INFINAN.RU

ИНСТИТУТ ФИНАНСОВОГО АНАЛИЗА



 


           стр. 1 (из 15)           След. >>

Список литературы по разделу

 ББК
 Д-12 3 78
 
 
 3 78
 
 Рецензенты:
 В.Н. Ткачев, Председатель Ростовского областного суда, заслуженный юрист РФ, член Совета Президента РФ по вопросам совершенствования правосудия Ю.А. Ляхов, доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ
 В.В. Золотых
  Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону: "Феникс", 1999. - 288 с.
  Книга посвящена одной из наиболее актуальных проблем доказательственного права - допустимости доказательств, которая всегда вызывала немало дискуссий в теории уголовного процесса. После введения в Конституцию РФ и в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР норм о недопустимости использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением закона эта проблема приобрела актуальность и для судебной практики.
  Книга рассчитана на судей, прокуроров, адвокатов, следователей, научных работников, преподавателей, аспирантов и студентов юридических вузов.
 
 
 Предисловие
  Предлагаемая вниманию читателей работа посвящена одной из наиболее актуальных проблем доказательственного права - допустимости доказательств. Она всегда вызывала серьезные дискуссии в теории уголовного процесса, а после введения в Конституцию РФ и в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР норм о недопустимости использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением закона, эта проблема приобрела актуальность и для судебной практики.
  В книге предпринята по существу первая попытка систематизировать все наиболее важные вопросы проверки допустимости доказательств и представить их в виде единых правил.
  Книга посвящена общим теоретическим вопросам проверки допустимости доказательств, а именно: вопросу о месте правил проверки допустимости доказательств в системе доказательного права; источникам этих правил; истории законодательного регулирования вопросов допустимости доказательств; вопросу об "асимметрии правил проверки допустимости доказательств"; возможности использования "ущербных" доказательств и "нейтрализации" допущенных нарушений закона.
  Представляет интерес отношение автора к применению при осуществлении правосудия судебного прецедента и норм нравственности. Вопросы о достижении истины в уголовном процессе, об "асимметрии правил допустимости доказательств" крайне сложны и, может быть, предлагаемые автором ответы на них не являются бесспорными. Однако главное здесь видится в другом. Автор не обошел ни один сложный аспект проблемы допустимости доказательств и выразил свое мнение по самым злободневным вопросам судебной практики.
 Изложены правила, определяющие допустимость доказательств:
 о.надлежащем субъекте; о надлежащем источнике; о надлежащей процедуре; "о плодах отравленного дерева"; о недопустимости доказательств, содержащих сведения неизвестного происхождения;
 о несправедливом предубеждении.
  Все эти правила так или иначе известны теории и практике уголовного процесса, и достоинство книги заключается не столько в их изложении, сколько в их подробном научном комментарии с большим количеством ссылок на судебную практику, как по опубликованным ранее материалам, так и по материалам впервые использованным автором.
  В книге рассматриваются также правила, регламентирующие порядок рассмотрения вопросов о допустимости доказательств на Досудебных стадиях; на стадии назначения судебного разбирательства (на предварительном слушании), в ходе судебного разбирательства; на стадии кассационного рассмотрения.
 
 4 Предисловие
  Такого внимания исследованию процедуры разрешения вопросов допустимости доказательств ни учеными, ни практиками еще не уделялось, поэтому эта часть книги также представляет несомненный интерес. И если кто-то придет к убеждению, что не по всем аспектам этой проблемы даны исчерпывающие и бесспорные ответы, то следует отметить, что автор, по-видимому, к этому и не стремился. На основе приведенного анализа различного рода литературных источников, необходимого количества примеров из судебной практики дать возможность каждому самостоятельно определиться в самых сложных вопросах допустимости доказательств, - вот цель автора и значение его работы.
  Еще несколько слов об особенностях содержания книги, которые также характеризуют ее достоинства. Среди этих особенностей главными являются следующие:
  рассмотрение вопросов допустимости доказательств на базе новейшего российского законодательства с использованием последних работ современных российских процессуалистов (П.А. Лупинской, В.М. Савицкого, С.А. Пашина, A.M. Ларина, Л.Б.Алексеевой, Н.В. Радутной и др.), а также с использованием переживающих свое второе рождение работ наших известных дореволюционных ученых-юристов (И.Я. Фойницкого, Н.Н. Розина, А.Ф. Кони, М.В. Духов-ского, В.К. Случевского, С.И. Викторского, Г.С. Фельдштейна, С В. Познышева);
  анализ конкретных ситуаций, с которыми могут столкнуться практикующие юристы при разрешении вопросов допустимости доказательств, с использованием материалов современной российской судебной практики, практики дореволюционного российского суда, практики зарубежных судов (прежде всего США и Англии), практики применения международных норм в области прав человека;
  использование автором - заместителем председателя Ростовского областного суда - своего многолетнего опыта работы в суде, являющимся одним из активных проводников идей судебной реформы в России.
  Книга не претендует на исчерпывающий анализ всех проблем, возникающих при разрешении вопросов допустимости доказательств. В одной работе сделать это невозможно, да и вряд ли целесообразно. Автору удалось главное - выявить наиболее типичные для практики ситуации и сформулировать правила и положения, в определенной степени способные помочь более правильному практическому применению института допустимости доказательств в уголовном процессе.
 С.А. РАЗУМОВ
 Судья Верховного Суда Российской Федерации, Заслуженный юрист Российской Федерации, доцент кафедры уголовно-правовых наук Российской правовой академии МЮ РФ
 
 Часть первая ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
 ГЛАВА !•
 ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО И МЕСТО В НЕМ ПРАВИЛ ПРОВЕРКИ ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
 §1. Доказательственное право
 и место в нем правил проверки допустимости доказательств
  Доказательственное право образует совокупность норм, определяющих понятие и виды доказательств, порядок их собирания, проверки и оценки.
  Нормы доказательственного права закрепляют принципиально важные положения о средствах, которые могут использоваться для решения задач уголовного судопроизводства. Эти нормы, обеспечивая реализацию основной задачи уголовного судопроизводства - защиту личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства от преступлений, - одновременно должны обеспечивать защиту от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина. Для реализации указанных задач уголовно-процес-суальный закон устанавливает: кто, откуда и каким путем может получить доказательства, на основе которых устанавливаются обстоятельства дела. Так, в законе указывается субъект, имеющий право получения доказательств, исчерпывающий перечень источников доказательств и применительно к каждому источнику - порядок их получения и закрепления в деле.
  Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке устанавливаются обстоятельства,
 
 Часть первая
 имеющие значение для правильного разрешения дела.1 Доказательство выступает в единстве своего содержания ("фактические данные") и процессуальной формы ("источник получения фактических данных").2
  Доказательство характеризуется такими свойствами как относимость и допустимость.
  Доказательство признается относящимся к делу, если оно представляет фактические данные, которые подтверждают, опровергают или ставят под сомнение выводы о существовании обстоятельств, имеющих значение по делу.
  Понятие "допустимость доказательств" означает возможность (позволительность) использования доказательства в процессе доказывания обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.
  Проверка доказательств на их допустимость и исключение доказательств, полученных с нарушением закона, не без основания рассматривается как важнейшая гарантия обеспечения прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, гарантия законного и справедливого решения по делу.
  Именно поэтому Верховный Суд Российской Федерации обращает особое внимание судов на необходимость
  ' Здесь приведены формулировки понятия доказательства в соответствии с действующим УПК (ч.1 ст.б9) и проектом УПК (ч.1 ст.71), прошедшим первое чтение в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации.
  Авторы Теоретической модели УПК предлагали в принципе похожее определение доказательства, но с заменой слов "фактические данные" на слово "сведения". (См.: Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Теоретическая модель. М., 1989, С.178). Заменяют слова "фактические данные" на "сведения" и некоторые ученые - процессуалисты. (См., например: Уголовный процесс/Под редакцией П.А. Лупинской и И.В. Тыричева. М., 1992, С.157; Кипнис Н М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995, С.12).
  Совсем иное определение понятия доказательства дает С.А. Пашин. "Доказательствами служат процессуально оформленные сообщения, а также документы или другие предметы, которые правомерно использовать в судопроизводстве для установления фактов, учитываемых при вынесении процессуальных решений, в особенности - приговоров". (См.:
 "Состязательное поавосудие. Труды научно-практических лаборатории. Часть II. Выпуск I. М., 1996, С. 315-317).
  И хотя в теории уголовного процесса не достигнуто единство взглядов в определении доказательств, все-таки следует отметить, что большинство процессуалистов склонны определять доказательства как "фактические данные, содержащиеся в законом установленном источнике* (См.: Теория доказательства в советском уголовном процессе. 2-е издание. М., 1973, С.225).
  2 Уголовный процесс /Под редакцией П.А. Лупинской. М., 1995, С.136.
 
 Глава I 7
 соблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина и запрещение использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением закона.3
  Только исключение доказательств, полученных незаконным путем, может воспрепятствовать противоправному поведению сотрудников правоохранительных органов и помешать судам стать пособниками преднамеренного нарушения Конституции.4
  Таким образом, основная задача правил проверки допустимости доказательств - оградить пвавосудие_рт таких действий правоохранительных органов, которые нарушают конституционные права и свободы человека и гражданина. Этим и определяется место и значение правил проверки допустимости доказательств в доказательственном праве в целом. В свою очередь правила проверки допустимости доказательств определяют нравственные устои уголовного процесса; от соблюдения этих правил зависит вера людей в справедливость суда, в правосудие.
 §2. Источники правил проверки допустимости доказательств
 1. Законодательное закрепление положения о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона
  Положение о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона закреплено в части 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации ("при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона") и, при^ менительно к уголовному судопроизводству, - в части 3 статьи 69 Уголовно-процессуального кодекса ("доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не
 iqQt;01'1,'1100^1"""""""' ^БИУ(tm) Верховного Суда РФ от 31 октября рп"" г' №0•  чении1^"11"0 так ^ячсркиаал важность соблюдения правил об исклю-Решении добытых Доказательств Верховный Суд США в своем таруетг!- '^'TIy  вмерика"0' 1еи-''"11 с- ^Д присяжных а современной России глазами Риканского юриста / ГиП. 1995 г., № 2, С.68).
 
 8 Часть первая
 имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказы-вания обстоятельств, перечисленных в статье 68 УПК").
  Впервые положение о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона, было закреплено в "Декларации прав и свобод человека и гражданина", принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года. Часть четвертая статьи 34 Декларации гласила: "Признаются не имеющими юридической силы доказательства, полученные с нарушением закона".5 Затем, Законом Российской Федерации от 21 апреля 1992 года это положение было введено и в российскую Конституцию. В части четвертой статьи 65 Конституции 1978 года было указано:
 "Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы".
 2. Законы, содержащие нормы правил проверки допустимости доказательств6
 а) Конституция Российской Федерации
  В основном нормы, относящиеся к правилам проверки допустимости доказательств, находятся в главе 2 "Права и свободы человека и гражданина"7.
  Многие из этих норм детализированы в Уголовно-про-цессуальном кодексе, а некоторые8 остаются пока только в Конституции.
  Как применяются конституционные нормы?
  Прежде всего следует исходить из того, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации (статья 15 Конституции). Положение о высшей юридической силе Конституции заключается в том, что все конституционные нормы обладают верховенством над другими законами и подзаконными актами.
  В постановлении Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 года № 8 "О некоторых вопросах применения
 
  5 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 52, ст.1865.
  6 Говоря о нормах правил проверки допустимости доказательств, мы имеем в виду как нормы, устанавливающие порядок получения доказательств, так и нормы, содержащие условия их недопустимости.
  7 Конкретное содержание этих норм раскрывется в части второй настоящей работы
  8 Например: о праве не свидетельствовать против себя и близких родственников (ст. 51).
 
 Глава I
 9
 
 
  судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" судам указывалось во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.9
  Председатель Верховного суда РФ В.М. Лебедев особо подчеркивал, что нормы о прямом действии Конституции ни в одной из предыдущих Конституций не было.   В соответствии со статьей 18 Конституции права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельности законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
  Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию в следующих случаях:
  а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регла ментации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;
  б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;
  в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;
  г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предме-
  9 Сборник постановлений, С.529.
  10 Лебедев В.М. "О некоторых вопросах применения судами КОНСТИТУЦИИ Российской Федерации при осуществлении правосудия" / ВВС ?Ф 1996 г., № 2, C.I.
 
 10
 Часть первая
 там совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.11
  б) Уголовно-процессуальные кодекс и иные законы и нормативные правовые акты
  Для российского уголовно-процессуального законодательства характерно строгое регулирование всей доказательственной деятельности, в том числе и условий допустимости доказательств.
  Нормами уголовно-процессуального законодательства
 регулируется порядок собирания и закрепления доказательств, определяются лица и полномочия их при собирании и закреплении доказательств, устанавливаются ограничения по использованию доказательств.12
 Когда мы говорим об уголовно-процессуальном законодательстве мы прежде всего имеем в виду Уголовно-процессуальный кодекс.
  В проекте нового УПК РФ (часть первая статьи первой)13 предусмотрено, что законами, определяющими порядок производства по уголовным делам, являются лишь Конституция РФ и Уголовно-процессуальный кодекс. Из этого положения следует, что при принятии нового УПК все нормы федеральных и иных законов, устанавливающие правила уголовного судопроизводства, должны после их принятия включаться в УПК путем изменения или дополнения его норм либо в виде самостоятельных глав или
 разделов УПК.
 Действующий УПК такого положения не содержит, а
 поэтому в настоящее время принимаются и иные нормативные акты, которые регулируют те или иные положения уголовного процесса и, в частности, касающиеся правил проверки допустимости доказательств.
  В качестве примера такого акта (в котором содержатся и нормы правил проверки допустимости доказательств) можно назвать Указ Президента Российской Федерации
 " См.: Сборник постановлений, С. 529. 12 Конкретное содержание этих норм расскрывается в части второй
 настоящей книги.
  Здесь и далее имеется и виду проект Уголовно-процессуального кодекса, который был рассмотрев п первом -чтении в 1997 году Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации.
 
 Глава I
 11
 
 
 
 
 от 14 июня 1994 г. № 1226 "О неотложных мерах по борьбе с бандитизмом и иными проявлениями организованной преступности", действовавший до 14 июня 1997 г.
  Иные (помимо Уголовно процессуального кодекса) законы, нормативные указы Президента Российской Федерации и другие нормативные правовые акты подлежат применению при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и Уголовно-процессуальному кодексу.14
  При применении иных законов и нормативных правовых актов следует иметь в виду следующие два конституционных запрета:
  1. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (часть 2 статьи 55 Конституции );
  2. Любые законы и иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения (часть 3 статьи 15 Конституции).
 в) Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации
  Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы (часть 4 статьи 15 Конституции) и поэтому непосредственно порождают права и свободы человека в сфере уголовного судопроизводства.
 Это положение аналогичным образом закреплено в проекте нового УПК РФ, часть 4 статьи 1 которого гласит:
 "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью права, регулирующего уголовное судопроизводство".
  В настоящее время в области прав человека сложилась и действует целостная система международных документов, что обусловлено следующим. Взаимозависимость и целостность мирового сообщества, единство человечества
  14 Этот вывод следует из разъяснений, данных Пленумом Верховно' го Суда РФ в пункте 2 Постановления от 31 октября 1995 года № 8 (см.:
 Сборник Постановлений, С. 529).
 
 12
 Часть первая
 
 
 
 
 проявляются в различных сферах деятельности людей, включая и правовую. Именно поэтому появились, а затем постоянно расширяются и углубляются общечеловеческие стандарты прав и свобод личности, общие стандарты судопроизводства, имеющие силу норм международного права, международной морали.
  Любое государство, желая быть полноправным членом
 мирового сообщества государств, должно учитывать требования этих международных стандартов. Развитие цивилизации и соответствующие этому изменения в области международного права приводят к тому, что все большее количество вопросов, традиционно входящих в число внутренних дел государства, становится объектом международного регулирования. Это значит также, что права человека уже не могут определяться исключительно характером и уровнем развития данного конкретного общества, что все большее влияние на их состояние оказывает единая человеческая цивилизация.15
  К настоящему времени международное сообщество выработало и закрепило в различных актах основные права и свободы человека, их процессуальные гарантии, принципы справедливого судопроизводства. Важнейшие из этих актов - Всеобщая декларация прав человека; Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме.
  Приведем содержание этих актов в той части, которая, естественно, имеет отношение к правилам проверки допустимости доказательств.
 Всеобщая декларация прав человека
  Принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года.
  Статья 3 Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность.
  15 См.: Игитова И.В. Механизм реализации Европейской конвенции о защите пвав человека и основных свобод / ГиП, 1997 г., № 1, С.76.
 
 Глава I 13
 Статья 5
  Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство видам обращения и наказания.
 Статья 7
  Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона.
 Статья 9
  Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию.
 Статья 11
  Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком, путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты.
 Статья 12
  Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.
 Международный пакт о гражданских и политических правах
  Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 года.
 Статья 7
  Никто не может подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство видам обращения и наказания. '
 Статья 9
  1. Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом
  2 Каждому арестованному сообщаются при аресте причины его ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявленное ему обвинение
 
 Часть первая
 14
  4. Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотла1а-тельно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если
 задержание незаконно.
 Статья 14
  1. Все лица равны перед судами и трибуналами. Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, ... на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.
  2. Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не
 будет доказана согласно закону.
  3. Каждый имеет право при рассмотрении любого
 предъявленного ему уголовного обвинения как минимум На следующие гарантии на основе полного равенства:
  a) быть в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании
 предъявленного ему обвинения;
  b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим
 защитником;
  c) быть судимым без неоправданной задержки;
  d) быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника; если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника;
  e) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него;
  О пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке;
  g) не быть принуждаемым к даче показаний против
 самого себя или к признанию себя виновным.
 
 Глава I 15
 Статья 17
  1. Никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную (сизнь, произвольным или незаконным посягательствам на Неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь t репутацию.
  2. Каждый человек имеет право на защиту закона от гакого вмешательства или таких посягательств.
 Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод
 Принята Советом Европы 4 ноября 1950 года.
 Статья 3
  Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство видам Обращения и наказания.
 Статья 5
 1. Каждый человек имеет право на свободу и личную Неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе, как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:
  a) законное содержание лица под стражей на основании признания его виновным компетентным судом;
  b) законный арест или задержание лица за невыполнение законного решения суда или с целью обеспечения выполнения любого обязательства, предписанного законом;
  c) законный арест или задержание лица, произведенные с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются (снования полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться (осле его совершения;
  d) задержание несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное задержание, произведенное с тем, Угобы оно предстало перед компетентным органом;
  e) законное задержание лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;
  О законный арест или задержание лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица,
 
 18 Часть первая
 Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме
 ^ Утвержден резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 года.
 Принцип 7
  1. Государствам следует запрещать в законодательном порядке любые действия, противоречащие правам и обязанностям, содержащимся в настоящих Принципах, налагать за такие действия соответствующие санкции и проводить беспристрастное расследование по жалобам.
  2. Должностные лица, имеющие основания считать, что произошло или может произойти нарушение настоящего Свода принципов, должны сообщить об этом вышестоящим властям, и когда это необходимо, другим соответствующим властям или органам, на которые возложены полномочия по надзору или исправлению положения.
  3. Любое другое лицо, имеющее основание считать, что произошло или может произойти нарушение настоящего Свода принципов, имеет право сообщить об этом в выше стоящие по отношению к причастным должностным лицам инстанции, а также другим соответствующим властям или органам, на которые возложены полномочия по надзору или исправлению положения.
 Принцип 10
 Каждому арестованному сообщаются при аресте при-.чины его ареста и без промедления сообщается любое предъявленное ему обвинение.
 Принцип 11
  1. Лицо не может находиться в задержании без предоставления ЭффеКТИВНОЙ ВОЗМОЖНОСТИ бЫТЬ В срочном порядке заслушанным судебным или иным органом. Задержанное лицо имеет право само выступать в свою защиту или пользоваться помощью адвоката, как это предусмотрено законом.
  2. До сведения задержанного лица или его адвоката, если таковой имеется, без промедления доводится полная информация о любом постановлении о задержании, а также о причинах задержания.
  3. Судебный или иной орган долж&н иметь полномочия для рассмотрения, в случаях необходимости, основания для продолжения задержания.
 
 Глава I
 Принцип 12
  1. Надлежащим образом заносятся в протокол:
  a) причины ареста;
  b) время ареста этого лица и время, когда такое лицо было препровождено в место содержания, а также время первого появления перед судебным или иным органом;
  c) фамилии соответствующих должностных лиц правоохранительных органов;
  d) точные данные в отношении места содержания.
  2. Такие протоколы предоставляются задержанному или его адвокату, если таковой имеется, в предписанной законом форме.
 Принцип 13
  Любому лицу в момент ареста и в начале задержания или заключения или вскоре после этого органом, ответственным за арест, задержание или заключение, соответственно, доводятся до сведения и разъясняются его права и как оно может осуществить эти права.
 Принцип 14
  Лицо, которое недостаточно хорошо понимает или говорит на языке, используемым властями, ответственными за его арест, задержание или заключение, имеет право на получение как можно скорее на языке, который он понимает, информации, указанной в принципах 10, 11 (пункт 2), 12 (пункт 1) и 13, и на получение помощи переводчика, если необходимо бесплатной, в связи с юридическим разбирательством после его ареста.
 Принцип 17
  1. Задержанное лицо имеет право на получение юридической помощи со стороны адвоката. Оно вскоре после ареста информируется компетентным органом о своем праве, и ему предоставляются разумные возможности для осуществления этого права.
 Принцип 21
  1. Запрещается злоупотреблять положением задержанного или находящегося в заключении лица с целью принуждения его к признанию, какому-либо иному изобличению самого себя или даче показаний против любого другого лица.
  2. Ни одно задержанное лицо не должно подвергаться
 ВО Время допроса насилию, угрозам или таким метолам
 дознания, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения.
 
 20 Часть первая
 Принцип 23
  1. Продолжительность любого допроса задержанного или находящегося в заключении лица и перерывов между допросами, а также фамилии должностных лиц, проводящих
 ДОПрОС, И других присутствующих лиц фиксируются И УДО-
 стоверяются в такой форме, какая может быть предписана законом.
  2. Задержанное или находящееся в заключении лицо или его адвокат, когда это предусмотрено законом, имеют доступ к информации, о которой говорится в пункте 1 настоящего принципа.
 Принцип 27
  Несоблюдение этих принципов при получении доказательств принимается во внимание при определении допустимости таких доказательств против задержанного или находящегося в заключении лица.
  Сравнительный анализ российского уголовно-процессу-ального законодательства и международных норм и стандартов позволяет сделать вывод, что по ряду положений они находятся в полном соответствии.
  Но каков же порядок применения норм международного права в случаях несоответствия им российского законодательства?
  В таких случаях следует руководствоваться конституционным положением, в соответствии с которым, если нормами международного права и международными договорами Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные Законом Российской Федерации, применяются правила международного права или договор (часть 4 статьи 15 Конституции).
  Разъясняя указанное выше положение Конституции, Верховный Суд Рассийской Федерации указал, что "суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются нормы международного договора Российской Федерации
  При этом судам необходимо иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 5 Федерального закона Российской Федерации "О международных договорах Ресс^ийской Федера-
 
 Глава I
 21
 
 
 
 
 ции" положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором Российской Федерации следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора".16
 г) Влияние изменений закона на решение вопроса о допустимости доказательств
  В период между началом и окончанием производства по уголовному делу законы, содержащие нормы правил проверки допустимости доказательств, могут быть изменены. Как же должны учитываться эти изменения при разрешении вопроса о допустимости доказательств?
  При производстве по уголовному делу применяется уго-ловно-процессуальный закон, действующий соответственно во время расследования либо рассмотрения дела судом (часть 2 статьи 1 УПК РСФСР). Поэтому допустимость доказательств должна определяться по правилам, существующим во время их рассмотрения, а не во время их получения.
  Надо, однако, иметь в виду, что "в Российской Федера-ции не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (ст. 55 "Конституции РФ). Применение сформулированного выше правила к доказательствам, свидетельствующим в пользу обвиняемого, придало бы новому закону дискриминационный характер. Поэтому, очевидно, для такого рода доказательств должно быть сделано исключение, и издание нового закона не влечет признания их ущербными.
  Кроме того, в расчет надлежит принять и характер нового закона; усложняет он или упрощает процедуру получения доказательств. Если новым законом процедура упрощается, то, по аналогии с положением части 1 статьи 54 Конституции РФ, следует признать обратную силу нового закона в отношении доказательств, свидетельствующих в пользу обвиняемого, а доказательства со стороны обвинения рассматривать относительно более строгих правил, действовавших во время их получгдия.17
  16 См.: Сборник постановлений, С.530-531.
  17 См.: Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе / Состязательное правосудие. Труды научно-пракпшеоких лаборауорий. Часть II. М., 1996, С. 354 355.
 
 22 Часть первая
 3. Судебный прецедент и правила проверки допустимости доказательств
  Вопрос о судебном прецеденте как об источнике уголовного процессуального права вообще и правил проверки допустимости доказательств в частности весьма сложен.
  Как известно, доктрина судебного прецедента создавалась веками и корни ее восходят к английским Судебным ежегодникам - Сборникам судебных решений со времени правления короля Эдуарда I до времени правления короля Генриха VIII. Доктрина прецедента гласит сегодня судебное дело следует решать таким же образом, как оно решалось в прошлом. При этом прецедент рассматривается и как новая правовая норма, и как своего рода конкретизация соответствующей применяемой судом правовой нормы. В последнем случае английские юристы ведут речь о так называемой декларативной теории судебного прецедента.18
  В Англосаксонской правовой системе судебный прецедент был и остается основным источником, отчего там право и называется прецедентным. В Великобритании и США судебное нормотворчество признается неизбежным условием прогрессивного развития правовой жизни. Кон-тинентальнг'3 правовые системы (к которым относится и российска) традиционно не склонны придавать судебной практике такое широкое значение.
  Исторически сложившиеся эти два вида правовых систем к настоящему времени подверглись существенной трансформации, обнаружив тенденцию к взаимному сближению. В англосаксонской системе прецедентное право все чаще и чаще уступает место статутному праву. В континентальных же правовых системах происходит обратная эволюция: там все более осознаются творческое значение судебной практики и ее неоценимый вклад в развитие законодательства. Все большее число европейских ученых отстаивают идею судейского нормотворчества, которое, по их мнению, должно было стать наиболее эффективным средством для того, чтобы, с одной стороны, восполнять пробелы в законодательстве, а с другой - устранять противоречия в действующем законодательстве.
  18 См.: Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1985, с . 167-171; Кросс Р. Прецедент в английском праве. М." 1985, С.45-47.
 
 Глава Х
 23
 
 
 
 
  Так, профессор из Гамбурга К.Цвайгерт, признавая возможность и допустимость участия судей в нормотворчес-кой деятельности, предлагал формально закрепить за судьей функцию нормотзорчества, как это имеет место в США. По его мнению, это диктуется необходимостью не только своевременно восполнить пробелы в праве, но и постоянно учитывать развитие социальной практики. Цвай-герт считал, что судье надо дать максимальный простор, основываясь на законах - рамках, т.к. ввиду многообразия подлежащих разрешению казусов судья не может полностью и с уверенностью полагаться на закон, который он может и должен корректировать применительно к конкретной ситуации. На такой же позиции стоит и норвежский социолог Т.Экхофф, который усматривает возможность адаптации устаревших форм правосудия к новым условиям путем более эффективного использования судейского нормотворчества.19 Эту же идею разделяют некоторые практические работники юстиции во Франции, Италии Бельгии.20
  В России идею о возможности и допустимости судебного прецедента в свое время поддерживали М.В.Духовской, Н.Н.Полянский, С.И.Викторский, Н.Н.Розин, И.Я. Фойницкий.3 В частности, М.В.Духовской писал: "Деятельность судьи не есть деятельность пассивная, механическая. Каждый отдельный жизненный случай представляет столько индивидуальных черт, ему специально присущих, что буквальное применение закона иногда является затруднительным. Нельзя также забывать, что и сами законы могут быть не ясны, противоречивы. Сгладить такие противоречия может лишь осмысленное толкование".21 .
  "Судебная интерпретация в тех случаях, когда судебное место (здесь имеется в виду суд - В.З.) восполняет пробел в законодательстве, делается самостоятельным источником права, конкурирует с законодательством", - отмечал И.Я. Фойницкий.22
  Российские ученые-юристы советского периода, категорически отрицавшие допустимость судебного прецеден та, проблему возможности и допустимости судебного нор-
 
 
 
 ••Боботов С.В. Буржуазная юстиция. Состояние и перспектива
  ра3ВИТИЯ М-,М., 1989, С.127.
 20 См. таь 20 См.:
 "См. Ду:
 ^Сх.-.Фо


           стр. 1 (из 15)           След. >>

Список литературы по разделу