INFINAN.RU

ИНСТИТУТ ФИНАНСОВОГО АНАЛИЗА



 


           стр. 6 (из 11)           След. >>

Список литературы по разделу

 Заметим, что предвыборная кампания сама по себе является довольно значительной нагрузкой на экономическую систему.
 145
  Таким образом, теория политико-делового цикла утверждает, что в борьбе за власть политики нередко пренебрегают общественными интересами. Одно из первых серьезных исследований этой проблемы было опубликовано Э. Тафтом в 1978 г. В [39] американский ученый обосновывал свои выводы на материале Западной Европы. В частности, он отмечал, что снижение налогов, ведущее к быстрому росту доходов на душу населения, происходит чаще всего в предвыборный год. Позднее аналогичные явления были обнаружены в экономике США.
  Как уже указывалось, наиболее респектабельным в среде экономистов считается исследование моделей делового цикла. За теории делового цикла присуждено несколько Нобелевских премий, а соответствующие результаты излагаются во всех учебниках по макроэкономике. Мы не будем останавливаться на чисто экономических причинах колебаний, а сделаем акцент на факторах, носящих социально-экономический характер. Так, в модели "неверных представлений работников" предполагается, что причиной краткосрочных колебаний экономики является непонимание работником разницы между реальной и номинальной заработными платами. Считается, что работник ориентируется в первую очередь на уровень номинальной заработной платы, тогда как снижение реальной зарплаты вследствие роста цен воспринимается не так болезненно. В свою очередь снижение реальной зарплаты дает возможность повысить занятость.
  По мнению сторонников "модели реального экономического цикла", человек устраивается на работу, если оплата труда достаточно высока. Когда же оплата труда оказывается низкой, часть работников предпочитает отдыхать. В данной модели предполагается, что колебания занятости определяются выбором периодов трудовой активности. Экономические потрясения приводят к временному повышению уровня оплаты труда, что вызывает увеличение предложения труда и в свою очередь приводит к росту объема производства [12, с.554].
  Различные модели деловых циклов до сих пор вызывают среди экономистов жаркие дискуссии. Часть экономистов считает одной из причин колебаний несовершенство рыночных механизмов и полагает, что вмешательство государства способно сгладить колебания. Другие напротив считают, что возможности государства в сфере регулирования экономики ограничены.
  Прогнозирование экономических колебаний играет огромную роль в политической борьбе. Так, в США в 1990 г. начался краткосрочный спад, завершившийся уже в 1991 г.- за год до прези-
 146
  дентских выборов 1992 г. Однако симпатизировавшие демократам средства массовой информации продолжали публиковать пессимистические прогнозы развития экономики на протяжении всей предвыборной кампании [9].
  Циклы Кузнеца. Нобелевский лауреат С. Кузнец выявил в экономической динамике так называемые строительные циклы с периодом 15-25 лет. Эти циклы связаны с периодическим массовым обновлением жилых и производственных помещений. С.Кузнец не сомневался в наличии циклической составляющей в динамике выпуска и ценах отдельных товаров со средним периодом около 20 лет. Синхронные циклы были выявлены в платежном балансе, росте денежной массы, внутристрановых инвестициях и межстрановых потоках капитала. Основной причиной колебаний Кузнец считал демографические процессы, связанные со сменой поколений, ростом населения, внешней и внутренней миграциями.
  Тем не менее ряд ученых считает, что циклы Кузнеца наблюдаются только в объемах жилищного строительства. Спорность многих положений циклических теорий вызвана тем, что экономические процессы описываются не одной сотней индикаторов. Поэтому, говоря о динамике социально-экономической системы, следует рассматривать циклы, носящие комплексный характер. То есть целый ряд показателей (но не все!) должен иметь сходную циклическую динамику, связанную единым причинно-следственным механизмом.
  Индикаторы, характеризующие данный цикл, принято делить на три вида: лидирующие, совпадающие и отстающие. Такой показатель, как индексы цен на сырье, является лидирующим, занятость и валовой национальный продукт - совпадающими, а инвестиции в нежилищный сектор - отстающими [17].
  Необходимо также различать циклы в динамике абсолютных значений показателя и циклы в динамике темпов его роста. Если динамика данного показателя соответствует графику синуса, то темпы изменения значений показателя (скорость) подобны косинусу со сдвигом на 1/4 периода.
 7.3. Волны Кондратьева
  Выдающийся русский экономист H.Д. Кондратьев (1892-1938), исследуя с помощью методов математической статистики динамические ряды большого числа экономических показателей (индекс цен, уровень заработной платы, объем внешней торговли, добыча угля, золота и др.), выявил наличие длинных волн конъ-
 147
 
 юнктуры в мировой капиталистической экономике. В начале 20-х годов Кондратьев пришел к выводу, что циклические движения представляют собой процесс отклонений от состояния равновесия. Фазы роста больших циклов, по Кондратьеву, обусловлены внедрением технических изобретений, развитием новых отраслей промышленности.
  Утверждение о неизбежности наряду со спадами периодических подъемов в западной экономике вызвало ожесточенную критику теории Кондратьева со стороны Л.Д.Троцкого и его сторонников. В работах 1923-1928 гг. Кондратьев продолжал развивать свою теорию. В 1930 г. он был арестован и осужден по делу "трудовой крестьянской партии", а в 1938 г. осужден повторно и расстрелян.
  Гонения на теорию Кондратьева, начавшиеся в 20-30-е годы, по инерции продолжались до начала перестройки. В монографиях по теории длинных волн в экономике [10, 17, 24] дается достаточно полный обзор теорий цикличности в экономике, в том числе опубликованных в последние годы.
  Выдающуюся роль в разработке проблем цикличности сыграл Й.Шумпетер, который был одним из первых экономистов, пытавшихся построить целостную, логически связанную теорию экономического развития, основанную на исследовании микроэкономических основ динамики макроэкономической системы. Шумпетер считал основной движущей силой развития экономики предпринимателей и уделял много внимания особенностям их поведения: способности идти на риск, придумывать новые технологические идеи, разрабатывать новые, не использовавшиеся ранее комбинации [23].
  Принимая те или иные решения, руководители, как правило, имеют определенную точку зрения на их последствия. Таким образом, они рассуждают об объекте управления в терминах причинно-следственных связей (возможно, неосознанно). В последние годы появился ряд исследований поведения предпринимателей, базирующихся на принципе ограниченной рациональности Г.Саймона. Такой подход позволил построить ряд моделей, объясняющих циклический характер многих экономических процессов [34].
  Из многочисленных моделей, объясняющих феномен волн Кондратьева чисто экономическими причинами, пожалуй, наибольшим авторитетом последнее время пользуется гипотеза об определяющем влиянии волн научно-технического прогресса на динамику развития экономики. Последние годы исследования данной проблематики происходят в рамках новой экономической па-
  148
 
  радигмы - эволюционной экономики. Введенный Нельсоном и Винтером термин акцентирует внимание на идее естественного экономического отбора, когда "развитие конкурентоспособных хозяйственных субъектов происходит за счет вытеснения из экономического пространства других членов популяции хозяйствующих субъектов. Процесс экономического естественного отбора формирует определенный "организационный генотип" - свойства и характеристики хозяйствующих субъектов, позволяющие им выжить и развиваться в меняющихся условиях экономической среды" [3, с. 26].
  Наличие длинных волн экономической динамики объясняется неравномерностью инновационной активности. Базисные нововведения, связанные с радикальной перестройкой производства, внедряются не равномерным или случайным образом. Они самоорганизуются в кластеры, конституирующие новые технологические направления. В условиях благоприятной конъюнктуры предприниматели предпочитают избегать чрезмерного риска, связанного с коренной перестройкой производства, пытаются ограничиться рационализацией и усовершенствованием существующих технологических процессов.
  "В периоды депрессий, когда само существование огромного количества хозяйственных единиц ставится под угрозу, предприниматели оказываются вынуждены рисковать, понимая, что незначительные улучшения не приведут к кардинальному изменению ситуации" [17, с. 56-57].
  Через 10-15 лет после базисных нововведений начинается повышение экономической конъюнктуры и создаются благоприятные условия для дополняющих нововведений. Формируется новый технологический уклад, жизненный цикл которого составляет около 100 лет (см. § 6.2). Технологические уклады доминируют в экономике, последовательно сменяя друг друга, вызывая тем самым колебания траектории экономического развития.
  В.И.Маевский, основываясь на идеях Н.Д.Кондратьева, Й.Шумпетера, А.Грублера, С.Маркетти, С.Ю.Глазьева, предложил следующую модель волн Кондратьева (рис. 7.1).
  Как показано на графике, в экономике одновременно действуют несколько технологических укладов X1 с периодом жизни 100-150 лет. Зарождение нового технологического уклада по времени совпадает с началом падения эффективности доминирующего уклада.
  Суммарная траектория экономической эволюции испытывает колебания вокруг повышающего тренда. Как полагает Маев-
 149
 
 Макротраектория экономической эволюции
 100
 150
 200
 
  Рис. 7.1. Траектории эволюции укладов
 ский, "понижательная волна кондратьевского цикла не связана с деградацией (отмиранием) доминирующего уклада. Она имеет место в то время, когда доминирующий уклад приближается к вершине своего господства, к максимально возможной степени использования своего потенциала. Понижающий эффект обусловлен тем, что скорость роста доминирующего уклада оказывается ниже, чем скорость отмирания старых укладов, сосуществующих наряду с доминирующим" [8, с. 90].
  Большинство теорий исходит из чисто экономических предпосылок, однако ряд экономистов уделяет большое внимание социальным факторам. Некоторые зарубежные ученые (К. Перес, И.Миллендорфер) являются сторонниками интегрированного подхода, объясняющего явление периодичности взаимодействием технико-экономических и социальных сфер. Отмечается, что при определенных условиях социологические факторы действуют на экономическую эффективность негативно и могут привести к кризису. Одной из причин кризисов является рассогласование скоростей инноваций в экономической и социальных областях. В теории Миллендорфера подчеркивается, что колебания социо-психо-логических факторов, формулирующих поведение человеческих индивидуумов и связанных некоторой константой, отражающей связь и смену поколений, задают ритм колебаний и других социально-экономических процессов.
 150
  7.4. Циклы борьбы, за мировое лидерство
  Рассмотрим другие факторы неравномерного развития экономики. Ряд ученых полагает, что основной причиной длинных волн в экономике являются крупные войны. Отмечая важность учета влияния войн и социальных потрясений, Н.Д.Кондратьев тем не менее не считал их основной силой исторического развития. "Войны и революции равным образом не могут не иметь весьма глубокого влияния на ход хозяйственного развития. Но войны и революции не падают с неба и не родятся по произволу отдельных лиц. Они возникают на почве реальных и прежде всего экономических условий.
  Таким образом, и войны, и социальные потрясения включаются в ритмический процесс развития больших циклов и оказываются не исходными силами этого развития, а формой его проявления. Но раз возникнув, они, конечно, в свою очередь оказывают могущественное, иногда пертурбирующее влияние на темп и направление экономической динамики" [5, с. 210].
  Иначе оценивают роль войн сторонники мир-системного подхода. И.Валлерстайн, Ф.Бродель и другие авторы полагают, что в течение последних 500 лет сформировалась широкая экономическая система, представляющая собой целостное объединение государств, не имеющее центральной политической власти. Согласно теории Валлерстайна, страны, входящие в мир-систему, разделяются на центральные, полупериферийные и пер* ферийные. Считается, что центральные страны управляют периферийными, ведя при этом непрерывную борьбу между собой за мировое лидерство [30]. Неравномерность экономического развития, появление новых претендентов на мировое лидерство приводит к обострению борьбы за ресурсы, "жизненное пространство", рынки сбыта, сферы влияния. Периодическая дестабилизация системы международных отношений в конечном счете заканчивается масштабными войнами, которые приводят к смене гегемона.
  Среди сторонников мир-системного подхода есть два течения. Одно течение (его можно назвать геополитическим) делает упор на военную силу, морской флот и стремление государств возглавить мировой порядок. Другое течение считает главными экономические факторы.
  Небольшие, локальные военные конфликты в истории возникали настолько часто, насколько позволяли ресурсы и агрессивность хотя бы одной из сторон конфликта. Что же сдерживает социальные системы от слишком частых кровавых
 151
  конфликтов? По мнению ряда ученых, основным сдерживающим фактором является социальная память. Знаменитый историк А.Тойнби обнаружил в истории, начиная с XVI века, 115-летний цикл войны и мира. В своем анализе он опирался на исследования американского политолога К.Райта, который выявил определенную периодичность возникновения крупных, интенсивных войн (период 50-60 лет).
  Наличие периода длиной в два поколения Тойнби объяснил тем, что выжившее в войне поколение передает ощущение ужаса от войны своим детям. Однако когда военные истории рассказываются внукам, тяготы войны уже стираются из памяти и в рассказах делается упор на героические и величественные военные подвиги. Поэтому внуки вновь готовы к испытаниям и мечтают о военной славе*.
  Когнитивную гипотезу о длительности социальной памяти в два поколения поддерживали многие ученые (Шумпетер, Форре-стер). Казалось бы, эту гипотезу опровергает то, что вторая мировая война началась всего лишь через 20 лет после первой мировой. Сторонники данного подхода объясняют этот неудобный факт тем, что считают вторую мировую войну просто продолжением первой мировой, которая осталась какой-то незавершенной.
  В датировке циклов борьбы за мировое лидерство среди ученых нет единства. Тойнби выявил в истории три цикла (1568-1672, 1672-1792 и 1792-1914 гг.). Каждый цикл имел четыре фазы: общая война, жизненное пространство, поддерживающие войны, общий мир. Дж.Модельски и У.Томпсон в докладе на Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н.Д.Кондратьева (Москва, 1992), предложили свою датировку циклов [11]. По их мнению, циклы развития данной страны делятся на два этапа: обучения (подъема) и лидерства (упадка). Каждый из них подразделяется на четыре фазы. Первый этап состоит из таких фаз, как определение основных проблем, тре-
 * Казалось бы, социально-психологические факторы не могут серьезно повлиять на принятие важных внешнеполитических решений. Другой точки зрения придерживался 3. Фрейд. Он даже отказался участвовать в движении борцов за мир, потому что считал войны неизбежным следствием периодических вспышек агрессивности. Как писал Юнг, "подобно тому, как реки весной, наполняясь водами, выходят из берегов, образуя бурные потоки, а на исходе лета высыхают и мелеют, так же и архе-типические структуры актуализируют импульсы агрессии, находящие бурное выражение в войне, а затем возвращают человечество к миру" [38].
 152
  Таблица 7.3. Длинные циклы мировой политики
 Страна
  Период, годы
  Португалия Нидерланды Британия
 - " -
  1494-1580 1580-1688 1688-1792 1792-1914
  Соединенные Штаты Америки
  1914-2030
  бующих решения; создание коалиции союзников; принятие решений на макроуровне; проведение их в жизнь. Второй этап содержит следующие фазы: мировая война; положение великой державы; утрата легитимности (табл. 7.2).
  В таблице указаны страны-лидеры. Неудачливыми претендентами были сначала Испания, затем дважды Франция, Германия и СССР. Как видно из таблицы, авторы считают, что фаза системных войн начнется в 2030 г., причем основным соперником США скорее всего будет Китай или Индия.
  Более пессимистичен прогноз американского ученого Дж.Гольдстайна. По его мнению, мировая война может начаться ранее 2020 года. Американский политолог в 1987 г. опубликовал работу, в которой разработал концепцию длинных волн, порождаемых войнами, их последствиями и подготовкой к ним [29]. Проанализировав данные о войнах примерно за 500 лет, Гольдстайн обнаружил определенную периодичность, объясняемую им тем, что войны разрушают производство и производственные силы. Это заставляет государства сосредотачиваться на внутренних проблемах. По мере того как из памяти поколений стирается психологический эффект предыдущей войны, а производственный потенциал увеличивается, создаются предпосылки для новой борьбы за гегемонию.
  Циклы борьбы за мировое лидерство отражают подъем и упадок великих держав, а циклы Кондратьева - подъем и упадок ведущих отраслей экономики. Ясно, что эти два глобальных процесса должны быть скоординированы [11]. Обобщая результаты ряда авторов, Гольдстайн разработал причинно-следственную модель волн Кондратьева, учитывающую временное запаздывание во взаимодействии различных факторов. Характер запаздывания дается в циклическом времени (один полупериод равен 25 годам) (рис. 7.2).
  Начнем просмотр колеса времени с точки максимума темпов роста производства (-15). Последующие 5 лет темпы роста снижаются. Объем инвестиций, достигнув максимума, начинает сокра-
 153
 
 Максимальные цены
  Пик войн Минимум инноваций
 Стагнация
 Минимум производства
 Максимум инвестиций
 Максимум производства
 Минимум инвестиций
 Экспансия \С ±25 Jv7' Максимум инноваций
  Минимальные цены Рис. 7.2. Колесо времени волн Кондратьева
 щаться, что через 5 лет сказывается на инновационных процессах. Через 10 лет после сокращения эффективности производства наступает время, когда период промышленной экспансии трансформируется в масштабные войны за передел ресурсов. Через несколько военных лет цены достигают максимума, а реальная зарплата, естественно, минимума. Затем лет на десять наступает
 
 стагнация, что создает условия для очередного инновационного прорыва. Внедрение новых технологий обеспечивает рост эффективности производства, о войнах стараются не вспоминать. Экономический рост создает возможности для снижения цен и роста потребления. Однако последующие 10 лет реальная зарплата не меняется, зато растут расходы на оборону.
  Основной механизм, ге
 нерирующий колебания по
 Гольдстайну, показан на
 Рис. 7.3. Механизм волны Рис- ^-3.
  154
 
  Центральную роль играет взаимодействие двух факторов - снижения эффективности производства и сокращения темпов экономического роста с запаздыванием примерно на 10 лет, что ведет к возникновению масштабных и жестоких войн за рынки и ресурсы. Чем больше накоплено финансовых ресурсов, чем выше военный потенциал, тем более ожесточенными и продолжительными будут военные действия (связь положительная, имеет знак " + ").
  Масштабная война постепенно ведет к истощению всех видов ресурсов, падению экономического потенциала, росту цен и снижению жизненного уровня. Чем больше интенсивность и продолжительность военных действий, тем глубже спад производства продукции всех видов, кроме, может быть, военной (связь отрицательная, знак "-").
  В наиболее полном виде модель Гольдстайна представлена на рис.7.4.
  В экономической части модели добавлено два фактора - инновации и инвестиции. Большинство сторонников инновационной концепции генерации длинных волн полагают, что рост произ-
 
 Борьба за
 мировое
 лидерство
 / Социальная \
 
  155
 Рис. 7.4. Модель Гольдстайна
  водства ведет к снижению инновационной активности. Точнее, внедряются инновации, не затрагивающие ключевых позиций доминирующего технологического уклада. Однако снижение инновационной активности постепенно приводит к снижению темпов экономического роста. Войны же благотворно влияют на инновационную активность.
  Инвестиционная модель развивалась Кондратьевым, Форресте-ром и рядом других ученых. Предполагается, что реализация крупных проектов увеличивает спрос на инвестиции. Рост спроса на инвестиции увеличивает стоимость капитала, что постепенно снижает объем инвестиций, а затем и объем производства. Гольд-стайн в своей модели попытался синтезировать различные подходы к объяснению волновой динамики, уделяя внимание не только базовым экономическим параметрам, но и социально-психологическим факторам (верхняя часть модели).
  Как уже указывалось, одно из наиболее популярных объяснений 50-летней периодичности масштабных и ожесточенных военных кампаний связано с так называемой гипотезой двух поколений. По мнению Гольдстайна, социальная память является вспомогательным фактором, регулирующим длительность колебаний. В целом модель Гольдстайна содержит восемь переменных и восемнадцать взаимосвязей, аккумулируя при этом важнейшие черты существующих теорий возникновения волн Кондратьева.
 7.5. Волновые процессы в политической сфере
  Большое внимание проблеме цикличности уделяли зарубежные политологи. Американский политолог Ф. Клинберг опубликовал в 1952 г. [31] прогноз, в котором указывалась опасность для США острого внешнеполитического кризиса в 60-е годы. И действительно, началась война во Вьетнаме. Прогноз Клинберга базировался на выявленной им закономерности - чередовании двух фаз в американской внешней политике (табл. 7.3). Для первой фазы, названной им интровертной, характерна замкнутая, осторожная политика сохранения национальной общности. Вторая фаза называется экстравертной и характеризуется прямой дипломатией, военным и экономическим давлением на другие страны.
 Таблица 7.3. Периоды внешней политики США
 Фаза
 
 оды
 
  II
 
 776-1798 1798-1824
 
 824-1844 1844-1871
 
 871-1891 1891-1918
 
 918-1940 1940-
 
 56
  В своих работах Клинберг с помощью методов контент-ана-лиза проанализировал огромное число внешнеполитических документов и показал, что во время экстравертной фазы в отношениях между президентом и конгрессом доминирует президент, а во время интровертной - конгресс [32].
  Американский политолог Дж.Наменвирс опубликовал в 1970 г. исследование предвыборных политических платформ Республиканской и Демократической партий США. С помощью кон-тент-анализа он проанализировал частоту использования 73 политических категорий. Его ученик Р.Вебер провел аналогичное исследование тронных речей английской королевы. В обоих случаях были выявлены волны с периодом около 50 лет [35].
  Каждая волна (или цикл) имеет четыре фазы, во время которых в политической жизни явно преобладают ценности сначала прогрессивные, затем космополитические, потом консервативные и завершает волну фаза, для которой характерны замкнутость, изоляционизм (parochial value). Ha рис. 7.5 показаны даты последнего исследованного авторами цикла, графически представленного в форме колеса.
  На "колесе" отмечены пики соответствующих фаз, расстояние между которыми составляет ровно 12 лет. В [35] не приводятся какие-либо аргументы, подтверждающие столь высокую точность политического хронометра, скорее всего она является следствием применяемых статистических процедур.
  Пик
 космополитической фазы
 
 
 Пик
 консервативной фазы
 Пик
 прогрессивной фазы
 
  157
 Пик
 фазы замкнутости
 Рис. 7.5. Фазы политического цикла США
  Авторы обнаружили, что их волны синхронны с волнами Клин-берга: прогрессивная и космополитическая фазы соответствуют экстравертной фазе, консервативная и замкнутая фазы соответствуют интровертной фазе. Более того, оказалось, что политические волны почти синхронны с волнами Кондратьева* (табл. 7.4).
 Таблица 7.4. Сравнение экстремальных значений волн
 Страна
  Минимум экономического цикла
  Пик изоляционизма
  Максимум интровертной фазы
  Максимум экономического цикла
  Пик фазы космополитических ценностей
  Максимум экстравертной фазы
  Великобритания
  1783
  1790
  -
  1815
  1816
  -
  1837
  1842
  -
  1866
  1868
  -
  1884
  1894
  -
  1921
  1920
  -
  1938
  1946
  -
  1967
  1972
  -
  США
  1783
  1788
  -
  1815
  1912
  1811
  1837
  1836
  1830
  1866
  1860
  1858
  1884
  1884
  1881
  1921
  1908
  1905
  1938
  1932
  1929
  1967
  1956
  1954
  Примечание. В таблице приводятся даты экстремальных значений соответствующих волн, таким образом рассматривается только половина периода волны.
  И Клинберг, и Наменвирс полагали, что основным механизмом, вызывающим волны в политике, является процесс смены поколений.
  Известный американский политолог А. Шлезингер-младший опубликовал фундаментальную монографию о циклах в американской истории [22], в которой основное внимание уделяет обоснованию концепции его отца, обнаружившего следующую закономерность. В политической жизни США XIX-XX веков последовательно сменяют друг друга волны консерватизма и либерализма. Шлезингер-старший насчитал шесть фаз либерализма, для которых характерен процесс роста демократии, и пять периодов консерватизма, в которых демократия сохраняется на прежнем уровне. Средний период колебаний составляет приблизительно 33 года. Используя эту схему, Шлезингер-старший правильно предсказал результаты выборов (смену правящих партий) в 1924, 1939 и 1947 гг., причем прогнозы были опубликованы не за 2-3 месяца, а за 2-3 года до соответствующих выборов.
 * Датировка волн Кондратьева осуществлена по данным ван Дейна [27]. 158
  Шлезингер-младший отмечает, что указанные циклы не связаны с экономическими циклами, а обусловлены явлениями самоорганизации. Психологическое обоснование перемен он видит в свойствах природы человека: "Люди никогда не бывают полностью удовлетворены - если они получили желаемое, то уже хотят чего-то иного" [22]. Для обоснования периодичности используется также теория смены поколений. Предполагается, что политическая жизнь одного поколения составляет около 30 лет. Первые 15 лет данное поколение борется за власть со старшим поколением и, завоевав власть, вторые 15 лет удерживает ее.
  Шлезингер считает, что "общественная акция, имеющая целью улучшить наше положение, вызывает значительные перемены, следующие одна за другой, причем в сжатые сроки. Реформы в Соединенных Штатах похожи на стрельбу очередями. В конце концов потоком нововведений начинает захлебываться сам социально-политический организм, которому требуется время, чтобы их переварить. Способность нации к выполнению политических обязательств, требующих от нас высокого напряжения, ограничена. Природа требует передышки. Люди неспособны более заставлять себя продолжать героические усилия. Они жаждут погрузиться в свои личные житейские дела... Общественные проблемы передаются на попечение невидимой руки рынка" [22, с. 46-49].
  Однако эпоха господства частных интересов не может длиться вечно. Постепенно "людям надоедают эгоистические мотивы и перспективы, они устают от погони за материальными благами в качестве высшей цели. Целые группы населения оказываются позади в гонке приобретательства. Интеллектуалы отчуждаются... Люди начинают искать в жизни смысл, не замыкаясь на себе самих. Наконец, что-то играющее роль детонатора - какая-либо проблема, грандиозная по масштабам и по степени опасности, которую неспособна разрешить невидимая рука рынка, - ведет к прорыву в новую эпоху в политической жизни страны" [22, с. 49].
  Американский политолог Барбер, анализируя основные темы президентских кампаний в CTTTA., выявил интересную закономерность. Начиная с 1900 г. прослеживается четкий 12-летний цикл, в котором каждые четыре года, последовательно сменяя ДРУГ друга, чередуются основные темы предвыборных компаний: конфликт, совесть и примирение. Причем фаза примирения приходится точно на пик фаз в волнах Наменвирса [25].
  Однако большинство исследователей все же связывают пульсации политических процессов с волнами Кондратьева. Так, специалисты отмечают своеобразные бумы в появлении утопичес-
 159
  ких течений и создании социальных движений. Датировка этих подъемов утопических настроений 20-30-е и 70-80-е годы XIX и XX веков практически совпадает с фазами депрессии кондратьевских волн. Ряд ученых связывает с кондратьевским циклом волны забастовочной активности [17, 33].
 Задачи и упражнения
  1. Могут ли природные явления вызвать волновые процессы в экономике или политике?
  2. П.А.Сорокин считал концепцию смены поколений слишком расплывчатой и не имеющей объяснительной силы. Можно ли сделать понятие "поколение"более четким?
  3. Начал ли формироваться механизм политико-делового цикла в России?
  4. Могут ли когнитивные факторы влиять на образование волн в экономике?
  5. Возможны ли какие-либо социальные конвенции по поводу волн Кондратьева? Целесообразно ли изменить период колебаний? Следует ли ограничивать амплитуду (размах) колебаний?
  6. В литературе опубликовано много гипотез о наличии в российской истории волн с периодом 3, 5, 9 и более лет [2, 7, 24]. В частности речь идет о наличии в XX веке 12-летнего цикла: 1905; 1917; 1929; 1941; 1953; 1965; 1977; 1989 гг. Каков механизм образования этих волн?
  7. В период кризиса штудии литературы по волновой тематике вселяют оптимизм. Какие чувства вызывает волновая тематика в период подъема?
  8. Приведите примеры действия эффекта запаздывания в политических процессах.
  9. Цикл Шлезингера можно трактовать как последовательную смену право- и левоцентристских настроений электората. Прослеживаются ли подобные флуктуации в странах Западной Европы?
 Литература
  1. Ашин Г. К. Современные теории элиты: критический очерк. M., 1985.
 2. Волновые процессы в общественном развитии. Новосибирск, 1992.
  3. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. M., 1993.
  4. Ильин В. В. Особенности законов гуманитарных наук // Проблема закона в общественных науках / Под ред. П. А.Рачкова, B.C. Манешина. M., 1989.
 5. Кондратьев H. Д. Проблемы экономической динамики. M., 1989.
 6. Кондратьев Н.Д. Избранные сочинения. M.: Экономика, 1993.
 160
  7. Кузьменко В.П. Инвестиционная политика в регионе. Киев: Нау-кова думка, 1992.
  8. Маевский В.И. Введение в эволюционную макроэкономику. M., 1997.
  9. Меньшиков С.М. Западная экономика: преодоление кризиса // Проблемы теории и практики управления. 1994. № 5. С. 6-11.
  10. Меньшиков С. M., Клименко А. А. Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу. M., 1989.
  11. Модельски Дж., Томпсон У. Волны Кондратьева, развитие мировой экономики и международная политика //Вопросы экономики. 1992. № 10.С.49-57.
 12. Мэнкью Г. Макроэкономика. M., 1994.
 13. Ортега-и-Гассет X. Что такое философия? M.: Наука, 1991.
  14. Переходы и катастрофы: Опыт социально-экономического развития. M.: МГУ, 1994.
  15. Плотинский Ю.М. Анализ риска социальных реформ//На пути к постиндустриальной цивилизации. Материалы II Международной Кондратьевской конференции. M., 1996. С. 228-237.
  16. Плотинский Ю.М. Циклические модели прогнозирования развития США //Вестник МГУ. Сер. 18 "Социология и политология". 1996. № 2. С. 68-70.
  17. Полетаев А.В., Савельева И.M. Циклы Кондратьева и развитие капитализма. M.: Наука, 1993.
 18. Социологический словарь. Казань: Изд-во Казан1, ун-та, 1997.
 19. Хлебников В. Творения. M., 1987.
  20. Чижевский А.Л. Ближе к солнцу - ближе к истине. Из книги "Физические факторы исторического процесса" // Сибирские огни. 1990. №9. С. 136-156.
 21. Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. M., 1973.
  22. Шлезингер A.M. Циклы американской истории. M.: Прогресс, 1992.
  23. Шумпетер И. Теория экономического развития. M.: Прогресс, 1982.
  24. Яковец Ю.В. Закономерности научно-технического прогресса и их планомерное использование. M., 1984.
 25. Barber J. The Pulse of Politics. N.Y.: Norton, 1980.
 26. Batra R. The Great Depression of 1990. N. Y., 1985.
  27. Duijn J.J. van. The long wave in economical life. L.: George and Unwin, 1983.
  28. Green K.B. de. The Kondratiev Phenomenon: A Systems Perspective // Systems Research. 1988. Vol. 5. № 4. P. 281-298.
  29. Goldstein J.S. Long Cycles: Prosperity and War in the Modern Age. New Haven (Conn.), 1988.
  30. Hopkins Т.К., Wallerstein I. World-Systems Analysis, Theory and Methodology. Beverly Hills: Sage. 1982.
 6 Плотинский Ю.М. 161
  31. Klinberg F.L. The Historical Alternation of Moods in American Foreign Policy // World politics. 1951-1952. Vol. 4. P. 239-273.
  32. Klinberg F.L. Cyclycal Trends in American Foreign Policy Moods: The Unfolding of America's World Role. N.Y., 1983.
  33. Life Cycles and Long Waves / Eds T. Vasko, R. Aytes. N.Y.: Springer, 1990.
 34. Mager N.H. The Kondratieff waves. N. Y., 1987.
  35. Namenwirth J.Z., Weber R.P. Dynamics of Culture. Winchester: Alien and Unwin, 1987.
 36. Pareto V. Les systemes socialistes. P., 1902.
  37. Screpanti E. Some Demographic and Social Processes //International Workshop "Technologies and Social Factors in Long-Term Fluctuations". Siena, 1986.
 38. Stevens A. The root of war: A Jungian perspective. N.Y., 1989.
 39. Tafte E.R. Political Control of the Economy. Princeton, 1978.
  Глава 8. Волны социокультурной динамики 8.1. Основы эволюционной теории П.А. Сорокина
  Модели, рассматриваемые в этой главе, объединяет стремление их авторов к синтезу, построению интегральной, целостной концепции развития общества. В изучении динамики общественного сознания и осмыслении целостности жизни социума существенную роль могут сыграть междисциплинарные исследования, проводимые в рамках нового научного направления - исторической антропологии [4], основным объектом изучения которой является история культуры. При этом делается попытка преодолеть традиционное изучение преимущественно высших достижений культуры, являющихся достоянием элиты, прослеживаются взаимосвязи социальной истории общества и истории культуры. Культура рассматривается как "выражение способности человека придавать смысл своим действиям. Эта способность, по нашему мнению, не ограничивается областью художественного творчества, она проявляется универсально, в любом поступке любого человека, в повседневной жизни, в быту так же, как и в высших формах интеллектуальной деятельности" Г4, с. 5]. Предполагается, что невозможно понимание ни культуры вне ее социального контекста, ни общества в отрыве от культуры как органического аспекта его функционирования.
  Одной из задач этого научного направления является реконструкция картины мира, менталитета в различных человечес-
 162
  ких общностях. Под менталъностъю понимаются социально-психологические установки, способы восприятия, манера чувствовать и думать [4]. Системно подходя к построению логически связанной картины общества и культуры, А.Я.Гуревич отмечает, что "любые факторы исторического движения становятся его действенными пружинами, реальными причинами, когда они пропущены через ментальность людей и трансформированы ею" [4, с. 8]. В таком случае эволюцию ментальности можно рассматривать как когнитивную эволюцию.
  Тезис о взаимосвязи когнитивной, культурной, социальной и биологической эволюции лежит в основе нового философского направления - эволюционной эпистемологии, пытающейся преодолеть разрыв между "миром природы" и "миром культуры" [23]. В исследовании ментальности, когнитивных способностей новое научное направление опирается на следующие основные положения:
  1) культура (и культурная эволюция) формируется специфическими, присущими только людям когнитивными механизмами;
  2) эти механизмы имеют генетическую природу, т.е. коренятся в программах развития нервной системы [23, с. 13].
  Предполагая, что многие когнитивные структуры являются врожденными, эволюционная теория познания пытается ответить на вопросы: почему мы неправильно оцениваем процессы экспоненциального роста, основанные на положительной обратной связи? Почему мы способны только на линейную экстраполяцию? Почему нам так трудно согласиться со случайными событиями? Почему в азартной игре мы надеемся на некий тип компенсирующей справедливости? [23, с.55].
  В данной главе в основном рассматриваются волновые модели когнитивной эволюции. Само собой разумеется, когнитивные факторы в той или иной степени исследовались многими теоретиками, но наиболее последовательно, масштабно и комплексно исследовал когнитивную сферу П.А. Сорокин.
  Для творчества П. Сорокина характерно ощущение единства социокультурной сферы. Стремясь построить интегральную картину общества, он подчеркивал, что человек формируется под воздействием комплекса факторов. Важное место занимают социобио-логические и экономические факторы, но центральную роль играют социокультурные аспекты. Сорокин полагал, что "Новая интегральная теория человеческой личности не отрицает, что человек является животным организмом, наделенным "бессознательным", рефлексо-инстинктивным механизмом тела, но она подчеркивает, что помимо этой формы бытия человек является
 6* 163
  сознательным, рациональным мыслителем и сверхсознательным творцом и духом" [19, с. 143].
  Одной из вершин творчества Сорокина является четырехтомная фундаментальная работа "Социальная и культурная динамика"*. В этом энциклопедическом труде он сформулировал в целостной форме теорию, базирующуюся на научных идеях и концепциях, вынашиваемых российской культурой начала века [28]. Так, Блок в предисловии к поэме "Возмездие" писал: "Зима 1911 года была исполнена глубокого внутреннего напряжения и трепета. Я помню ночные разговоры, из которых впервые вырастало сознание неразделенности и неслиянности искусства, жизни и политики... Я привык сопоставлять факты из всех областей жизни, доступных моему зрению в данное время, и уверен, что все они вместе всегда создают единый музыкальный напор" [1, с. 296-297].
  Подобные настроения испытывали многие выдающиеся представители русской культуры, впоследствии оказавшиеся в эмиграции**. Проанализировав вместе с коллегами огромное количество фактического материала из культурной, социальной, политической, экономической, военной и других сфер жизни социума, Сорокин пришел к выводу, что в многообразии разнородных процессов можно обнаружить определенную целостность, интегрированность, которую он назвал системой культуры, или социокультурной системой.
  В истории западной цивилизации Сорокин обнаружил семь достаточно устойчивых социокультурных систем, из которых основными, базовыми являются две - "чувственная" (sensitive) и "умозрительная" (ideational).
  Сорокин полагал, что как умозрительная, так и чувственная социокультурная система имеет "свою собственную ментальность; собственную систему знаний, философию и мировоззрение; свою религию и стандарты "святости"; собственные представления о том, что правильно и неправильно; форму искусства и литературы; собственные мораль, законы, нормы поведения; доминирующие формы социальных отношений; собственную экономическую и политическую организацию и, наконец, свой собственный тип человеческой личности с особым менталитетом и поведением" (цит. по [22, с. 198]).
 * См. также: Сорокин П. Социальная и культурная динамика. СПб.: РХГИ, 2000.
 ** В работе над четырехтомником принимали участие как российские (Н.О.Лосский, И.И.Лапшин, Н.С.Тимашев и др.), так и зарубежные ученые.
 164
  В каждый момент времени в обществе могут присутствовать различные системы, но большинство составляют носители доминирующей культуры. Для "чувственной" культуры характерны: преобладание в обществе материалистического мировоззрения, господство детерминистических концепций, популярность утилитаристских, гедонистических ценностей, обилие открытий и изобретений, динамичный характер социальной жизни. В обществе с "умозрительной" культурой доминируют: элементы рационального мышления, этика абсолютных принципов. Социальная жизнь имеет статичный характер, замедляется темп развития науки и техники. В качестве переходной социокультурной системы Сорокин рассматривал "идеалистическую" (idealistic) социокультурную систему, в которой смешаны черты двух базовых систем.
  Эволюцию западной цивилизации Сорокин анализировал с помощью модели маятниковых колебаний между этапами поочередного доминирования умозрительной и чувственной со-циокультурных систем. Переход от одного полюса к другому обязательно осуществляется через идеалистическую систему.
  Сорокин отвергал экстерналистские теории влияния внешней среды, "механистические и бихевиористские интерпретации ментальных и социокультурных феноменов". Даже если все внешние условия постоянны, изменения все равно неизбежны, они являются имманентным, неотъемлемым атрибутом любой социокультурной системы. Система содержит в себе зародыш, семя перемен. "Если внешние условия постоянны для семьи, государства, экономической организации, политической партии или любой другой социальной системы, если то же самое предполагается для любой интегрированной системы искусства или науки, философии, религии, права, каждая из перечисленных социальных и культурных систем не остается неподвижной, им имманентно предназначено изменяться для поддержания собственного существования и функционирования. Быстро или медленно система должна претерпеть трансформацию" [22, с. 590]. Изменения укоренены в самой природе социальных систем.
  В этом заключается суть принципа имманентных изменений (см. § 6.1). Влияние же внешних факторов не может изменить последовательность фаз развития системы, не может принудить систему перейти в состояние, потенциально ей не свойственное.
  Почему же все-таки меняется менталитет, доминирующая система культуры? Почему один тип уступает место другому? Первый приведенный выше ответ является чисто системным, но Сорокин чувствует, что этого недостаточно. Второе более правдо-
 165
  подобное объяснение носит уже когнитивный характер: "Изменение, сколь бы болезненным оно ни было, как бы является необходимым условием для любой культуры, чтобы быть творчески созидательной на всем протяжении ее исторического развития. Ни одна из форм культуры не беспредельна в своих созидательных возможностях, они всегда ограничены ... Когда созидательные силы исчерпаны и все их ограниченные возможности реализованы, соответствующая культура и общество становятся мертвыми и несозидательными или изменяются в новую форму, которая открывает новые созидательные возможности и ценности" [20, с.433].
  Сорокин утверждает, что "ни одна система не заключает в себе всю истину, так же как и ни одна другая не является целиком ошибочной". Так как логика развития вынуждает систему истины "стремиться занять монопольные позиции и вытеснить другие истины, то доля "ложного" в ней возрастает за счет уменьшения доли истинного, в ущерб достоверности других систем". Односторонняя истина все дальше отстраняется от реальности и наступает момент, когда общество оказывается перед лицом альтернативы: "либо продолжить развитие в заданном направлении и пережить полную атрофию, либо изменить курс за счет принятия другой более адекватной системы истины". Такова, по мнению Сорокина, главная причина периодической смены двух базовых социокультурных систем.
  Почему же социокультурная система рекуррентно возвращается к старым состояниям, а не принимает все время новые формы, не существовавшие ранее? Сорокин отвергал механистические объяснения ритмов колебаний действием сил, пытающихся вернуть систему в состояние равновесия, сохранением эффекта после устранения вызвавшей его причины и др.
  Правильный ответ дает, по мнению Сорокина, принцип предела, который он развивает, опираясь на идеи А.Голденвейзера и Р.Торнвальда*. Принцип предела (в современной терминологии) констатирует, что хотя непрерывный процесс эволюции социокуль-турной системы проходит бесконечное число состояний, когнитивные возможности человека обусловливают дискретное восприятие процессов, выделение конечного числа черт, устойчивых состояний, этапов, направлений. Когнитивные особенности человека ограничивают и количество рассматриваемых фаз изменений, что вынуждает эти процессы повторять одни и те же состояния.
 * В литературе иногда принцип предела называют принципом Гольденвейзера, опубликовавшего свои результаты в 1913 г. [24].
 166
  Как видим, в аргументации Сорокина намечен синтез системного и когнитивного подходов. Великий ученый, конечно, понимал, что его теория отвечает далеко не на все вопросы и построение целостной теории социокультурной динамики является делом будущих поколений ученых. Даже сегодня, учитывая младенческий по научным меркам возраст когнитологии и теории систем, построение реального синтеза, видимо, является делом XXI века.
 8.2. Полувековые циклы в социокультурной эволюции
  Успехи в развитии когнитологии, все более широкое применение в последние годы когнитивных концепций в социологии и других общественных науках выдвигают на первый план теорию цикличности, использующую объяснительные схемы когнитивных наук и теории информации. Такой подход был разработан ленинградским математиком С.Ю.Масловым [10, 11] и в настоящее время активно развивается в ряде исследований московского философа и социолога В.М.Петрова и его коллег [14-16].
  С.Ю.Маслов выдвинул гипотезу о влиянии на периодичность изменений в социокультурной сфере смены типов сознания, свя-заной определенным образом с различием между функциями левого и правого полушарий человеческого мозга*.
  К "левополушарным" процессам в психологии относят так называемые аналитические процессы, связанные с расчленением воспринимаемого объекта, выделением в нем отдельных признаков, граней, аспектов, с последовательной "порционной" обработкой поступающей локальной информации, по аналогии с ЭВМ, решающей задачу по вполне определенному заранее заданному алгоритму. К процессам такого рода относятся речевая деятельность человека, рефлексия - осознание человеком своей собственной психической деятельности. Эти процессы отличаются точностью, объективностью, для них характерна опора на разум (а не на чувство), рациональное осмысление действительности.
  "Правополушарные" процессы принято называть синтетическими. Это наиболее древние, "архаические" процессы целостного восприятия объектов, без выделения отдельных свойств, параллельной обработки "глобальной" информации. Для этих
 х За открытие функциональной асимметрии правого и левого полушарий, отвечающих соответственно за пространственно-образное и логико-вербальное типы мышления, Р.Сперри в 1981 г. была присуждена Нобелевская премия.

           стр. 6 (из 11)           След. >>

Список литературы по разделу