учение о механизме следообразования, учения о признаках2. В тоже время коллектив кафедры криминалистики МГУ - характер информационного отображения вовне, криминалистическую характеристику преступления, криминальные и криминалистические ситуации 3. А в учебнике по криминалистике под редакцией проф. В.А. Образцова эти закономерности отражаются через характеристику элементно-компонентного состава преступления и связанных с ним событий4. По существу этих концепций можно выска-
  1 Криминалистика. Учебник/ Под ред. проф. Р.С. Белкина. М., 2000. С. 78.
  2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1997. С. 50-117.
  3 Криминалистика. Учебник /Под ред. проф. Н.П. Яблокова. М., 1999. С29. -52.
  4 Криминалистика. Учебник /Под ред. проф. В.А. Образцова. М., 1999. С. 52-67.
 
  3
  зать следующие замечания. Во-первых, понятие "механизм следообразования" уже по содержанию другого понятия "механизма совершения преступления", который является одним из них центральных объектов криминалистики. Во-вторых, все же процессе совершения преступления отражается не информация, свойства личности, орудий преступления и т. д. В-третьих, отражение приводит к образованию не признаков, а следов преступления, из которых извлекается тот или иной слой информации через разработанную систему признаков. В-четвертых, криминалистическая характеристика в том виде, в которой она сегодня разрабатывается, представляет худший вариант криминологической.
  Исходя из этих критических замечаний, полагаем, что число теорий должна входить теория следоведения, в которой исследуется механизм совершения преступления, приводящий возникновению следов преступления, потому что познание при расследовании ретроспективно и основой для реконструкции события преступления служат следы преступления. Но поскольку теория следоведения в общем виде отражает закономерности возникновения следов преступления, постольку она дополняете системой учений, раскрывающих специфику частных закономерностей: учение о специально-психологических характеристика преступной среды, учение о противодействии, способе совершения преступления, учение о навыках. Как видно из перечисленных частных учений, они раскрывают закономерности отдельных положений теории следоведения, расширяя и углубляя наше знание.
  3. Как отмечено выше, другая группа закономерностей описывает закономерности познавательной стороны деятельности следователя, поэтому вновь рассмотрим, через какие системы теории и учений они отражаются. Например, Р.С. Белкин выделяет учение о фиксации доказательственной информации, криминалистической регистрации, розыске, версии и планировании; теории - идентификации, диагностики, причинности, прогнозирования, временных связях и отношениях1. Коллектив кафедры криминалистики МГУ в число таких теорий включил - теорию иден -
  1Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1997. С. 117-145.
  4
  тификации, версии и планировании, профилактики, прогнозирования, диагностики и информационно-компьютерное обеспечение криминалистической деятельности1.
  В этой связи сделаем одно общее заключение - частно-научные теории никак не субординированны между собой, то есть, в сущности, они не образуют систему. Во-первых, поскольку теории должны отражать закономерности познавательного процесса, постольку вряд ли можно отнести к таким закономерностям учение о фиксации, которое в большей степени связано с удостоверительной деятельностью, частью теории доказывания. Во-вторых, учение о регистрации относится к другой стороне деятельности следователя - условиям. В-третьих, розыск - это факультативная задача расследования, поэтому её вряд ли можно включать в общую теорию. В-четвертых, познавательная роль версий проявляется при расследовании конкретного преступления, поэтому её можно включать в число частно-научных теорий, но отражая специфику. В-пятых, вполне обоснованно включенной в число частно-научных теорий идентификации, диагностики, причинности. Что же касается теории прогнозирования развития науки криминалистики, то эта часть знания относится к другой сфере - научной деятельности, поэтому должна входить в раздел науковедения. В-шестых, учение о временных связях и отношениях отражает отношения между связями, поэтому это составная часть теории следоведения.
  С нашей точки зрения более обоснованно выделять учения и теории, исходя из общего философского понятия об уровнях познания, поэтому и криминалистика должна соответствовать этим положениям. Теоретический уровень познания отражается в криминалистике через систему частно-научных теорий - моделирования и доказывания, которые в принципе, определяют избирательность познания.
  Другой уровень - эмпирический (его ещё называют чувственным, хотя это не одно и тоже) связан с обнаружением и извлечением сведений о фактах из отдельных следов преступления,
  1 Криминалистика. Учебник /Под ред. проф. В. А. Образцова. М., 1999. С. 73-138.
 
  5
  и он в криминалистике отражается через теорию следственны) действий, теорию опосредованного познания и эксперимента.
  Однако, не всегда можно выявить связь отдельных следов с событием преступления, потому что требуется их исследование поэтому этот уровень познания мы обозначили как эмпирико-теоретический, который представлен теорией идентификации, теорией распознавания (диагностики) и теорией реконструкции .
  А.В. Дулов
  доктор юридических наук, профессор
  Теория моделирования расследования.
  Проблемы моделирования давно уже разрабатывается в криминалистике. Однако возможности этого метода используются еще далеко не полностью.
  Моделирование следует значительно шире применять при разработке теоретических проблем криминалистики.
  Криминалистика призвана изучать преступление, преступную деятельность, и деятельность по расследованию преступлений. Любая деятельность может быть представлена в виде самостоятельной системы, которая имеет свои особые цели, этапы, средства реализации. Во всех случаях изучение таких систем осуществляется при помощи методов исследования систем. Это полностью относится как к изучению преступления, так и к деятельности по расследованию. Реализация методов исследования систем в свою очередь осуществляется через моделирование, которое является обязательным элементом системного исследования. При помощи моделирования изучаются структуры объектов (преступной деятельности, деятельности по расследованию), функционирование систем, прогнозирование деятельности их субъектов.
  В теории этот метод должен обеспечить построение:
  1 Криминалистика. Общая часть/ Под ред. проф. В.Е Корноухова. М., 2000. С. 56-389.
 
  6
  а) общей криминалистической модели преступления, преступной деятельности;
  б) общей модели целей деятельности по расследованию;
  в) модели каждого вида преступления.
  Длительное время в криминалистике разрабатывались криминалистические характеристики преступления. При этом различные элементы характеристик не создавали единой системы, и, тем самым, не имели прочной научной основы. Модели отражают результаты системно-структурного познания преступления, что и создает прочную основу для познания преступления как системы. Моделирование должно широко применяться и для организации практической деятельности по расследованию.
  Любая деятельность человека должна быть организована. А для этого ее следует смоделировать. Это полностью относится и к криминалистической деятельности. Моделирование здесь имеет ряд особенностей. Прежде всего, это относится к моделированию цели деятельности.
  Основой для моделирования цели деятельности по расследованию является предварительное теоретическое построение модели преступления, ее познание до начала практической деятельности по расследованию. Общая теоретическая модель преступления, модель отдельного вида преступления сочетает в себе элементы уголовно-правовой структуры преступления, элементы криминалистической структуры (через которые конкретизируется уголовно-правовая структура данного преступления), криминалистическую структуру отражения преступления.
  Моделирование расследования может строиться только на основе этой общей модели, которая создает основу для практического расследования и одновременно является целью расследования. Конечная цель расследования может быть полностью обеспечена только в том случае, если были построены и реализованы все необходимые модели этапов деятельности по расследованию.
  Наличие общей теоретической модели данного вида преступления дает возможность конкретизировать практическую деятельность через построение следующих моделей:
  а) Моделирование информации, имеющейся к моменту возбуждения уголовного дела. Все собранные факты распреде-
 
  7
  ляются на матричной модели данного вида преступления и фиксируют их относимость к элементам модели, к связям между этими элементами, указание на пути установления необходимы) элементов (сведения, признаки субъекта, возможные связи и т.д.)
  б) На основе общей модели данного вида преступления,
 первичной информации осуществляется построение модели подлежащих решению задач. Это задачи могут распределяться на подлежащие решению в первую, вторую очередь, на общие и детализирующие, на подлежащие одновременному решению и т.д.
  в) Построение общей модели подлежащих решению задач уже создает возможность строить модели совокупности действий, операций проведением которых будут решаться выявленные задачи.
  Модели решения задач в свою очередь могут быть представлены группами моделей, имеющих различные цели, содержание, процессуальное закрепление. Так, следует выделять: поисковые модели, модели сбора информации по избранной матрице, модели сбора информации по избранному методу познания, модели изобличения, модели доказывания, модели проверки фактов, сообщений. Каждая из перечисленных групп моделей имеет множество разновидностей, которые конкретизируют цели, условия, действия участников и ряд других факторов. Правильный выбор конкретной разновидности модели решения задачи существенно повышает результативность расследования, полноту и правильность сбора доказательств.
  При расследовании ряда категорий уголовных дел особенно по делам, связанным с организованной преступностью) возникает необходимость моделировать и ожидаемое противодействие, что усложняет процесс подготовки, проведения следственных действий, меняет их последовательность.
  Только после этого представляется возможным приступить к планированию намеченных действий (сроки, участники и т. д.).
  г) Проведение намеченных действий влечет за собой дополнение общей модели преступления, а затем уточнение задач расследования (определить какие из ранее намеченных решены,
 
  8
 какие новые задачи появились). Таким образом наступает новый цикл моделирования расследования.
  При моделировании задач расследования следует отдельно выделять построение моделей дедуктивных и индуктивных задач. Дедуктивные модели призваны обеспечивать доказывание всех элементов основной структуры преступления. Индуктивные модели призваны расширять объем расследования: установление новых субъектов преступной деятельности, новых эпизодов преступной деятельности, связи данного преступления с другими и т.д. Особенность дедуктивных и индуктивных моделей заключается в том, что они обобщают задачи, возникающие на каждом этапе расследования уголовного дела, становятся обязательной составляющей процесса моделирования каждого нового этапа расследования.
  Такое последовательное моделирование задач, путей их решения, получение результатов действий дает возможность по новому подойти к решению проблемы этапов расследования. Во многих работах по криминалистике определяют первоначальный, с последующий, заключительный этапы. Не трудно заметить, что выделение последующего и заключительного этапа ничем не помогает процессу расследования: они не наполнены конкретным содержанием. Этапы расследования появляются при необходимости синтезирования в общую модель данного вида преступления всей дополнительно собранной по делу информации, на основе ранее построенной модели решения установленных задач, расследования. Возникает необходимость вновь строить модель подлежащих решению задач, моделей путей решения этих задач. Это и будет следующий этап расследования данного конкретного дела. Во многих случаях совокупность таких этапов можно заранее формализовать. Так, по техногенным преступлениям первоначальное моделирование задач и путей их решения концентрируется на решении вопросов о причинах наступления преступного результата, затем наступает этап исследования деятельности конкретных людей, доказывания их виновности в данном событии. Разработка теории моделирования расследования будет способствовать активизации повышения качества расследования уголовных дел.
 
  9
  Т.А. Седова
  доктор юридических наук, профессор
  Новый УПК и задачи криминалистики как науки о приемах собирания допустимых доказательств.
  1. Научные разработки в криминалистике последнего периода носят, как правило, теоретический характер. Криминастика пополнилась в последние годы многочисленными теориями, учениями, концепциями. Неправомерно большое внимание уделяется науковедческим вопросам, понятийно-терминологическим аспектам. Вместе с тем, объем разработок прикладного характера значительно сокращается. Подобное соотношение теоретической и практической компонент нельзя признать нормальным для прикладной науки, каковой является криминалистика.
  2. Увлечение ученых-криминалистов в последнее время теоретическими изысканиями отчасти можно объяснить более коротким путем к публикациям, поскольку здесь не требуется вложения трудоемких затрат на экспериментальные исследования, изучение обширных массивов уголовных дел и т. д. В некоторых случаях имеет место просто спекулирование элементарным уровнем науки криминалистики - объявляются теоретическими вопросы, которые в силу своей очевидности ни в одной области научного знания не воспринимаются как теоретические проблемы (например, теория разрушающих методов, теория нетрадиционных методов и др.).
  Но криминалисты должны обратить внимание на то, что чем больше они прилагают усилий по возведению своей науки в
 ранг фундаментальной, тем менее серьезно к ней относятся другие юридические науки, и это наглядно продемонстрировал законодатель.
  3. Отношение законодателя в новом УПК к криминалистическим разработкам выразилось по-разному: полное игнорирование - одних, обход молчанием других, возведение в ранг нормы закона - третьих. В последнем случае текст многих статей
  10
  нового УПК больше напоминает криминалистические методические указания и инструкции, чем нормы закона.
  4. Нововведения в УПК РФ больше всего создали проблем криминалистической практике. В связи с новой регламентацией ряда следственных действий, актуальный задачей для криминалистов является пересмотр и переоценка тактических приемов их проведения, в первую очередь это касается допроса. В условиях допроса с участием защитника становятся не реализуемыми приемы психологического воздействия, тем более так: называемые "психологические реагенты", в то же время актуализировалась роль приемов логического воздействия, а они наименее разработаны в криминалистике. Следовательно, требуется форсирование детальной разработки именно этой группы приемов.
  Признание в новом УПК (ст. 75) показаний подозреваемого, обвиняемого, полученных без участия защитника и неподтвержденных в суде, - недопустимыми доказательствами свидетельствует, что законодатели восприняли как несостоятельные многочисленные и многолетние криминалистические разработки приемов диагностики ложных показаний, приемов выявления в этих показаниях элементов правдивой и достоверной информации, приемов их детализированной фиксации с помощью объективного научно-технического метода - видеосъемки., накопление приемов оценки таких показаний в суде - все они восприняты законодателями как несостоятельные.
  Из этого можно сделать вывод, что данные вопросы недостаточно обстоятельно и убедительно излагаются в криминалистической литературе, недостаточно глубоко изучаются в вузе, не все юристы-практики ими владеют. Безусловно, требуется самое пристальное внимание криминалистов к этим проблемам.
  Регламентация в новом УПК (Ст. 190) обязательной фиксации в протоколе вопросов ставит перед криминалистами задачу разработки правил постановки вопросов разного целевого назначения.
  Законодатель оставляет за следователем право выбора тактики допроса (ст. 89 УПК РФ). В этих условиях значимо продолжение совершенствования тактики предъявления доказа-
 
  11
  тельств, например, рекомендаций по оптимальному определен объема и момента предъявления доказательств в разных ситуациях допроса.
  5. В новом УПК нет особых изменений в регламентации применения научно-технических методов, если не считать слишком запоздалой регламентации использования видеосъемки. К сожалению, в текстах статей нового УПК (например ст. 189 и др. приводятся исчерпывающие перечни допустимых научно-технических методов фиксации, что опять будет создавать проблемы применения новых более эффективных методов.
  Законодатель обошел молчанием проблему применения в доказывании электронных документов и новых информационных технологий. Для настоящего момента была бы весьма актуальной регламентация случаев, когда электронные документы не могут быть признаны допустимыми доказательствами.
  В криминалистической литературе вопросы использования в доказывании электронной информации фиксации, изъятия электронных документов - вещественных доказательств, вопросы использования электронной информации в доказывании еще не получили однозначного решения. Поэтому незамедлительной задачей криминалистов должна быть разработка унифицированных методических рекомендаций по этим проблемам.
  Регламентируя проведение опознания, законодатель ограничился указанием на допустимость фотоснимков, но в связи с распространенностью в настоящее время видеокамер слежения при такой регламентации возникнут проблемы с допустимое таких материалов как объектов опознания.
  6. Методика расследования преступлений - это тот раздел криминалистики, через который проходит апробация эффектности теоретических разработок учений, концепций.
  Поэтому, криминалисты-теоретики не могут быть индиферентными к тому состоянию раскрытия и расследования преступлений, которое имеет место в настоящее время.
  Нельзя согласиться с негативной оценкой наиболее значимого из разработанных в последнее время учений - криминалистической характеристики преступлений.
  12
  Именно криминалистическая характеристика - одна из немногих теоретических разработок в криминалистике, которая имеет прямую практическую направленность, именно она позволила привести в систему накопленный экспериментальный материал по отдельным видам преступлений, создала предпосылки для разработки более научно-обоснованных методик расследования преступлений. Повышенный интерес многих криминалистов к этой проблеме объясняется не модой, а всем понятной практической значимостью этого учения. Наоборот, умозрительные конструкции, мало значимые в практическом отношении, никогда не имеют ни параллельно ведущихся разработок, ни их продолжений.
  Бесспорно, криминалистические характеристики только тогда имеют смысл и практическую значимость, когда установлены корреляционные связи и зависимости. Проблема сегодняшнего дня как раз состоит в том, что многие авторы, последовали примеру Л.Т. Видонова, в своих диссертационных исследованиях на основе изучения обширных массивов уголовных дел выявили очень значительные в практическом отношении корреляционные связи, но большинство из них так и остались достоянием этих научных исследований, поскольку не было востребована разработчиками следующего уровня - практических методик и рекомендаций. Поэтому настоятельной задачей данного момента является самое кропотливое обобщение и анализ уже накопленного материала со значимыми корреляционными связями. Такое обобщение и систематизация вполне могут стать самостоятельной темой диссертационного исследования. Открытые же во второй раз данные по корреляционным связям обеспечат разработку более эффективных методик расследования преступлений - самой актуальной проблемы сегодняшнего дня.
  13
  В.А. Волынский,
  доктор юридических наук
  И.А. Попов,
  доктор юридических наук
  Предварительное расследование в аспекте нового
  УПК РФ: проблемы, пути их решения.
 
  1. Судебная реформа - краеугольный камень формирования гражданского общества, утверждения демократических принципов и обеспечения безопасности его существования. Огромную, наиболее сложную и объемную часть судебной реформы представляет уголовное судопроизводство. Его можно представить в виде пирамиды, на вершине которой, конечно же, суды. Но эффективность их функционирования находится в прямой зависимости от прочности и устойчивости фундамента всей пирамиды - системы органов, призванных раскрывать и расследовать преступления. В этом отношении, безусловно, прав Р. Кларк, отмечавший в своей книге "Преступность в США": "Если полиция не справляется с задачей раскрытия преступлений, не может вестись уголовное преследование, а суды не смогут творить правосудие... вся остальная часть системы уголовной юстиции обречена на бездействие... Виновные не осуждаются, а общество
 остается незащищенным"1.
  Иначе говоря, судебная реформа в части уголовного судопроизводства и по целям, и по содержанию предполагает формирование принципиально иной, качественно новой системы не только судов, как это порой представляется в средствах массовой информации, но и органов предварительного расследования. В противном случае, при всей важности рационального решения проблем независимости судей, ужесточения процедуры привлечения их к ответственности, введения судебного контроля за
 
  1Цитируется по статье Статкуса В.Ф, Новые условия требуют новых решений // Профессиональная подготовка кадров в учебных заведениях МВД России. (Материалы заседания "Круглого стола" 29 декабря 1999 г.) - М., 2000.
  14
  предварительным следствием и т.д. и т.п., это будет попытка "приделать новые ворота к старому забору", результат которой легко предсказуем.
  То же самое можно сказать, имея в виду разработку нового уголовно-процессуального законодательства. Самая совершенная правовая система уголовного судопроизводства, соответствующая вызову современной преступности, останется не более чем декларацией о благих намерениях без четко отлаженного механизма ее реализации, без организационно сбалансированной системы органов, призванных решать задачи раскрытия, расследования преступлений и судебного рассмотрения уголовных дел. Судебная реформа, по нашему мнению, может рассчитывать на успех лишь при условии одновременного, взаимосвязанного решения не только правовых, методических, но и организационных, кадровых проблем, особо подчеркнем, всей структуры судебно-следственных органов.
  2. Принятие Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации нового УПК РФ, вступающего в действие с I июля 2002 года - факт, несомненно, знаменательный, но увы, не обнадеживающий. При очевидном и в духе времени объяснимом стремлении законодателя реализовать прогрессивные, направленные на демократизацию российского уголовного судопроизводства положения, в данном законе, по большому счету, не соблюден баланс прав и обязанностей сторон. С одной стороны, явно расширены нрава защиты, подозреваемых, обвиняемых (против чего нет возражений), а с другой - резко ограничена, причем по формальным соображениям, процессуальная самостоятельность следователя. Иначе говоря, не соблюден тот самый баланс, наличие которого обеспечивает устойчивость и эффективность всей системы судопроизводства.
  Детальный анализ достоинств и недостатков нового УПК РФ - предмет специальных исследований. Однако уже сегодня, с учетом реалий практики предварительного расследования преступлений, обращают на себя внимание его новеллы, например, касающиеся:
  - порядка возбуждения уголовных дел - только при наличии согласия на это прокурора. И это в России при ее огромной
  15
  территории, на которой действует значительное количество органов предварительного, следствия и дознания, на сотни километров удаленных от мест расположения органов прокуратуры;
  - сроков задержания подозреваемых - до 48 часов; обязательное получение следователем (дознавателем) согласия прокурора на возбуждение перед судом ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключение под стражу;
  - роли защиты в процессе доказывания;
  - обязанностей органов дознания (по поручению прокурора) поддерживать государственное обвинение в суде по уголовным делам и др.
  Как говорится, время покажет состоятельность названных и им подобных новелл нового УПК РФ, но уже сегодня очевидно, что они не способствуют раскрытию и расследованию преступлений по "горячим следам", и в целом сокращению сроков предварительного расследования.
  Их реализация обуславливает значительное увеличение и без того сверх объемной нагрузки на следователей и дознавателей. Вместе с тем, неизбежное увеличение сроков расследования преступлений по указанным причинам объективно выгодно только тем, кто противодействует этому процессу. Судя по всему, законодатель не учел масштабы и опасность данного социального явления. В конечном итоге, усиливая защиту прав лиц, совершивших преступления, новый УПК РФ по существу ограничил возможности защиты конституционных прав основной массы населения от преступных посягательств.
  3. Необходимость именно системного, комплексного подхода к постановке и решению задач судебной реформы следует из анализа и оценки современного состояния: а) преступности; б) результатов борьбы с ней; в) органов предварительного расследования и условий их деятельности. При этом, конечно же, решающую роль имеет общественное мнение, нарастающую тревожность и беспокойство которого нельзя приглушить официальной, весьма далекой от истинного положения вещей уголовной статистикой.
  Впрочем, даже по этой самой статистике количество зарегистрированных в России преступлений возросло за последнее
  16
  десятилетие примерно в 2,5 раза. Мы уже не говорим о структурных и качественных изменениях российской преступности. Сколько угодно, ссылаясь на официальную статистику, можно утешать наших граждан стабилизацией преступности и даже снижением ее уровня в отдельные годы, но повседневная реальность убеждает их в совершенно ином. Что ни говори, но сегодня, если не лукавить, то следует признать, что в общей массе наше общество живет с сознанием абсолютной незащищенности, в состоянии постоянной опасности быть обманутым, обворованным, избитым или даже убитым.
  Фактически в России сегодня один из самых высоких среди промышленно развитых стран уровень преступности и, соответственно, криминализации общества. В этом легко убедиться, беря за основу по той же официальной статистике не в целом число зарегистрированных преступлений, а наиболее тяжкие из них. Например, в нашей стране всего регистрируется в год около 3 млн. преступлений, а на I 00 тыс. населения приходится более 20 убийств, в США регистрируется 13 млн. преступлений и около 7 убийств на 100 тыс. населения; в Германии, соответственно, -более 6 млн. и 1,2 убийств на 100 тыс. населения1. Учитывая корреляционную зависимость всех видов преступлений, можно предположить, что в России ежегодно совершается, как минимум, в 4-5 раз больше преступлений, чем их регистрируется. Далее, не может быть такого положения, чтобы в США на 17 тыс. ежегодно совершаемых убийств приходилось полтора миллиона насильственных преступлений, а в России - соответственно, более 30 тыс. убийств и немногим за 1 00 тыс. насильственных преступлений.
  Это серьезнейшая проблема современной государственной политики в борьбе с преступностью и обеспечении безопасности граждан. Ложная статистика неизбежно влечет неправильную оценку ситуации, а как следствие принятие ошибочных решений. Такая статистика не ориентирует, а дезориентирует систему управления и организации борьбы с преступностью. И это
  1Обзорная информация. Зарубежный опыт. Международная уголовная статистика. - М., 2000. Вып. 6.
  17
  проблема не тактики, а стратегии судебной реформы в области уголовного судопроизводства. Иначе говоря, для начала необходимо навести порядок в системе регистрации, статистического учета преступлений и анализа преступности. Без этого вся судебная реформа может пойти по ложному, тупиковому пути.
  4. Предметом изучения, анализа в процессе реформы уголовного судопроизводства являются не только преступность, но и система органов, призванных вести с ней борьбу. Что касается судебной системы, то все ее проблемы довольно активно обсуждаются в средствах массовой информации, высвечиваются ее пороки, предлагаются меры по их устранению. Более того, уже разрабатываются и принимаются законодательные акты, регламентирующие деятельность органов, входящих в эту систему (принят закон о государственной судебной экспертизе, обсуждается закон об адвокатуре и др.). Что нельзя сказать об органах предварительного следствия.
  Между тем в настоящее время структурное построение этих органов, качественная характеристика следственных кадров и организация их деятельности явно не соответствуют объему и сложности решаемых ими задач. Причем, наиболее наглядно эти проблемы проявляются в ключевом звене органов предварительного следствия в системе МВД России. Как уже отмечалось, они еще более усложняются в связи с принятием нового УПК РФ.
  В соответствии с установленной законом подследственностью следователи органов внутренних дел проводят предварительное следствие по уголовным делам о более чем 70 процентах совершаемых в стране преступлений и по 92 процентам тех, по которым предварительное следствие обязательно. Ими расследуется около 93% уголовных дел экономической направленности. Несложные расчеты показывают, что один следователь расследует в среднем около 35 дел в год. Очевидно, что наивно было бы ожидать при этом требуемого качества расследования, а соответственно - торжества справедливости в судах.
  А если учесть, что сейчас только один из двух следователей системы МВД имеет высшее юридическое образование (в конце 80-х годов -около 90%), причем 1/3 из них получили его в заочной или вечерней формах обучения, и примерно 40% работа-
  18
  ет в должности менее 3 лет, то тем более не остается места для оптимистических ожиданий.
  Такое положение сложилось за годы социально-экономических преобразований, но не только и не столько по причине увеличения штатной численности органов предварительного следствия в системе МВД РФ - по сравнению с 1985 годом всего в 1,5 раза, а количество регистрируемых преступлений, напомним, возросло в 2,5 раза. Хотя данное обстоятельство и обусловило набор в органы предварительного следствия в системе МВД РФ значительного числа лиц, не имеющих специальной подготовки. Вместе с тем, основная причина заключается в массовом оттоке, причем наиболее квалифицированных следователей, из системы МВД РФ.
  В это время создается множество частных и государственных коммерческих фирм, испытывавших острую потребность в юристах, а тем более с опытом работы в правоохранительных органах. Одновременно создаются новые структуры в системе самих правоохранительных органов страны с более комфортными и престижными условиями труда. Мы не хотели бы обидеть наших коллег "по цеху", но раскрывать преступления и задерживать нередко вооруженных преступников, может, и не сложней, но, несомненно, опаснее, тревожней, чем контролировать процесс расследования, осуществлять правосудие или проверять таможенные и налоговые декларации, не говоря уже о работе юрисконсультов, адвокатов, нотариусов и представителей иных юридических специальностей.
  Преступность хотя и многолика, но в целом как социальное явление она едина. Для нее не существует ни государственных границ, ни территориальной или ведомственной подследственности. Следовательно, преступности объективно необходимо противопоставить, по крайней мере, сбалансированную во всех отношениях (в области права, организации, материального обеспечения и т.п.) единую систему органов, призванных вести с ней борьбу. Позволим себе образное сравнение: в механике прочность цепи определяется слабостью одного из ее звеньев. Учитывая роль и место следователей "в общей цепи" органов предварительного расследования, а вместе с тем и их современное по-
  19
  ложение, есть все основания утверждать, что это то "звено , за которое и следовало бы "ухватиться, чтобы вытащить всю цепь", без укрепления которого судебная реформа, по крайней мере, в части уголовного судопроизводства, скорей всего останется благим пожеланием.
  5. Среди множества больших и малых проблем, связанных с укреплением этого звена, наиболее приоритетной нам представляется проблема профессиональной подготовки и закрепления следственных кадров. Необходимо признать, что исторически сложившаяся в МВД РФ система образовательных учреждений "впечатляет" своей разветвленностью: 6 академий, 25 институтов, и около полусотни их территориально и структурно обособленных филиалов, факультетов, курсов. Ежегодно они выпускают около 33 тыс. соответствующих специалистов, в том числе около 2 тыс. следователей, а покидают службу в ОВД по известным причинам в три раза больше - более 100 тыс. Еще обучаясь в высших образовательных учреждениях системы МВД РФ, более половины их выпускников (51 %) при опросе выразили желание, получив диплом юриста, работать где угодно, но не в системе МВД РФ. Примерно 40% из них реализует это свое желание в течение двух, максимум трех лет после окончания вуза. Резонно возникают по крайней мере два вопроса: а) о психологическом
 настрое значительной массы обучающихся (что очень важно): б) о целесообразности такой системы вузовской подготовки кадров Р
 в МВД РФ, которая почти на половину работает не в интересах
 этого министерства, кстати, поглощая солидную долю его бюджетных средств.
  Нельзя игнорировать и тот очевидный факт, что сегодня, с учетом качественного изменения преступности, в системе МВД РФ все более остро ощущается потребность не только в юристах, но и в специалистах иных отраслей науки и практики - информатики, электроники, экономики, финансов и т.п. Организовать с их подготовку в высших образовательных учреждениях системы с МВД РФ не реально. Но выход, как нам представляется, подсказывает отечественная (в частности, сложившаяся в системе ФСБ РФ) и зарубежная практика, где на службу в полицию приглашаются лица, уже имеющие соответствующее базовое образо-
  20
  вание, которые затем проходят специальную подготовку на краткосрочных курсах. Кстати, такую практику можно было бы иметь в виду и в отношении юристов. Тем более что недостатка в юридических вузах сейчас в стране не испытывается.
  Что касается требуемых для системы МВД РФ специалистов иного профиля, по нашему мнению, нельзя исключать и такую возможность, когда из студентов на заключительном этапе их обучения в соответствующих вузах на договорных началах комплектуются группы, которые, скажем, в течение года - полутора лет получают и специальную (правовую) подготовку, необходимую для последующей работы в системе МВД РФ. Здесь очевидны два серьезных преимущества по сравнению с действующей системой подготовки кадров для МВД РФ: а) министерство получает специалистов с серьезной базовой и профессионально ориентированной подготовкой; б) стоимость обучения этих специалистов будет для МВД РФ несопоставимо ниже, далее если иметь в виду ведомственную стипендию для лиц, изъявивших желание учиться в таких группах, а затем работать в системе данного министерства. Соотношение "за" и "против" этого предложения, по нашему мнению, следовало бы выяснить путем эксперимента, а не дискуссий на умозрительном уровне, которые, как правило, бесплодны.
  6. Разумеется, сказанное не исключает сохранения в МВД РФ системы ведомственных образовательных учреждений юридического профиля. Вопрос заключается только в том, какой эта система должна быть, как и каких специалистов в ней следует готовить. Сейчас более-менее очевидно только одно - этот вопрос необходимо решать дифференцированно, ориентируясь на структуру преступности и соответственно учитывая будущий профиль работы их выпускников и требуемые для этого знания и умения. Работа следователя, оперативного сотрудника, участкового инспектора милиции при всем их внешнем сходстве имеет существенные различия. Мы уже не говорим об особенностях борьбы, например, с организованной преступностью, с незаконным оборотом наркотиков, оружия и т.д. Учить всех и всему - значит "на выходе" получать специалистов, знающих все и ничего, а тем более умеющих.
  21
  Особенно такая система пагубно сказывается на подготовке следователей. Кстати, сейчас планка уровня их профессиональной подготовки в образовательных учреждениях системы МВД РФ определяется по усредненным требованиям, предъявляемым к подготовке иных категорий работников. Хотя, как известно, следователь является ключевой процессуальной фигурой в деятельности всех других субъектов раскрытия и расследования преступлений. Он, как говорится, по определению, должен больше знать и лучше уметь.
  В связи с этим наиболее рациональной представляется РФ система образовательных учреждений МВД РФ по подготовке,
 прежде всего, следователей и только на их основе - специалистов
 иных милицейских профессий, но не наоборот. По меньшей мере, странно, когда органы предварительного следствия в системе МВД РФ, которые расследуют абсолютное большинство возбужденных в стране уголовных дел, не имеют профессионально ориентированных образовательных учреждений. Решение этой проблемы формально можно увязать с возможным созданием самостоятельной Федеральной службы расследования. Но это еще вопрос - будет такая служба или не будет, а в части преступности, как выше отмечалось, мы уже сегодня "впереди планеты всей". И она наступает все более активно, жестоко, беспощадно. Если даже немедленно, сегодня принять необходимые в этом отношении
 меры, то только через пять лет мы получим первых выпускников
 образовательных учреждений, где действительно будут готовиться следователи. Конечно, следует иметь в виду возможность переподготовки, повышения квалификации уже действующих следователей, система которой также пока оставляет желать лучшего.
  Следует заметить, что и в данном отношении в системе
 собственно судебных органов отмечается большая активность действий и предметность принимаемых мер: только в г. Москве в
 последние годы созданы Академия адвокатуры и Академия правосудия. Надо полагать, что они будут готовить не просто "юристов широкого профиля", а адвокатов и судей.
  7. В системе МВД РФ, судя по всему, также признается необходимость более предметной специализации юридических
  22
  вузов, ориентированных на подготовку специалистов, по крайней мере, по линиям основных его служб. Еще в 60-70 годы прошлого века были созданы Волгоградская ВШ МВД СССР - следствие. Омская ВШ МВД СССР - уголовный розыск, Горьковская ВШ МВД СССР - БХСС. Однако их специализация за последнее десятилетие низведена на нет. Эти вузы фактически стали региональными (по географии набора обучающихся и их распределению), а неизбежно и многопрофильными (по профессиональной специализации). Не случайно ныне Волгоградская Академия МВД РФ даже утратила в своем названии слово "следственная", хотя следует признать, что накопленный в ней опыт подготовки именно следователей до сих пор во многом поучителен, но опять же остается в основном ее собственным достоянием.
  Надеяться на коренное изменение ситуации в связи с введением в 2000 г. нового государственного стандарта по юридическому образованию пока нет оснований. Создается впечатление, что все связанные с этим меры выражаются лишь в дифференциации специальностей (юриспруденция и правоохранительная деятельность) и сроков обучения (соответственно 5 и 4 года). Мало что дают в этом отношении и новые учебные планы. Их положительная черта - существенно увеличен общий объем учебного времени на профессионально ориентированные учебные дисциплины; отрицательная - это время распределено крайне нерационально, не обеспечено необходимыми учебно-методическими материалами. Например, по криминалистике (наука о раскрытии и расследовании преступлений) по 5-летней форме обучения на основной курс предусмотрено 240 учебных часов, а на шесть спецкурсов (раскрытие и расследование отдельных видов преступлений) - в два раза больше (470 часов). Возникает вопрос, как (формы, средства, методы обучения) и чему (знания, умения, навыки) будут учить преподаватели криминалистики, например, по специальному курсу: "Раскрытие и расследование преступлении, совершаемых в сфере незаконного оборота наркотиков" - в течение 170 часов. Тем более что в учебном плане примерно 60% этого времени отводится на практические занятия. Против этого вряд ли кто-то будет возражать. Формирование профессиональных навыков и умений остается ахил-
  23
  лесовой пятой юридических образовательных учреждений системы МВД РФ. Сегодня, как никогда ранее, очевидно: чтобы успешно раскрывать и расследовать преступления, одних знаний недостаточно. Требуются соответствующие навыки и умения, а их основу следует формировать уже в образовательных учреждениях путем тренировок, решения ситуативных задач, проведения деловых игр, учений и т.д. Но для этого необходимы специальные методики и технические средства обучения, учебные полигоны и соответствующие методические материалы, а самое главное -преподаватели. Наивно было бы ожидать, что профессорско-преподавательский состав, десятилетиями практикующий в основном такие формы занятий, как лекции и семинары, в одночасье переориентируется на указанные формы обучения. Очевидно, что им самим в этом плане необходимо доучиваться и переучиваться.
  Резонно возникает вопрос, как организационно обеспечить решение этих задач? Система вузовского "самообслуживания" здесь явно не сработает. Многие вузы, а особенно их филиалы, факультеты, имеют крайне слабый научный потенциал. И вновь приходится обращать внимание на необходимость специализации и наделения отдельных из них функциями головного вуза - по линиям основных служб МВД РФ, действующих на ключевые направлениях деятельности в борьбе с преступностью. Скорее всего, это должны быть академии или университеты. Помимо обеспечения текущего учебного процесса, на них должны быть возложены обязанности научно-методического обеспечения иных "подведомственных" вузов (институтов, филиалов), повышения квалификации и переподготовки их преподавателей. Такой головной вуз необходим, прежде всего, службе предварительного следствия, во многом предопределяющей эффективность всей системы уголовного судопроизводства.
  24
  Н.П. Яблоков,
  доктор юридических наук, профессор
  Криминалистическая характеристика преступлений - важный элемент криминалистической теории и практики.
  В последнее время в криминалистической1 литературе и на криминалистических конференциях поднимается вопрос о том. научно ли состоятельна криминалистическая характеристика преступлений.
  Хотелось бы сразу сказать, что криминалистическая характеристика преступлений, с моей и с точки зрения большинства криминалистов,2 является важной и вполне научно самостоятельной понятийной категорией криминалистики, имеющей значение, как для ее общей теории, теоретических положений отдельных ее частей, так и для практической криминалистической методики расследования преступлений.
  Должная и объективная оценка значимости криминалистической характеристики для криминалистической теории и практики, прежде всего, объясняется ее важной ролью в познании криминалистически значимых черт (свойств) различных видов преступлений, позволяющих наиболее целенаправленно собрать доказательства и успешно решить задачи раскрытия и расследования любых преступлений. Именно криминалистическая характеристика преступлений очерчивает их криминалистически значимые черты, а не состав преступления и не предмет доказывания.
  Криминалистическая характеристика является естественным закономерным результатом длительного накопления, изучения и систематизации криминалистически значимых особенностей преступлений еще начиная с Г. Гросса, И.Н. Якимова, В.У.
  1 Р.С. Белкин. История отечественной криминалистики. М., 1999, с. 273; его же Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М., 2001, с. 220.
  2 Например, такого мнения придерживаются Н.А. Селиванов, Г.А. Густов, В.А.Образцов, Л.Л. Каневский, В.К. Гавло, Ю.Г. Корухов и др.
  25
  Громова, С. А. Голу некого и многих других криминалистов более
 молодого поколения.
  При этом криминалистическая характеристика не только очерчивает основные типовые аспекты специфического криминалистического изучения любого вида преступной деятельности, не в только накапливает и актуализирует полученную в результате такого изучения информацию о преступлениях в виде научно-продуманного системно-элементного его описания, но и содержит (во всяком случае обязательно должна содержать) сведения о и характере и жесткости закономерных связей между отдельными и с
 группами структурных элементов указанной характеристики. Соответственно разработаны определенные методические подходы к изучению характера этих связей и математической1, и компъютерной2 обработки собранной базы эмпирических данных, а также способы использования данных об указанных связях в методике расследования преступлений.3
  С учетом всего этого криминалистическая характеристика фактически стала одним из важных и основных теоретических практических источников получения криминалистически значимой информации о различных видах преступлений. Этот источник, основанный на научно-обобщенных данных, можно рассматривать и как типовую модель криминалистически значимых особенностей вида (разновидности) преступлений.
  Знание типовой модели того вида преступления, которое расследуется, имеет особое значение для первоначального этапа расследования. Оно позволяет установить, что из типовых криминалистически значимых особенностей выявлено, что в них своеобразного, какие типовые черты еще не установлены и, характер их возможностей типовой взаимосвязи с выделенными
  1 Л.Г. Видонов. Криминалистические характеристики убийств и мы типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев Горький, 1978., с. 10-60.
  2А.Ф. Лубин. Механизм преступной деятельности. Нижний Новгород 1997.с.164-185.
  3 Л.Г. Бидонов. Указ, работа, с. 61; Н.А. Селиванов, Л.Г. Бидонов. Типовые версии по делам об убийствах. Горький, 1981.
  26
  особенностями, можно определить направления и средства их поиска. Соответственно сопоставление типовой модели с выявленными при расследовании фактическими данными позволяет не выдвинуть наиболее обоснованные следственные версии и разработать наиболее оптимальный план расследования. Вместе с тем криминалистическая характеристика преступления, являясь основным источником систематизированной и обобщенной криминалистически значимой информации о преступном деянии, все же, в отличие от уголовно-правовой характеристики преступления (раскрытой в содержании его состава) не является обязательной составной частью общей характеристики преступления. Это объясняется рядом факторов:
  во-первых, элементная структура криминалистической характеристики непостоянна, ибо зависит от особенностей вида преступления и особенностей волевого поведения субъектов преступления;
  во-вторых, он всегда привязана к какому-то виду, разновидности ,группе преступлений, а не к преступлению вообще;
  в-третьих, необходимость в ее установлении и использовании в полном объеме в процессе расследования иногда бывает не нужна. Так, если преступление с самого начала раскрыто. Например, преступник задержан с поличным, все обстоятельства преступления известны с самого начала в силу их очевидности, то в данном случае основная часть информации о преступлении, необходимой для решения всех вопросов его расследования и установления истины по делу может быть достаточной объеме предмета доказывания. Правда, в таких ситуациях иногда может потребоваться криминалистический анализ личности преступника с целью выбора наилучшей тактики его допроса и проведения с ним других следственных действий, а в ряде случаев анализ те. других отдельных особенностей.
  Таким образом, криминалистическая характеристика преступления носит специфически криминалистический специфический характер.
  Научная самостоятельность криминалистической характеристики преступлений подтверждена многочисленными дис-
  27
  сертационными, монографическим исследованиями1 и научными
 статьями. За последние 30 лет фактически ни одна методика расследования преступлений не разрабатывалась без формировали криминалистической характеристики соответствующего вида преступлений и рекомендаций по использованию ее данных для выбора наиболее эффективных методов раскрытия и расследования преступлений.
  Конечно, среди таких диссертационных работ и статей были и неглубокие, поверхностные исследования, не внесшие какого-либо серьезного вклада ни в развитие теоретических основ этой характеристики, ни в практику реализации ее основных рекомендательных положений. Однако значительная часть таких исследований была достаточно продуктивной в деле развитии теории криминалистической характеристики и методов практической реализации ее положений.
  Наиболее ярким примером научной состоятельности криминалистической характеристики преступлений является работа Л. Г. Видонова2 и его совместная работа с Н.А. Селивановым
 по разработке типовых версий по делам об убийствах.3
  Именно Н.А. Селиванов и А.Г. Видонов в их совместной работе показали, каким образом данные этой характеристики могут быть использованы для повышения научного уровня разработки методик расследования любого вида преступлений. На примере исследования криминалистической характеристики тайных убийств они выявили ряд интересных закономерностей и взаимосвязи между отдельными элементами и сочетаниями элементов криминалистической характеристики таких преступле -
  1 А.Н. Васильев, Н.П. Яблоков. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984.; А.Н. Колесниченко, В.Е. Коновалов Криминалистическая характеристика преступлений. Харьков, 1985; В.К. Гавло. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск, 1985; В.Ф. Ермолова. Криминалистическая характеристика преступлений. Минск, 2001.
  2Л. Г. Видонов. Криминалистические характеристики убийств и системы типовых версий о лицах, совершивших убийство без очевидцев. Горький, 1978.
  3 Типовые версии по делам об убийствах. Горький, 1981.
  28
  ний. Полученные данные были подвергнуты соответствующей математической и статистической обработке и выражены в вероятностно-статистической форме. Это позволило выявить частоту проявления этих закономерностей в определенных типовых ситуациях расследования для одного из регионов России. На указанной основе для уголовных дел данного вида были разработаны методические рекомендации по выдвижению конкретных следственных версий при наличии определенных исходных данных в каждом случае расследования основанных на научно выделенных и статистически обсчитанных типовых версиях для таких исходных данных.
  По объективным причинам времени проведения данных исследований (слабости технических и методических ресурсов) обработка огромного массива уголовных дел об убийствах осуществлялась вручную. Поэтому полностью и с максимальной достоверностью учесть все своеобразие связей и взаимозависимостей отдельных групп элементов криминалистической характеристики данных преступлений не во всем удалось. К тому же и в методической стороне обработки обобщенных материалов были некоторые просчеты.
  Однако авторы данной работы не только указали наиболее оптимальный путь использования данных криминалистической характеристики в деле повышения эффективности расследования (в частности, убийств), но и, несмотря на указанные изъяны, сумели предложить методические рекомендации, оправдавшие себя на практике.
  Мнения же о том, что криминалистическая характеристика является всего лишь неоригинальным набором отдельных уголовно-правовых и криминологических сведений, лишенных новизны,1 весьма спорно. При формировании элементов структуры криминалистической характеристики преступлений исходя из сущности и вида объекта, который она характеризует (преступная деятельность того или иного вида) обязательно следует учитывать и использовать ключевые уголовно-правовые и криминоло-гические сведения о преступлении понятийного и направляюще-
  'Р.С. Белкин. История отечественной криминалистики, С. 273.
  29
  го характера. В противном случае указанная характеристика потеряет свои правовые ориентиры, требующие криминалистического осмысления и описания. Соответственно, она была бы лишена всякого смысла и значения для криминалистики.
  Однако некоторое системно-структурное сходство криминалистической и уголовно-правовой характеристик носит лишь формальный характер. Ключевые уголовно-правовые понятия в криминалистической характеристике используются лишь в качестве правовой оболочки для наполнения ее криминалистическим содержанием. Да и информационные основы и цели формирования этих характеристик различные.
  Нельзя отождествлять криминалистическую характеристику преступлений и предмет доказывания по уголовному делу. Это не однопорядковые и не конкурирующие друг с другом, хотя и близкие понятия. Они предназначены для решения различных задач.
  В предмет доказывания входит строго определенный законом круг обстоятельств, подлежащих обязательному установлению по каждому уголовному делу, независимо от его вида" специфики и примененных методов расследования. Этот круг обстоятельств является единым для всех субъектов доказывания на всех стадиях уголовно-процессуальной деятельности. Главное же, круг обстоятельств, входящих в предмет доказывания не характеризует преступление тем или иным образом, а лишь дает основание для постановления обоснованного обвинительного или оправдательного решения и приговора по уголовному делу. И эти вполне объяснимо, ибо предмет доказывания является составной частью системы расследования и судебного следствия, а не системы преступления, как криминалистическая его характеристика, т.е. они элементы разных систем.
  Вместе с тем в процессе расследования криминалистическая характеристика и предмет доказывания тесно взаимодействуют. В частности, информация криминалистической характеристики часто наполняет отдельные элементы предмета доказывания необходимым содержанием. Если же преступление с самого начала расследования считается раскрытым, как уже выше отмечалось, то криминалистический анализ данного преступления
  30
 
  полностью или частично может не понадобиться. Для решения всех задач расследования будет достаточно установления всех элементов предмета доказывания.
  Однако, не умаляя значение анализируемой характеристики для криминалистики и значение усилий ученых и практиков в деле разработки вопросов криминалистической характеристики преступлений, необходимо отметить, что процесс ее формирования как важной части общекриминалистической теории продолжается. Еще есть необходимость в более четком определении структуры этой характеристики, совершенствовании методической основы установления корреляционных зависимостей ее элементов, созданием эффективных компьютерных программ автоматизированной отработки большой базы эмпирических данных..
  Т.С. Волчецкая,
  доктор юридических паук, профессор
  Методы познания в уголовном судопроизводстве: современные проблемы.
  Последнее десятилетие в России наблюдается тенденция роста преступности. Развитие коррупции, появление профессиональной преступной деятельности, совершенствование способов совершения преступлений свидетельствуют о том, что преступность вышла на качественно новый уровень. Правоохранительные органы столкнулись с тем, что традиционно применяемые методы ведения следствия и проведения оперативно-розыскных мероприятий по таким делам как, например, заказные убийства, похищения людей, по иным преступлениям, совершенным организованными преступными группами, оказываются малоэффективными. Профессиональные преступники изучили средства и методы раскрытия преступлений и научились работать в криминальных ситуациях, не оставляя традиционных следов, которые
  31
  могут быть обнаружены работниками правоохранительных органов.
  Указанные обстоятельства, в свою очередь, требуют и качественно нового уровня расследования преступлений. Криминалистика стала активно преломлять достижения других наук и областей человеческого знания для борьбы с преступностью.
 Например, появилась насущная необходимость разработки методов исследования, проверки и оценки доказательств в процессе судебного следствия. Одним из актуальных направлений криминалистической науки является разработка тактических рекомендаций с учетом ситуационного подхода.
  В криминалистике уже давно активно исследуются проблемы моделирования, уже разработаны методики мысленного знакового и компьютерного моделирования для решения разнообразных криминалистических задач .
  Однако по мере усиления интереса ученых к проблем моделирования, в связи с появлением новых его видов и форм (информационного компьютерного, ситуационного моделирования), появился целый ряд как теоретических, так и практических проблем, требующих постановки, осмысления и разрешения, современных научных позиций.
  Развитие научно-технического прогресса способствовало в последние годы активной кибернетизации и криминалистической науки и практики расследования преступлений.
 Вместе с тем, некоторые ученые начали разрабатывать, отдельные практики применять принципиально новые методы, которые во многом трудно назвать бесспорными2.
  Так, в своей работе "Астрология преступлений" американский ученый Э. Роуленд исследует то, как влияние планет предопределяет "роковое сближение" убийцы и жертвы. Причем
  1Например: Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. М.,1981; Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов, 1983; Волчецкая Т.С. Современные проблемы моделирования в криминалистике и следственной практике. Калининград, 1997 и др.
  2См.: Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. М., 1994
  32
 выводы, по его утверждению, сделаны им на основе самых громких убийств и самоубийств 20 века1.
  В настоящее время некоторые следователи России используют отдельные положения астрологии при допросе.
  Некоторыми учеными также обосновывается необходимость проведения так называемой "психолого-лографической" эспертизы, в процессе которой "считывание необходимой информации с голографического информационного поля происходит, вероятно, посредством интуитивного канала мышления... отдельными феноменами ( типа бывшей ясновидящей из Болгарии Ванги)2.
  Графология - околонаучное направление, позволяющее выявить взаимообусловленность характера человека и его почерка. Экспертов-почерковедов давно интересовал вопрос, можно ли по почерку определить характер, темперамент, степень умственного развития, пол, возраст человека.3 Именно с учетом отдельных положений графологии в почерковедческой экспертизе и создана методика диагностики мужских и женских почерков.
  Сейчас мало кто уже возражает против возможности применения полиграфа (лай-детектора, детектора лжи) как средства получения ориентирующей информации, как средства для получения правильных путей поиска доказательственной информации. В России правовой базой применения полиграфа стал Закон "Об оперативно-розыскной деятельности", разрешивший применение технических средств, не причиняющих вред жизни и здоровью человека. Учитывая то, что современные полиграфы по своей сути являются многоканальным медицинским регистратором, его безопасность для здоровья человека не очевидна, о чем имеется заключение Минздрава России. Однако представляются, что различные физиологические параметры в организме человека (давление, частота пульса, час-
  'Роуленд Э. Астрология преступлений./Пер. с англ. Л.Каневского.- М.:,1998.
 2Нетрадиционные методы в расследовании преступлений. С. 109-110.
  3 Лисиченко В.К., Липовский В. В. Графология и криминалистика//Тайна характера. Харьков, 1996. С.427.
  33
  тота дыхания и проч.) могут быть подвержены изменениям и не только под влиянием дачи ложных показаний.
  В связи с распространением нетрадиционных методов в следственной практике, широким обсуждением этой проблемы в печати, возникает необходимость в следующем. Следует разобраться, в чем состоит сущность нетрадиционных методов, попытаться дать им какую либо систематизацию или классификацию, самое главное определить целесообразность и допустимость и использования в уголовном судопроизводстве.
  Для решения отмеченных проблем необходимо затронуть основные положения общенаучной и криминалистической методологии. Философы традиционно определяют метод как путь, способ познания какого либо объекта. Методы криминалистики образуют ее научный потенциал, в структуре которого можно выделить четыре уровня: всеобщий (философский), общенаучный, частнонаучный и собственно криминалистический. Определяя место нетрадиционных методов в указанной системе, полагаю, их следует отнести к системе частнонаучных и собственно криминалистических.
  Спектр применяемых сегодня нетрадиционных методе довольно велик, поскольку они заимствованы из самых различных областей человеческого знания и главное - обладают различной научной достоверностью. По указанным признакам можно выделить три основные группы нетрадиционных методов, и пользуемых в следственной и оперативной работе.
  1. Методы, нетрадиционные для уголовно-процессуальной сферы, однако получившие серьезную разработку и достаточную апробацию в других областях науки (гипнология и биоритмология).
  2. Методы, возникшие в недрах самой криминалистики, одна в силу различных причин не получившие общепризнанного статуса (метод криминалистической одорологии и метод полиграфного исследования)
  3. Методы, развивающиеся вне рамок науки, возникшие из недр околонаучного знания, пока лишь только обретающие статус науки, (астрология, физиогномика, графология, экстрасенсорика, парапсихология).
  34
  В 1998 году был принят Указ Президента РФ "О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе МВД РФ и соответствующее Положение "Об органах предварительного следствия в системе МВД РФ". В этих документах как раз и подчеркивается то, что необходимо "внедрение в практику положительного опыта зарубежных стран по применению различных методов при раскрытии преступлений, а также разработку новых методов исследования в РФ". В 1994 году кабинетом криминалистики Генеральной прокураты РФ было выпущено методическое пособие для следователей, названное "Некоторые сведения о физиогномике, хирологии, астрологии и возможности их использования для "узнавания человека". В последствие эта работа вызвала с одной стороны, ряд разгромных статей и монографий1. С другой стороны понятие нетрадиционных методов и некоторые рекомендации по их использованию вошли в целый ряд учебников по криминалистике2. Безусловно, совершенно нецелесообразно вести разговоры о возможности приобретения нетрадиционными методами "процессуального статуса", с большой натяжкой можно говорить о целесообразности их применения для поиска криминалистически значимой информации. И, тем не менее, если указанные методы уже относительно активно используется в практике уголовного судопроизводства, и не угасает интерес некоторых ученых к этой проблематике ученых, то стоит, скорее всего отказаться от исключительно критического отношения ко всем без исключения нетрадиционным методам.
  Не следует ли перейти к широким экспериментальным исследованиям некоторых из них, которые, может быть, все ж таки позволят получить данные, обоснованные статистически?


           стр. 1 (из 5)           След. >>

Список литературы по разделу